Кого предал генерал Смысловский?

Генерал-майора Бориса Смысловского в российских источниках практически повсеместно сопровождает клеймо «предатель».

Потомственный военный

Борис был первым из семи детей в семье подполковника Алексея Смысловского (1874—1935) и дочери командира Гренадерского корпуса, генерала от инфантерии, героя русско-турецкой войны 1877—1878 годов Николая Николаевича Малахова (1827—1908, могила не сохранилась) Елены (1875—1968).

По окончанию 1-го Московского Екатерины II кадетского корпуса он поступил в Михайловское артиллерийское училище и по выпуску в звании прапорщика направлен в войска.

С 1 ноября 1915 года на фронтах Первой мировой в составе 2-й батареи Лейб-гвардии 3-й артиллерийской бригады. Летом 1916 года проявившего себя Смысловского из полевых командиров переводят в штаб. Однако по воспоминаниям бывшего «быховского узника», полковника Генерального штаба Сергея Николаевича Ряснянского (1886—1976) «Во время Первой мировой войны он был на фронте очень мало и быстро „устроился“ в штаб Гвардейского корпуса при своём дяде инспекторе артиллерии…» и получил направление на ускоренные курсы штабных работников, открытые при Николаевской академии Генерального штаба в Петербурге. Окончить обучение ему помешала Февральская революция, пришлось возвращаться на фронт. В конце 1917 года Смысловский уже в Москве, где принимает участие в боях на Арбате, противостоя большевикам во время Октябрьского вооружённого восстания в Москве с 25 октября (7 ноября) по 2 (15) ноября 1917 года, положившего начало Гражданской войне в России. 1 ноября 1917 года он получил контузию и ранение в ногу и скрывался на квартире у своего двоюродного дяди — известного хирурга Григория Евгеньевича Стеблин-Каминского (1876—1959), знаменитого тем, что в 1912 году впервые произвёл операцию по смене пола, который прооперировал его в домашних условиях. После выздоровления Борис возвращается в Петроград, там призывается в формируемую Красную Армию, куда был принят на службу по протекции своего дяди — отставного генерал-лейтенанта Русской Императорской армии, военспеца РККА по артиллерии Евгения Константиновича Смысловского (1868 —1933). Позднее, 26 ноября 1930 года, Евгений Константинович будет арестован по делу «Весна» и 18 июля 1931 года приговорён к высшей мере наказания. Расстрел заменили 10-ю годами ИТЛ, но уже 4 ноября 1932 года отпустили по состоянию здоровья, и ровно год спустя тот умрёт в Москве от инсульта. Но красным Смысловский служит недолго и уходит в Финляндию, к барону Маннергейму офицером связи (по другим данным – вообще ни там, ни там не служил, во всяком случае, присяги на верность большевикам не давал – прим. авт.). Затем перебирается на Дон и воюет уже против красных младшим офицером в батарее лейб-гвардии 3-й артиллерийской бригады Вооружённых сил юга России (ВСЮР).

 

В Гражданской войне против красных Смысловский воевал храбро, пройдя с боями от Таврии до Киева, был ранен. Однако по воспоминаниям того же Ряснянского, во время Бредовского похода Смысловский с двумя приятелями был арестован за нарушение воинской дисциплины, а затем и вовсе сбежал с ними в Польшу. Осенью 1920 года поступил на службу в сформированную Борисом Викторовичем Савинковым (1879 — выбросился или был выброшен сотрудниками ОГПУ из окна 5-го этажа здания на Лубянке в Москве 5 мая 1925) от имени Русского политического комитета на территории Польши и формально подчинённую Петру Николаевичу Врангелю (1878—1928) Белую 3-ю Русскую армию, где стал сотрудником оперативного отдела в армейском штабе. Через некоторое время Смысловского назначили на должность начальника разведывательного отделения. Впрочем, командующий армией генерал-лейтенант Борис Сергеевич Пермикин (1890—1971), который говорил подчинённым: «Война не страшна ни мне, ни вам. Ужасно то, что братьям довелось убивать братьев. Чем скорее мы покончим с этой войной, тем меньше жертв. Жителей не обижать, а пленному — первый кусок хлеба. Для большевиков всякий солдат, свой или чужой — ходячее пушечное мясо! Для нас он, прежде всего, человек, брат и русский!» вспоминал о Смысловском в негативных тонах: «все его успехи свелись к развалу агентурной сети и разворовыванию денег».

В октябре 1920 года в составе частей 3-й Русской армии Смысловский был переброшен на Украину, где она совместно с армией Украинской Народной Республики (УНР) разгромила наголову 4-ю армию красных третьего формирования под командованием бывшего подполковника Русской Императорской армии Александра Дмитриевича Шуваева (1886—1943), созданную приказом РВС Западного фронта РСФСР от 11 июня 1920 года из частей Северной группы 15-й армии, и существенно потрепала 16-й армию красных под командованием сына эстонского крестьянина, бывшего штабс-капитана Русской Императорской армии, выпускника Николаевской военной Академии Генерального штаба, военного разведчика Александра Ивановича Кука (наст. — Кукк, 1886—1932). Однако в ноябре 3-я Русская армия понесла тяжёлые потери в результате столкновений с созданной постановлением РВСР от 4 июня 1919 года на базе 2-й Украинской советской армии 14-й армии красных и отступила обратно на территорию Польши. Смысловский вместе с другими офицерами был уволен, но остался в Польше, обосновался в Варшаве, где в межвоенный период проживали десятки тысяч русских эмигрантов, и даже получил польское гражданство. Беда только, прокормить жену Александру Фёдоровну (урождённую Иванову, 1898—1975) и маленькую дочь Марину (1922—1998) ему удавалось с трудом.

 

В середине 1920-х годов он отправился в немецкий вольный город Данциг (город-государство, образованное 10 января 1920 года, ныне — Гданьск, Польша, ЕС — прим. авт.), где окончил Политехнический институт по специальности «механическая обработка дерева». Получив диплом инженера, вернулся в Польшу и устроился торговым агентом на мебельную фабрику в пригороде Варшавы. Ни предпринимательство, ни коммивояжёрство не прельстили Смысловского. В 1928 году он переехал в Германию, где поступил на службу в рейхсвер, был направлен на разведывательные курсы при Войсковом управлении (Руководство сухопутных войск Германии состояло из пяти управлений. Войсковое — Truppenamt — фактически Генеральный штаб — прим. авт.) и проучился там до 1932 года.

Вторая мировая

В июле 1941 года на северном участке Восточного фронта под командованием Смысловского был сформирован «Русский учебный батальон» (впоследствии — «Особая дивизия R» под командованием фон Регенау, это был один из псевдонимов Бориса Смысловского, также его звали и Арту́р Хольмстон — прим. авт.). Он считал, что даже после частичного разгрома Советской России, Германии долго придётся воевать против англо-саксонского мира, поэтому в результате победы на Восточной фронте, в Москве будет образовано союзное Германии правительство из поддержавшего её русского офицерства. А поскольку «им будет не до нас, мы получим полную свободу политического действия». Однако Гитлер считал, что после победы было бы лучше всего поручить управление страной… Сталину, потому что «он как никто другой умеет справляться с русскими».

С 1942 года под руководством Бориса Смысловского было образовано 
12 разведывательных школ по шпионско-диверсионной деятельности 
в тылу Красной Армии и борьбе с партизанами. К 1943 году курсантов 
из числа бывших эмигрантов, военнопленных и перебежчиков достигло 
10 000 человек, и формирование стало называться «Зелёная армия особого назначения». В 1943 году он произведён в полковники, а его разведывательная дивизия получила статус строевой и приняла участие в боевых действиях.

Несмотря на то, что многочисленные российские антисоветские формирования воевали на стороне Третьего Рейха под ныне официальным российским триколором, у Смысловского и создателя и руководителя Русской освободительной армии (РОА) генерал-лейтенанта РККА Андрея Андреевича Власова (1901 — повешен 1 августа 1946) при всём уважении к тому сложились неприязненные отношения. Несколько личных встреч (встречались трижды по рекомендации немецкого Генерального штаба) не способствовали объединению сил. Власов в своей кадровой политике делал упор на «советских граждан, обманутых большевиками», Смысловский же комплектовал свои подразделения, опираясь бывших офицеров Белой армии и эмигрантов первой волны, как сразу не принявших строй и планы большевиков. К исходу войны к нему присоединился даже претендент на наследование российского престола Глава Российского Императорского Дома Великий князь Владимир Кириллович Романов (1917—1992).

В конце 1943 года Смысловский отказался подписать Смоленское воззвание «Русского комитета» Власова и был обвинён в поддержке Армии Крайовой, Народно-трудового союза (НТС) и Украинской Повстанческой армии (УПА), действовавших против Красной Армии. 
А за отказ выдать Гестапо посетившего его штаб лидера украинских националистов Полесской Сечи полковника Тараса Дмитриевича Боровца, известного в народе как Тарас Бульба-Боровец (1908—1981), Смысловский был арестован и полгода находился под следствием. Тем временем, в декабре 1943 года, дивизия была расформирована, и немцы лишились потока разведывательной информации. В результате, Смысловский был полностью реабилитирован и награждён орденом Заслуг Германского орла, а Генштаб в апреле 1944-го предложил ему возглавить всю работу в тылу советских войск. Однако Смысловский поставил условия, при которых он согласен вновь возглавить дивизию:
расширение русских военно-разведывательных формирований;
санкция на их существование от политического руководства Третьего рейха;
предоставление всех прав и средств для организации антисоветского партизанского движения на территории Советского Союза;
деятельность его дивизии ограничивается только Восточным фронтом и ведётся только против СССР.

Верховное командование приняло эти условия и сформировало штаб особого назначения при ОКХ, передав в ведение Смысловского 
12 учебных батальонов вермахта.

 

4 апреля 1945 года дивизия Смысловского получила наименование Первая Русская национальная армия, а её командир был произведён в генерал-майоры вермахта, хотя, как и РОА Власова, она получила статус союзной армии, а не подразделения в составе вермахта. Смысловский добился передачи 3-й дивизии РОА под своё командование, однако командир дивизии, бывший полковник РККА, генерал-майор Михаил Михайлович Шаповалов (1898—1945) выполнить приказ отказался. 
18 апреля 1-я РНА начала отступление на Запад, завершившееся в ночь на 3 мая выходом в княжество Лихтенштейн. Смысловский вывел вверенные ему части и Великого князя Владимира Кирилловича в Лихтенштейн, который оставался независимым и нейтральным на протяжении всей войны. Однако Великий князь и его свита, как не входившие в состав 
1-й РНА под защиту приняты не были, и им пришлось вернуться в оккупированную Красной Армией Австрию.

Несмотря на требования советских властей выдать «коллаборационистов» Смысловского и его подчинённых, правительство Лихтенштейна отказалось это сделать, мотивировав отсутствием юридической силы Ялтинского соглашения на территории нейтрального княжества. Однако среди военнослужащих 1-ой РНА нашлись те, кто поверил увещеваниям советских представителей и решил вернуться в СССР. Практически все они были казнены. Хотя зять Смысловского (вернее, отец внучки Катаржины – Екатерины Семёновны Смысловской, родившейся в 1945 году, Семён Шаронов – прим. авт.), после фильтрационного лагеря, утаив о своих родственных связях, сумел вернуться в СССР, где и умер 
39-летним в 1959 году на своём хуторе в Волгоградской области. А не поверившим большевикам правительство княжества в 1948 году предоставило возможность эмигрировать в Аргентину. Там в 1948—1955 годах Борис Смысловский являлся советником по борьбе с терроризмом президента страны Хуана Перона. В 1966 году вернулся в Лихтенштейн, где и умер в 1988 году. По другим данным, по возвращению из Аргентины, до 1973 года служил советником Генерального штаба Вооружённых сил Федеративной республики Германии, где основал Российское военно-освободительное движение «Суворовский союз».

***

«Предателю», который был далеко не святым, но никого не предавал, а всю свою жизнь посвятил борьбе с большевизмом, лишившим его Родины, посвящён снятый в 1992 году режиссёром Робером Энрико франко-швейцарский (кинокомпании MC4 и Duckster Productions), основанный на реальных событиях, художественный фильм «Ветер с Востока» 
(Vent d’Est), в котором генерала Бориса Смысловского сыграл великий британский актёр Малкольм Макдауэлл. Для осознания момента рекомендую. Кинокартина есть в открытом доступе.

Источник ➝

«Использовать опыт Хорватии»: О заявлениях властей Украины по Донбассу на Мюнхенской конференции

alt

Военнослужащие 46-й бригады ВСУ

Президент Украины Владимир Зеленский во время проходившей в Германии 56-й Мюнхенской конференции по вопросам безопасности отметился очередным оригинальным заявлением, озвучив идею о «совместном патрулировании границы между Востоком Украины и Россией», которое, по его мнению, сможет обеспечить проведение гипотетически обсуждаемых выборов в регионе. Что это за новации, и для чего они вдруг понадобились Киеву?

Напомним, одним из самых болезненных вопросов, неумолимо встающих при любой попытке достигнуть взаимопонимания по кардинальным вопросам, касающимся урегулирования военного конфликта, идущего в регионе, является момент контроля над границей между Донбассом и Россией во время проведения в республиках выборов.

Тех самых, за которыми теоретически должна будет последовать их реинтеграция в состав Украины в особом статусе. То есть фактически выполнение Минских договоренностей.

Киев вот уже сколько лет с непробиваемым упрямством настаивает на том, что граница накануне выражения жителями региона своего волеизъявления должна быть передана под контроль украинских силовиков. Москва, равно как и лидеры ДНР и ЛНР, с этим категорически не согласны — по вполне объяснимым причинам: понятно, какие там устроят «выборы».

Зеленский говорит о варианте, являющемся вроде бы первым реальным шагом к хоть какому-то компромиссу. При нем в составе обеспечивающих безопасность границы групп должны будут входить как украинцы, так и представители республик, а также сотрудники миссии ОБСЕ. На первый взгляд, уже прогресс. Но только на первый. Конкретизировавший слова лидера государства глава МИД Украины Вадим Пристайко все в том же Мюнхене оговорился: Киев стремится «использовать опыт Хорватии» для того, чтобы обеспечить безопасность на территории Донбасса.

И вот это уже совсем другой поворот. Дело в том, что с идеей реализации на Донбассе хорватского сценария давно носится никто иной, как один из главных сторонников силовой «деоккупации» региона и непримиримой конфронтации с его защитниками – министр внутренних дел Украины Арсен Аваков. Кстати, интересная деталь: на всех международных мероприятиях, где поднимаются вопросы урегулирования конфликта на Востоке и выполнения Минских соглашений, он не просто сопровождает Зеленского, а буквально маячит у него за спиной, словно надсмотрщик. Так было и в Мюнхене. Мысль о совместном патрулировании во время выборов, только не границы, а всей территории, неподконтрольной сегодня Киеву, он пытался протолкнуть и ранее.

Очевидно, именно он вдохновил на подобные мысли и президента. Зеленский еще накануне предыдущей нормандской встречи высказывался насчет создания на Донбассе «муниципальной варты» в таком же смешанном составе, который и был им озвучен в Мюнхене. При этом в предложениях было изначально заложено как минимум одно двойное дно, делающее их однозначно неприемлемыми: по задумке Киева, ДНР и ЛНР в этих формированиях должны были представлять лица, ни в коем случае «не участвовавшие ранее в боевых действиях». А вот относительно украинской стороны никаких подобных ограничений не было и в помине. В ЛНР по этому поводу, помнится, президента послали весьма конкретно и далеко, заявив, что в один строй «с убийцами и мародерами» не встанут ни при каких обстоятельствах. Казалось бы, тема закрыта...

И вот в Мюнхене старые песни зазвучали на новый лад. В сочетании с высказанными там же Зеленским претензиями о заключении мира на Донбассе «на условиях Украины» по той причине, что у нее «сильнейшая в Европе армия», и провозглашенным желанием общаться не с лидерами ДНР и ЛНР, а «со всем народом Донбасса напрямую», впечатление складывается тягостное. На движение к реальному урегулированию конфликта это нисколько не похоже. Являются ли хорватские мотивы и тому подобное пустословие Зеленского ответом на прямой вопрос Владимира Путина о том, намерен ли он выполнять Минские соглашения? Увы, очень похоже, что да.

Let's block ads! (Why?)

 

Истребители F-15I могут заменить F-35 в израильских закупках

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх