Титаны и титаники атомного флота



40 лет назад, 27 декабря 1977 года, на Балтийском заводе в Ленинграде был спущен на воду первый отечественный надводный боевой корабль с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) – тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров» проекта 1144 «Орлан». В строй он вступил ровно через три года и три дня.

Понятие «атомный флот» в массовом обычно ассоциируется с подводными лодками. Это понятно – ведь морская ядерная энергетика наибольшее распространение получила именно на субмаринах. Но и создатели надводных боевых кораблей не обошли ее вниманием.

Гонка морских вооружений между США и СССР привела, пусть и с большим разрывом во времени, к появлению в составе флотов сверхдержав крупных надводных боевых кораблей с ЯЭУ.

Первым в истории стал американский ракетный крейсер «Лонг Бич» с двумя ядерными реакторами C2W, обеспечивавшими этой громадине механическую мощность 80 тысяч лошадиных сил. Он вступил в строй в 1961 году, и почти одновременно военно-морские силы США пополнились первым в мире атомным авианосцем «Энтерпрайз». При водоизмещении около 90 тысяч тонн он имел восемь реакторов типа А2W суммарной мощностью турбин 280 тысяч лошадиных сил.

В следующем году Пентагон получил еще один атомоход. Ракетный фрегат «Бейнбридж» имел водоизмещение почти вдвое меньше, чем «Лонг Бич», но все равно это была крупная боевая единица, оснащенная двумя реакторами типа D2G при мощности турбозубчатых агрегатов 60 тысяч «лошадей». Так командование ВМС США сформировало первое полностью атомное авианосное ударное соединение в составе «Энтерпрайза» с сопровождением из крейсера и фрегата.

В дальнейшем США построили еще десять тяжелых атомных авианосцев типа «Нимитц», последний из которых, «Джордж Буш», был принят в состав флота в 2008 году («Битва авианосцев»). На этих кораблях при «энтерпрайзовской» мощности механизмов количество реакторов за счет более высокой тепловой мощности сокращено до двух – типа А4W. А старина «Энтерпрайз» продемонстрировал удивительное (в сравнении, увы, с крупными российскими боевыми кораблями) долголетие. Он был официально исключен из состава флота только в 2017-м.

Программа строительства атомного авианосного флота США продолжается. В нынешнем году ВМС получили авианосец «Джеральд Форд». На очереди – еще три таких гиганта, один из которых, «Джон Кеннеди», уже строится.

В 1967–1980 годах США обзавелись семью атомными ракетными фрегатами типа «Тракстан», «Калифорния» и «Вирджиния», продолжающими родословную «Бейнбриджа». Впоследствии они были переклассифицированы в ракетные крейсеры, сравнявшись в ранге с «Лонг Бичем». Таким образом, всего США имели девять атомных крейсеров, вооруженных в разной комплектации зенитными (TALOS, «Терьер», «Тартар», «Стандарт»), противолодочными (ASROC) и ударными («Гарпун», «Томагавк») ракетными комплексами, причем часть их ракет, включая некоторые ЗУР, имела ядерное снаряжение.

Однако продолжительность их службы оказалась не столь длинной, как у атомных авианосцев, для охраны которых эти крейсеры, собственно, и строились. Все они были выведены из боевого состава ВМС в середине 90-х. В принципе для кораблей океанской эскортной группы таких размеров и водоизмещения (у большинства порядка 10 тысяч тонн) ЯЭУ давали только одно преимущество – отсутствие необходимости частой заправки топливом. Но что касается скорости хода, из-за большой удельной массы таких установок (в значительной мере обусловленной наличием биологической защиты) она оказалась даже ниже, чем у кораблей такого же класса с газотурбинной энергетикой. И теперь американцы сопровождают свои авианосцы газотурбинными крейсерами и эсминцами, включая в такие соединения эскадренные танкеры-заправщики.

Однако применительно к тяжелым оперативно-стратегическим (позволю себе с учетом многообразного спектра решаемых ими боевых задач такое определение) авианосцам, учитывая их колоссальные размеры, американцы альтернативы ЯЭУ не видят. Здесь параметр «стоимость/эффективность» действует однозначно в пользу авианосцев, доказывая с точки зрения штатовской военно-морской мысли справедливость тезиса о том, что в надводном флоте атом выгоден для кораблей-гигантов, а не для середнячков. И в обозримом будущем авианосцы типа «Нимиц» и «Форд» останутся основой надводной боевой мощи американских ВМС, инструментом быстрого проецирования силы в любой район земного шара, находящийся в пределах радиуса действия палубной авиации.

Как известно, свой атомный авианосец водоизмещением 40 тысяч тонн с хвостиком, названный «Шарль де Голль» (https://vpk-news.ru/articles/33938), в 2001 году построили и французы, но ему до американских монстров далековато. Англичане же так и не решились применить ЯЭУ на своем новейшем «Куин Элизабет» («Кто против «королевы») из-за бюджетных ограничений.

Спасите наши туши

В США вовсю шло строительство боевых атомных надводных кораблей, а Советский Союз уже дал на это свой ответ, передав гражданскому флоту в декабре 1959-го линейный ледокол «Ленин» («Мечта полярника»). Гласность при его строительстве была для нашей страны беспрецедентной – после спуска на воду смотреть на атомоход водили на Адмиралтейский завод экскурсии ленинградских школьников. Еще бы – ведь он стал таким же узнаваемым в мире отечественным корабельным брендом, как и крейсер «Аврора». Собственно, «Ленин» хронологически был первым в истории техники надводным судном с ЯЭУ. Но мирным. С одним, правда, неафишировавшимся «но» – на случай войны предусматривалась возможность вооружения «Ленина» по мобилизационному варианту, в частности 45-мм счетверенными зенитными автоматическими зенитными установками СМ-20.

Затем была серия из шести построенных на Балтийском заводе более совершенных атомных ледоколов типа «Арктика» (проект 1052, головной принят в эксплуатацию в 1975 году). Разведка НАТО засекала эти ледоколы во время ходовых испытаний, что называется, во всеоружии. Например, ледокол «Россия» шел, ощетинившись универсальной артиллерией (76-мм АУ АК-176) и зенитными автоматами (30-мм АК-630). После испытаний средства обороны, разумеется, сняли, но сомнений в том, что отечественный атомный ледокольный флот (развитие которого продолжается) готов при необходимости поднять военно-морской флаг, подкрепленный соответствующими аргументами, нет.

Любопытно, что на рубеже 50–60-х в СССР рассматривался вопрос об оснащении ядерными энергоустановками китобойных баз, что обеспечило бы им беспрецедентную автономность. Но тут советские ученые, несмотря на заинтересованность моряков, озадачились тем, что радиоактивные изотопы, оказавшиеся в атмосфере из-за испытаний ядерного оружия, могли попадать на туши китов, разделываемые на палубах китобаз. Недоброжелатели Советского Союза, включая конкурентов по китобойному промыслу, не преминули бы обвинить в этом ядерную энергетику такого судна. Это было чревато серьезными политико-экономическими издержками. От идеи атомных китобаз отказались.

«Фугасом» по мордасам

В советских судостроительных КБ работали над проектами не только гражданских атомоходов. Предложения о строительстве авианосцев не находили понимания у Хрущева, а над атомными крейсерами-ракетоносцами уже тогда трудились всерьез.

В 1956 году советское руководство приняло новую программу военного кораблестроения, которая предусматривала, среди прочего, создание атомного ракетного крейсера КРЛ-Р по проекту 63. Корабль, превосходящий американский «Лонг Бич» по водоизмещению и боевой мощи, должен был вступить в строй одновременно с ним – в 1961-м. Всего предусматривалось построить к середине 60-х семь таких крейсеров. Но на стадии согласования проекта возникли сомнения относительно устойчивости КРЛ-Р к массированным ударам авиации противника в удаленных районах океана, в результате чего в 1959 году проект закрыли. Действительно, если американский «Лонг Бич», охраняя авианосец, сам был прикрыт его истребителями от ударов советских дальних бомбардировщиков-ракетоносцев берегового базирования Ту-16К и Ту-95К, то у КРЛ-Р такой защиты не было (что, впрочем, не помешало построить четыре паротурбинных ракетных крейсера проекта 58 типа «Грозный»).

Однако задумка не умерла, и после удаления с политической сцены Хрущева, негативно относившегося к крупным надводным кораблям, в СССР вновь стали прорабатывать проекты на основе ЯЭУ. Начали, однако, со сторожевого корабля, трансформировавшегося затем в большой противолодочный. Постепенно он, наращивая «проектные мускулы», переклассифицировался в тяжелый атомный ракетный крейсер. Проект назвали «Фугас». В дальнейшем он получил наименование «Орлан» и номер 1144. По нему на Балтийском заводе в Ленинграде заложили пять кораблей – «Киров», «Фрунзе», «Калинин», «Юрий Андропов» и «Дзержинский». Пятый корпус, впрочем, решили не достраивать и разобрали, а «Юрий Андропов» вступил в строй уже после распада СССР, в 1996 году, под хорошо известным ныне названием «Петр Великий». На каждом таком крейсере установлены по два 300-мегаваттных реактора КН-3.

Первые три крейсера, вступившие в строй в 1980–1988 годах, впоследствии в процессе протекавшей параллельно с закатом ВМФ бывшего СССР его десоветизации были переименованы в «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Нахимов». Ныне в боевом строю реально находится только «Петр Великий».

Появление в ВМФ СССР тяжелых атомных ракетных крейсеров типа «Орлан» вызвало на Западе понятную обеспокоенность. Два десятка дальнобойных КР «Гранит», в том числе с ядерными боевыми частями, мощнейшее зенитное ракетное и противолодочное вооружение (тоже в ядерном оснащении), три вертолета на борту и высокая живучесть этих плавучих крепостей произвели на военно-морские штабы НАТО неизгладимое до сих пор впечатление. Учитывая высокий ударный и оборонительный потенциал новых русских кораблей, их размеры (длина – четверть километра) и водоизмещение (28 тысяч тонн), противник классифицировал их как линейные крейсеры, считая проект «Орлан» качественно новой реинкарнацией линкоров Второй мировой. «Лонг Бич» и его «одноклассники» в сравнении с «Орланами» выглядели бледновато.

Однако крупнейшими в отечественном флоте атомными боевыми кораблями эти наши крейсеры числились недолго. В конце 1988-го был завершен невиданный ни в одном из других флотов мира большой атомный разведывательный корабль ССВ-33 «Урал» проекта 1941 «Титан». Водоизмещение «Урала», предназначенного для многофункциональной разведки и слежения за космическими объектами автономно в течение почти года, достигло 35 тысяч тонн. Собственно, заказал корабль не флот, относившийся к титану довольно прохладно, а Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Флотское командование, как утверждают некоторые историки, как раз добилось, чтобы второй такой корабль (на чем якобы настаивало ГРУ) не закладывали, ибо он препятствовал бы достройке серии тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144 и атомных ледоколов.

Судьба самого «Урала» в связи с распадом СССР оказалась незавидной – так толком и не послужив Отечеству, он по прибытии на Тихоокеанский флот был вскоре поставлен на прикол и тихо умер, оказавшись списанным в 2002 году.

Корпус еще одного советского боевого атомохода – тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск» проекта 11437, строившегося в Николаеве, в 1992-м был порезан на металлолом по решению правительства незалежной. Будь он построен, Советский Союз (если бы не оказался развален стараниями высшей партноменклатуры) становился бы обладателем тяжелого атомного авианосца (а планировался и второй такой корабль), весьма близкого по своим тактико-техническим элементам атомным авианосцам США. На нем были предусмотрены даже аналоги американских самолетов ДРЛО Е-2 «Хокай» – Як-44. Но не судьба.

 

Источник ➝

Украинские «добробатовцы»: штрихи к реальным портретам

alt

Как только речь заходит о снискавших себе самую что ни на есть недобрую славу на Донбассе «добровольческих батальонах», появившихся на Украине весной 2014 года и сыгравших одну из главных ролей в превращении гражданского противостояния на Востоке страны в жестокий вооруженный конфликт, большинство представляет себе толпу отъявленных националистов, фанатичных поклонников Бандеры и УПА, таким образом воплотивших в жизнь свою заветную мечту о «резне москалей». На самом деле это не совсем так…

Вне всяких сомнений, приверженцев ультранационалистической идеологии в «Азове», «Айдаре», «Донбассе», «Торнадо» (*экстремистские организации, запрещены в РФ) хватало с лихвой.

Однако следует отметить, что «бандеровцами» как в самой «нэзалэжной», так и за ее пределами совершенно справедливо называют в основном выходцев из ее западных регионов. Однако как раз эта публика за все время войны на Донбассе на передовую особо не рвалась, считая, что петь дифирамбы «воякам УПА*» и клясть «москалей» гораздо комфортнее на собственной кухне под горилку с салом, чем в простреливаемых окопах или на блокпостах. По статистике, в «добробатах» полно было уроженцев тех областей Украины, где национализм никогда не преобладал. Так в чем же дело?

Этот вопрос, по большому счету, следовало бы адресовать в первую очередь психологам. Как на «майдане», так и в порожденных им карательных батальонах громадный (без всякого преувеличения) процент людей представлял из себя самых обычных... неудачников! Кого там только ни было: прогоревшие бизнесмены, уволенные по компрометирующим мотивам госслужащие, неудавшиеся общественники. А уж творческих личностей — от музыкантов до художников, вообще хоть пруд пруди! Это не досужие выдумки: в первые год-два «патриотического подъема» (2014-2015) биографиями подобных личностей, нашедших на Донбассе свой бесславный конец, местные СМИ и интернет-порталы различных «патриотических» организаций были просто переполнены. Материал для исследования имелся богатейший.

Вся эта публика не сумевшая реализовать себя в нормальной жизни и категорически не желавшая упорно трудиться для получения каких-либо достижений как в материальном, так и в социальном плане, хлынула на «майдан», видя в нем единственную возможность выделиться, прославиться, «подняться» и воспарить над нестерпимыми серыми буднями. И они все это получили сполна! Официальный Киев превозносил разрушивших страну погромщиков, провозглашая их «героями» и награждая высшими орденами. Следующей такой возможностью для этой компании стала АТО, куда многих из них, по правде говоря, сперва отправляли чуть ли не принудительно, обещая при этом легкую и необременительную прогулку по трупам «сепаров». Для «майданных» скакунов и прибившихся к ним маргиналов это было возможностью не возвращаться к унылой обычной жизни, новым увлекательным приключением. Они шли воевать и убивать ради развлечения, «ради процесса», вот что самое страшное.

Меркантильный момент? До 70% «добробатовцев» изначально вообще не значились ни в каких списках и штатных расписаниях, соответственно, и денежного довольствия не получали. Даже кормили их, как правило, представители еще одного лихого племени, порожденного тем окаянным временем, – «волонтеры», а никак не государство, которое они вроде бы «защищали». Нет, изначально в «батальонах» были и те, кто шел убивать собственных сограждан ради выгоды и удовлетворения своих садистских наклонностей. Причем в весьма немалом количестве. Мародерство, грабежи, похищение людей с целью получения выкупа, изуверские пытки и расправы – этим «добровольческие батальоны» на Донбассе «прославились» сполна.

В 2014 году в Киеве и других областных центрах резко возросло количество автомобилей, в основном престижных и дорогих «иномарок» с номерными знаками Донецкой и Луганской областей. Беженцы? Вовсе нет. Да, определенный процент тех, кто бежал от войны, спасая семью и остатки имущества, среди этих водителей был. Но по большей части в кабинах машин с «донбасскими» номерами сидели мародеры-«батальонщики». Бизнес на автомобилях, угнанных и «отжатых» в «зоне АТО» у местного населения, стал одной из прибыльнейших статей дохода «батальонов». «Мерседесы», «Лексусы», «БМВ», продаваемые за бесценок, стали одной из их «визитных карточек».

Конечно, машинами дело не ограничивалось. Электроника, бытовая техника, даже одежда и посуда – как с разграбленных складов, так и из квартир «сепаратистов», хлынули в мирные регионы Украины потоком. Главная заслуга в этом опять-таки принадлежит «батальонам». Те, кто шел на войну мародерствовать, взяли свое сполна. Это, в свою очередь, исчерпывающе объясняет готовность многих их бойцов подставлять головы под пули, не имея официального статуса и как результат – денежного содержания от государства. Какая еще зарплата? Выдали автомат — крутись, как можешь. Они и крутились…

Наиболее ушлые лидеры и бойцы «добробатов», вовремя сориентировавшись, пошли на службу к олигархам. Первым среди таковых стал Игорь Коломойский. Но не единственным. Некоторые из них со временем были вынуждены уйти «под руку» ВСУ и Нацгвардии, сделав карьеру в этих структурах. Кто-то, например, пресловутый Билецкий со своим «Азовом», сумел конвертировать кровавое «геройство» в политическую карьеру, кто-то — в большие или меньшие деньги. Подавляющее же большинство оставшихся в живых батальонщиков выродилось в самых обычных бандитов – каковыми они, собственно, и являлись с самого первого дня.

Let's block ads! (Why?)

 

Индийский генерал: В стоимость АК-203 для Индии входят и передаваемые технологии

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх