«И была битва великая и сеча злая…»

«И была битва великая и сеча злая…»



Церковные писатели XIII века называли монголо-татарское нашествие наказанием Божиим за междоусобные войны русских князей.

В то же время ряд историков считает, что монгольское иго способствовало сплочению русских княжеств. Но процесс объединения княжеств проходил далеко не мирным путем, кровавые междоусобицы происходили и во время монголо-татарского ига. История соперничества Москвы и Твери, особенно Юрия Даниловича, князя Московского и Михаила Ярославича, князя Тверского яркое тому подтверждение.

Борьба между ними велась за уделы Переславль-Залесский, Кострому, Городец, Нижний Новгород, за влияние в Новгороде. В 1305 году, в Орде Михаил Тверской сумел перебить цену московского князя Юрия, который также участвовал в аукционе по продаже ярлыка на великое княжение, и получил его.

Вернувшись на Русь, он пошел с войском на Москву, но взять ее не сумел. Во втором походе в 1308 году Михаил «наделал много зла», но города также не взял.

После повторного получения в 1315 году ярлыка от нового хана Узбека Михаил пошел вместе с татарами на Новгород, который решил отказаться от Михаила и пригласил на княжение Юрия Даниловича. Совместно с татарами Михаил разгромил новгородцев, «которые потеряли много мужей добрых, бояр и купцов, и потерпели совершенное поражение».

Юрий, князь Московский в это время находился в Орде, здесь он породнился с ханом, вступив в брак с его сестрой Кончакой, принявшей крещение. Сарай, золотоордынская столица являлся центром Сарайской епархии, здесь уже полвека находилась епископская кафедра, которую на тот момент возглавлял епископ Варсонофий, вероятно, он и крестил сестру хана с именем Агафья.

Правитель Орды Узбек, хоть и взошел на Ордынский престол при помощи происламских сил, ислам принял спустя семь лет. Поэтому, в этом вопросе он еще руководствовался предписаниями индифферентной Ясы Чингисхана. Для укрепления своего влияния на Руси, он избрал такой способ – выдал сестру замуж за князя Московского, а князю вручил ярлык на княжение во Владимире.

По возвращении из Орды Юрий Данилович решил восстановить утраченные позиции и сразу же двинул свое войско против Михаила Ярославича. Тверского князя сопровождало войско монгольского темника Кавгадыя, отряды хивинцев и мордвы. Иноземцы, как пишет Костомаров, «вступивши в тверскую землю… без разбора жгли всякое жилье, попадавшееся на пути, и мучили разными муками людей, которых захватывали в свои руки».


Михаил Тверской, узнав о приближении противника, выступил против объединенного войска москвичей и татар. 22 декабря 1317 года у села Бортенева произошла битва. Из нее победителем вышли тверичане, в плен попала молодая жена московского князя Кончака и его брат Борис. Юрию Даниловичу удалось ускользнуть в Новгород, а Кавгадый на следующий день сам сдался в плен.

Сложившуюся ситуацию надо было объяснять хану, и Юрий совместно с новгородцами, князьями Суздальско-Ростовской земли, боярами от русских городов выехали в Орду, где выдвинули против Михаила Тверского целый ряд обвинений, среди которых обвинение в умерщвлении сестры хана, которая умерла в плену. Есть предположение, что ее отравили противники Михаила.

Михаил Ярославич был вызван для разбирательств в ставку хана. Князь понимал, что поездка туда равнозначна смерти. Но все равно поехал, т.к. прекрасно знал, что отказ приведет к очередному набегу кочевников и разорению Тверского княжества. После несправедливого ханского суда Михаил Тверской был умерщвлен. Князя убили за Тереком, у перевала, названного впоследствии Крестовым, во время похода Узбека в Персию.

Ценой собственной жизни князь Михаил сохранил жизни тысяч русских людей, он умер достойной христианской смертью. Спустя два столетия Русская Церковь причислит Михаила Тверского к лику святых.

В противостоянии Твери и Москвы, в итоге победила последняя, но методы Юрия Даниловича по укреплению власти и возвышению Москвы не могут вызывать ни понимания, ни оправдания.

 

Источник ➝

Украинские «добробатовцы»: штрихи к реальным портретам

alt

Как только речь заходит о снискавших себе самую что ни на есть недобрую славу на Донбассе «добровольческих батальонах», появившихся на Украине весной 2014 года и сыгравших одну из главных ролей в превращении гражданского противостояния на Востоке страны в жестокий вооруженный конфликт, большинство представляет себе толпу отъявленных националистов, фанатичных поклонников Бандеры и УПА, таким образом воплотивших в жизнь свою заветную мечту о «резне москалей». На самом деле это не совсем так…

Вне всяких сомнений, приверженцев ультранационалистической идеологии в «Азове», «Айдаре», «Донбассе», «Торнадо» (*экстремистские организации, запрещены в РФ) хватало с лихвой.

Однако следует отметить, что «бандеровцами» как в самой «нэзалэжной», так и за ее пределами совершенно справедливо называют в основном выходцев из ее западных регионов. Однако как раз эта публика за все время войны на Донбассе на передовую особо не рвалась, считая, что петь дифирамбы «воякам УПА*» и клясть «москалей» гораздо комфортнее на собственной кухне под горилку с салом, чем в простреливаемых окопах или на блокпостах. По статистике, в «добробатах» полно было уроженцев тех областей Украины, где национализм никогда не преобладал. Так в чем же дело?

Этот вопрос, по большому счету, следовало бы адресовать в первую очередь психологам. Как на «майдане», так и в порожденных им карательных батальонах громадный (без всякого преувеличения) процент людей представлял из себя самых обычных... неудачников! Кого там только ни было: прогоревшие бизнесмены, уволенные по компрометирующим мотивам госслужащие, неудавшиеся общественники. А уж творческих личностей — от музыкантов до художников, вообще хоть пруд пруди! Это не досужие выдумки: в первые год-два «патриотического подъема» (2014-2015) биографиями подобных личностей, нашедших на Донбассе свой бесславный конец, местные СМИ и интернет-порталы различных «патриотических» организаций были просто переполнены. Материал для исследования имелся богатейший.

Вся эта публика не сумевшая реализовать себя в нормальной жизни и категорически не желавшая упорно трудиться для получения каких-либо достижений как в материальном, так и в социальном плане, хлынула на «майдан», видя в нем единственную возможность выделиться, прославиться, «подняться» и воспарить над нестерпимыми серыми буднями. И они все это получили сполна! Официальный Киев превозносил разрушивших страну погромщиков, провозглашая их «героями» и награждая высшими орденами. Следующей такой возможностью для этой компании стала АТО, куда многих из них, по правде говоря, сперва отправляли чуть ли не принудительно, обещая при этом легкую и необременительную прогулку по трупам «сепаров». Для «майданных» скакунов и прибившихся к ним маргиналов это было возможностью не возвращаться к унылой обычной жизни, новым увлекательным приключением. Они шли воевать и убивать ради развлечения, «ради процесса», вот что самое страшное.

Меркантильный момент? До 70% «добробатовцев» изначально вообще не значились ни в каких списках и штатных расписаниях, соответственно, и денежного довольствия не получали. Даже кормили их, как правило, представители еще одного лихого племени, порожденного тем окаянным временем, – «волонтеры», а никак не государство, которое они вроде бы «защищали». Нет, изначально в «батальонах» были и те, кто шел убивать собственных сограждан ради выгоды и удовлетворения своих садистских наклонностей. Причем в весьма немалом количестве. Мародерство, грабежи, похищение людей с целью получения выкупа, изуверские пытки и расправы – этим «добровольческие батальоны» на Донбассе «прославились» сполна.

В 2014 году в Киеве и других областных центрах резко возросло количество автомобилей, в основном престижных и дорогих «иномарок» с номерными знаками Донецкой и Луганской областей. Беженцы? Вовсе нет. Да, определенный процент тех, кто бежал от войны, спасая семью и остатки имущества, среди этих водителей был. Но по большей части в кабинах машин с «донбасскими» номерами сидели мародеры-«батальонщики». Бизнес на автомобилях, угнанных и «отжатых» в «зоне АТО» у местного населения, стал одной из прибыльнейших статей дохода «батальонов». «Мерседесы», «Лексусы», «БМВ», продаваемые за бесценок, стали одной из их «визитных карточек».

Конечно, машинами дело не ограничивалось. Электроника, бытовая техника, даже одежда и посуда – как с разграбленных складов, так и из квартир «сепаратистов», хлынули в мирные регионы Украины потоком. Главная заслуга в этом опять-таки принадлежит «батальонам». Те, кто шел на войну мародерствовать, взяли свое сполна. Это, в свою очередь, исчерпывающе объясняет готовность многих их бойцов подставлять головы под пули, не имея официального статуса и как результат – денежного содержания от государства. Какая еще зарплата? Выдали автомат — крутись, как можешь. Они и крутились…

Наиболее ушлые лидеры и бойцы «добробатов», вовремя сориентировавшись, пошли на службу к олигархам. Первым среди таковых стал Игорь Коломойский. Но не единственным. Некоторые из них со временем были вынуждены уйти «под руку» ВСУ и Нацгвардии, сделав карьеру в этих структурах. Кто-то, например, пресловутый Билецкий со своим «Азовом», сумел конвертировать кровавое «геройство» в политическую карьеру, кто-то — в большие или меньшие деньги. Подавляющее же большинство оставшихся в живых батальонщиков выродилось в самых обычных бандитов – каковыми они, собственно, и являлись с самого первого дня.

Let's block ads! (Why?)

 

Индийский генерал: В стоимость АК-203 для Индии входят и передаваемые технологии

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх