- Эрэсами немцев! - крикнул комэска. И море огня упало на "юнкерсы"

Семёрка наших Яков шла на прикрытие пехоты. Вдруг командир эскадрильи Супоркин заметил справа, на расстоянии примерно двух километров «юнкерсы» и «мессершмитты». Немцы шли ровным строем.

- Они нас не видят, - понял Супоркин. – Атакуем внезапно.

Он передал своим лётчикам: Действуйте как я!

Супоркин взял влево и разворотом начал набирать высоту. Он решил обойти немцев сзади и атаковать их сверху. Вскоре семёрка Яков уже зависла над группой немецких самолётов. Те летели спокойно, видимо, шли на бомбёжку наших войск, и пока не обнаружили наши истребители.

У Яков, кроме пушки и пулемёта, под крыльями были подвешены реактивные снаряды, или как их называли, эрэсы.

- Атакуем эрэсами! – приказал Супоркин. – Бьём залпом. А потом добиваем пушками!

Наши истребители догнали немцев и пошли в атаку. Видимо, стрелки бомбардировщиков заметили Яки. Немцы начали перестраиваться. Но было уже поздно.

- Атака! – крикнул комэска. В небе вспухли следы от пущенных эрэсов. Сразу же один из «юнкерсов» взорвался в воздухе. Огромное облако дыма повисло в небе, вниз посыпались горящие обломки, камнем полетел вниз немецкий лётчик.

И тут на ошалевших немцев, которые были уже шокированы внезапной атакой, обрушился мощный пушечно-пулемётный огонь.

Супоркин взял на прицел «юнкерс» и дал по нему очередь. У того оборвался кусок крыла и немец, кувыркаясь, полетел вниз.

Рядом с комэска просвистело крыло со свастикой. Отлично, кто-то из наших постарался!

«Мессершмитты» пытались атаковать Яки. Но в кутерьме воздушного боя ничего у них не получилось. Немцев было больше в три раза, и они только мешали друг другу. «Юнкерсы» разлетались кто куда, сбрасывая бомбы куда попало.

Супоркин увидел, как к линии фронта с понижением уходит горящий «мессершмитт». За ним идёт наш истребитель. Очередь из пушки, и немец рухнул вниз.

Немцы начали разбегаться, парами и поодиночке. Наши их преследуют.

Комэска даже поражён. Видно, для немцев атака была так неожиданна и внезапн, что они напрочь потеряли самообладание. Ведь их всё ещё гораздо больше, и огневая мощь сильнее.

Но надо пользоваться растерянностью противника. Вот догнали ещё один «юнкерс» и он, кувыркаясь, летит вниз.

- Уходим! – командует Супоркин. Боеприпасы уже на исходе.

Вся семёрка собралась вместе и пошла домой, на свой аэродром.

Победа была замечательной. Нашим Якам удалось сбить восемь немецких самолётов, из них четыре бомбардировщика и четыре «мессершмита». У наших было повреждено только два истребителя.

Всех участников этого боя наградили.

Источник ➝

Какая армия лучше — контрактная или по призыву?

Морпех США и ветеран «Альфы» — о наемниках, срочниках и войне XXI века

 
Сергей Демин
 
 
Севастополь и Симферополь.  2014 - 2016. Крым, военные, солдаты, вежливые люди, армия
 
При современном уровне вооружения армии не нужны призывники, уверены военныеФото: Константин Михальчевский © URA.RU

Много лет в России на всех уровнях обсуждается вопрос: какая армия лучше — наемная или призывная. Об этом говорят везде — в высоких кабинетах, в казармах, на кухнях, в интернете и по телевизору. Буквально на днях глава комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев в интервью заявил, что со временем РФ, конечно, может перейти на полное оснащение армии контрактниками, которых в стране уже почти 400 тысяч.

Но основной резерв все равно пока формируется за счет призыва. «Срочник есть срочник, это мобилизационный резерв, он все равно обязан служить», — сказал сенатор.

 

Действительно ли нужна призывная система службы? В чем преимущество немногочисленной контрактной армии? Как проблему подготовки резерва на случай войны решает один из главных соперников России — США? Мы попытались разобраться в этих вопросах.

«Есть два однозначных факта, которые говорят в пользу перехода на контрактную службу. Во-первых, при нынешнем уровне вооружения через короткий промежуток времени на летательных аппаратах не будет летчиков, не будет и пехотинцев. Все будут делать роботы, а при такой концепции ведения боевых действий армия, по моему мнению, должна быть только профессиональной, поскольку обучение какой-либо специальности будет занимать не месяц, не год, а годы», — рассказал URA.RU президент союза «Офицеры группы Альфа», подполковник в запасе Алексей Филатов.

Во-вторых, в мире уже давно изменился и сам подход к боевым действиям, уверен собеседник агентства. По его словам, генералы почему-то до сих пор опираются на опыт Великой Отечественной, забывая, что в этом году будет праздноваться 75-летие ее окончания. В нынешних условиях возможны только два вида войны — гибридная и ядерная, отметил Филатов.

 

Гибридная ведется небольшими мобильными соединениями с использованием всех видов бронетехники, авиации, артиллерии и космической разведки. Эти небольшие группы вполне могут состоять только из профессионалов.

 

В качестве примера Филатов привел операцию по штурму Грозного во время Первой чеченской войны. Тогда, по его словам, погибло до 60% личного состава: «Все потому, что многие приехали туда по набору. Они два раза были на стрельбах, выстрелили по 10 патронов и приехали воевать. В первом же бою погибло до 50%». После этого руководство страны сделало выводы. Как итог — во Второй чеченской кампании и войне в Сирии участвовали только контрактники.

Ядерная война возможна при куда более масштабном конфликте, говорит собеседник агентства. «Я не могу представить, что мы с кем-либо, будь то, например, Китай или США, будем воевать армия на армию, сидеть в окопах. Противопоставлять свою вольно-наемную армию китайской? Да они нас кепками забросают, исходя из численности населения. Война будет ядерной, а ее исход будет зависеть от единиц людей, которые будут сидеть и нажимать кнопки», — подытожил ветеран спецназа «Альфа».

К слову о США — по данным из открытых источников, эта страна полностью перешла на контрактную систему еще в 1973 году. Рассказать подробнее о ней на условиях анонимности согласился Денис Кузнецов (имя изменено). Он родился и вырос в России, здесь же окончил вуз, но в 2012 году по семейным обстоятельствам переехал в Соединенные Штаты. Вскоре решил пойти служить в Корпус морской пехоты США.

 

«Весь процесс выглядит так: выбираешь род войск и идешь в офис рекрутера. Там проходишь медкомиссию и сдаешь различные тесты, в том числе ASVAB, который определяет твои знания по английскому, математике и другим дисциплинам. Если все успешно, подписываешь контракт и даешь присягу. Потом тебя отправляют в учебку (тренировочную базу). Процесс подготовки может занять от двух месяцев до года. Все опять же зависит от рода войск и твоей военной специальности. После учебки тебя распределяют на постоянное место службы», — рассказал собеседник URA.RU.

Главным преимуществом контрактной службы морпех считает то, что человек идет туда осознанно, понимая все последствия своего выбора. Службу в армии он называет опасной и тяжелой работой, которая, как и любая другая, должна вознаграждаться.

«Еще нужно понимать, что армия — это не для всех. Не все люди могут и должны служить. Именно поэтому я не вижу никаких плюсов в призыве. Я против любого принуждения свободной личности к опасному и тяжелому труду. Тем более бесплатно. Любая работа должна оплачиваться. Но хочу уточнить, что я говорю о мирном времени. Во время войны ситуация другая», — пояснил Кузнецов.

 

В США, по его словам, также задаются вопросом о подготовке резерва на случай войны. Проблему решают путем резервной службы — человек пару дней в месяц приходит на службу и может совмещать это с гражданской работой.

С тем, что служба в армии действительно далеко не для всех, соглашается и Андрей Филатов, который в призыве видит только один сомнительный плюс — возможность понять, насколько это нужно человеку.

«Есть только один момент, который говорит в пользу призывной службы. Перед тем, как стать контрактником, нужно понять, военная служба — это твое или нет. Часто мальчишки читают книги, смотрят фильмы и хотят быть солдатами, офицерами, генералами. Но они не могут объективно дать себе оценку, способны ли они вообще быть военными? Способны ли рисковать своей жизнью ради жизни других? Способны ли подчиняться? Это очень сложный вопрос», — уточнил он.

При этом ветеран «Альфа» считает, что альтернативой могли бы быть какие-нибудь месячные курсы при школах или университетах. Это позволило бы молодым людям окунуться в обстановку и сделать для себя вывод, готовы ли они к такой работе или нет.

 

У противников контрактной системы есть мнение, что солдат, пришедший служить за деньги, не будет кидаться на амбразуру. Но, как считает Филатов, люди делают это не от хорошей жизни, а, прежде всего, из-за того, что не хватает вооружения, техники и профессионализма в ведении боевых действий. И деньги, сэкономленные на призывниках, вполне помогли бы решить эти проблемы, считает он.

«Конечно, в США немало людей идут служить ради денег, льгот и хорошего старта. Но у тех, кто изначально пытается попасть на боевые специальности, денежная мотивация не стоит на первом месте. Еще 10 лет назад шанс, что тебя отправят в Афганистан или Ирак, равнялся почти 100%. Быть убитым или потерять конечности ради средней зарплаты по стране — не самая лучшая идея. Так что деньги и льготы — хорошее дополнение к мотивации, но не главная ее часть», — заключил морской пехотинец.

Пентагон ответил на японские претензии к проведённым морпехами США учениям в префектуре Оита

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх