Шойгу разбушевался

Недавно у либералов был праздник — произошла трагедия в забайкальской военной части. У них это всегда урожайный день, торжества и поздравления. Так вот, после стрельбы, в результате которой было убито 8 человек, начались разговоры: а верны ли слова о том, как изменилась российская армия? Потому что — ну вот же, случаются там инциденты! И вроде причина, от которой икается всем, кто помнит поздний СССР и «святые девяностые» — всё та же «дедовщина», «неуставные отношения»… А есть ли тогда улучшения?

Такой вопрос ставят оппозиционеры. Вот давайте вместе и разберёмся!

Пишет Альберт Лекс 

Отметим сразу, чтобы потом уже не возвращаться, что свою боеспособность, оснащённость современным вооружением, умением его применять, свою боевую выучку и боевой дух — всё это наша армия показала в реальной боевой обстановке. И комментарием к этому были слова: «Если русские так воюют за Сирию, то как же они тогда будут сражаться за Россию?»

Так что вопрос лишь один — изменилась ли ситуация именно с дедовщиной, остальное-то явно изменилось в лучшую сторону.
Видео:

Потому что первая и главная манипуляция заключается в том, чтобы свести все достижения и показатели армии только к тому случают в военной части в Забайкалье. И надо признать, что это тоже важный признак и показатель, он имеет значение. Но только — в сумме со всеми остальными показателями. А судить только по нему одному, на всё остальное не обращая внимания — нельзя. Поэтому дальше мы разберём случай со стрельбой, но предварительно напомнив: не надо забывать и про другие критерии успехов в армии. А теперь — уже к самому нашему случаю:

Первое, что приходит в голову, когда слышишь про инцидент: хорошо, что у нас перестали скрывать подобные происшествия! Точнее, перестали пытаться скрывать, потому что и раньше не получалось, а уж теперь, при повсеместном интернете — просто бесполезно.

И это вообще новая характеристика нашей новой России: да, у нас есть проблемы, и случаются неприятности, порою — очень большие, но не в пример позднему СССР и «святым девяностым» — наконец-то перестали пытаться это прятать.

Это в целом повышает доверие к власти. Вот часто оппозиция негодует: почему вы доверяете государственной пропаганде? Разве история советской власти не научила вас, что государственные СМИ врут и скрывают? Верю, не верю…

Так вот, рад сообщить, что это изменилось: по громким случаям сообщают сразу. Тут федеральная власть отличается в лучшую сторону, ей хватает ума понимать, что шила в мешке не утаишь, лучше сразу рассказать. А вот региональные и местные власти ещё пока (к сожалению) пытаются что-то скрыть. И знаете что? У них не получается, информация утекает в интернет или в федеральные СМИ и — что происходит? В итоге всё равно людям всё рассказывают! И кто? Та самая федеральная «госпропаганда». Это стало очень полезной новой привычкой: рассказывать о проблемах и думать уже о том, как их решать, а не как их спрятать и замять. Вот поэтому — и доверяем.

К тому же, хоть это отчасти и продолжение первого, перестали скрывать масштабы. Раньше пытались если уж не всё событие замять, то хотя бы приуменьшить, скрыть количество и масштабы проблемы. Сейчас нет и этого, всё сообщили сразу и честно, без попыток скрывать детали. Кстати, на подобной ситуации потеряли часть доверия оппозиционные блогеры во время истории с пожаром в «Зимней вишне» в Кемерово, когда оказалось, что власть сразу и честно сообщала и факты, и все детали, а врали именно «правдоискатели».

Второе, что также сразу отличалось от прежних времён: не стали заявлять, что виноват только солдат, устроивший стрельбу, а с офицерами, сослуживцами, отношениями в роте — никаких, мол, проблем, сплошное благолепие, нарушенное неожиданным поступком срочника.


Всё вышло ровно наоборот:

Шойгу устроили беспрецедентный, по сообщениям свидетелей, разнос среди командования части и руководства Минобороны. Было прямо сказано, что вина офицеров прямая и как минимум состоит в том, что нарушили приказ министра и направили в на боевое задание длительностью свыше трёх суток солдата-срочника, а должны были только контрактника направлять.

И здесь — главное изменение! Самое главное, о котором не желают говорить.

Мы столько слышали — и до сих пор слышим — от оппозиции требований отменить призыв в армию, а ведь того призыва и так уже почти не осталось берём цифры.



На момент распады СССР численность вооружённых сил России (не всего Союза, а одной только России после 1991 года) составляла 2,6 миллиона человек. Из них почти 2 миллиона — призывников.

На сегодняшний день весь личный состав вооружённых сил России — около 1 миллиона человек. Из них офицеров (по определению контрактников) 320 тысяч, рядовых и сержантов — 530 тысяч. Есть ещё курсанты, их не считаем, это дело добровольное.

Так вот, из 530 тысяч солдат и сержантов 230 контрактников, а по призыву служат лишь… 300 тысяч человек!

Это же снижение численности призывников 6 раз! Было где-то 1800-1900, стало — триста тысяч!

И ещё: эти 300 тысяч и служат теперь 1 год вместо 2 лет!

Но почему-то об этом не говорят оппозиционеры. Вместо этого им нравится требовать перехода на полностью контрактную армию, хотя из этих оставшихся 300 тысяч большинство и так служат по желанию. Но интересно другое:
  1.  
  2. Оппозиционеры постоянно требуют снижения расходов на оборону.
  3. И одновременно требуют перехода на полностью контрактную армию.
  4. А что это неизбежно приведёт к РОСТУ расходов, они почему-то молчат.

А зачем? В либеральной логике всё хорошо: там взаимноисключающие сидят верхом на раздвоении личности и двоемыслием погоняют! У них никогда нет проблем с тем, чтобы по заветам Оруэлла держать в голове две противоположные идеи одновременно.

А ведь потому и стало больше порядка в армии, что сократили её численность, что оставшиеся солдаты занимаются тем, чем положено — получением военной профессии, а серьёзным несением службы заняты и вовсе профессиональные военные, контрактники — от рядовых до офицеров. Больше не посылают на сложные задания неопытных новичков, которые не по своему решению служить пошли, а по призыву. Собственно, потому и случился инцидент, что нарушили новые правила.

Кстати, в этой истории нет того, что мы часто выдели раньше — демонизации солдата. При том, что раньше это часто мог быть пострадавший человек, его всё равно поливали всем, чем могли. А здесь — умышленно и сознательно убил восьмерых, и всё равно никто не делает из него исчадие ада, а разбирают вину командиров. Раньше при таком-то «удобном» раскладе точно всё повесили бы на рядового, лишь бы не наказывать офицеров, а теперь смотрите, как интересно:

Разнос, который устроил Шойгу командирам части, наверняка будет использован адвокатами как смягчающее обстоятельство. Ведь рядового, получается, отправили на то задание, на которое не имели права отправлять. Это не оправдывает убийство, но может послужить поводом сбавить наказание, которое, очевидно, и так будет весьма суровым. А раньше наоборот: думали бы только о том, как всех собак повесить на солдата, лишь бы не наказывать офицеров. А теперь — офицеров наказывают, лично министр обороны устраивает разнос, хотя вина солдата достаточно очевидна…

Виноваты ли командиры и есть ли неуставные отношения? Похоже, что да. Новые правила были созданы так, чтобы это исключать, но их нарушили. Потому и наказание от Шойгу было таким демонстративным и публичным. Это говорит о стремлении не прятать «под сукно» подобные инциденты, а наоборот: донести до командиров, что никто не будет их покрывать.

Ну и наконец: случилось ли ЧП в армии? Да, но ведь они и в жизни случаются. На «гражданке» тоже можно столкнуться с ещё и не такими перегибами. Это плохо, что такое произошло, но разве за пределами армии не бывает вещей и куда похуже?

Много ли у нас систем ПВО? ЗПРК «Тунгуска» и ЗРПК «Панцирь»

alt

Много ли у нас систем ПВО? Продолжаем обзор отечественных систем ПВО, имеющихся в Вооруженных силах России. Сегодня мы поговорим о мобильных зенитных пушечно-ракетных комплексах, предназначенных для зенитного прикрытия войск в прифронтовой полосе и в объектовой ПВО в глубине обороны.

ЗПРК «Тунгуска»


Много ли у нас систем ПВО? ЗПРК «Тунгуска» и ЗРПК «Панцирь»

В начале 1970-х годов началась разработка новой зенитной самоходной артиллерийской установки, которая должна была прийти на смену ЗСУ-23-4 «Шилка». Расчёты показали, что увеличение калибра артиллерийских автоматов до 30 мм при сохранении прежнего темпа стрельбы позволит увеличить вероятность поражения в 1,5 раза.
Кроме того, более тяжелый снаряд даёт прирост досягаемости по дальности и высоте. Военные также желали получить зенитную самоходку, оснащенную собственной РЛС обнаружения воздушных целей с дальностью действия не менее 15 км. Не секрет, что радиоприборный комплекс «Шилки» обладает очень ограниченными поисковыми возможностями. Удовлетворительная эффективность действий ЗСУ-23-4 достигалась лишь при получении предварительного целеуказания от батарейного командного пункта, который, в свою очередь, использовал данные, поступающие от пункта управления начальника ПВО дивизии, в чьём распоряжении имелась маловысотная РЛС кругового обзора типа П-15 или П-19. В случае, если связь с пунктами управления исчезала, экипажи ЗСУ-23-4 действуя автономно, собственными РЛС в режиме кругового поиска могли обнаружить около 20 % воздушных целей.

С учётом того, что на вооружении Советской армии уже имелся ряд комплексов ПВО и велась разработка новых, руководство МО СССР колебалось относительно необходимости создания ещё одного зенитно-артиллерийского комплекса. Толчком к принятию решения о начале работ по новому армейскому комплексу на гусеничном шасси стало активное использование американцами на завершающем этапе войны в Юго-Восточной Азии противотанковых вертолётов, оснащённых ПТУР.

Имеющиеся в войсках в начале 1970-х годов противовоздушные средства были в основном ориентированы на борьбу с реактивными истребителями-бомбардировщиками, штурмовиками и фронтовыми бомбардировщиками и не могли эффективно противодействовать боевым вертолетам, использующим тактику кратковременного набора высоты (не более 30-40 с) для пуска управляемых ракет. В этом случае оказывались бессильны средства ПВО полкового звена. У операторов ЗРК «Стрела-1» и ПЗРК «Стрела-2М» не имелось возможности обнаружить и осуществить захват цели кратковременно зависшей на высоте 30-50 м на удалении нескольких километров. Экипажи «Шилок» не успевали получить внешнее целеуказание, да и эффективная дальность стрельбы 23-мм автоматов была меньше дальности пуска противотанковых ракет. Зенитно-ракетные комплексы дивизионного звена «Оса-АК» находящиеся в глубине своих позиций на удалении до 5-7 км от атакующих вертолетов, по суммарному времени реакции комплекса и полета ЗУР не могли поразить вертолет до пуска с него ПТУР.

С целью увеличения огневой мощи, вероятности и дальности поражения воздушных целей новый комплекс в дополнение к 30-мм артиллерийским автоматам было решено вооружить зенитными ракетами. В состав ЗПРК «Тунгуска» помимо пары двуствольных пушек 2А38 калибра 30-мм вошли: радиолокационная станция кругового обзора дециметрового диапазона и 8 ЗУР с радиокомандным наведением через оптический канал по трассеру ракеты. В данной зенитной самоходной установке впервые было достигнуто совмещение двух видов вооружения (пушечного и ракетного) с единым для них радиолокационно-приборным комплексом. Огонь из 30-мм пушек может вестись с ходу или с места, а пуск ЗУР только после остановки. Радиолокационно-оптическая система управления огнём получает первичную информацию с обзорной РЛС, с дальностью обнаружения целей 18 км . Также имеется радиолокатор сопровождения целей с дальностью действия 13 км. Обнаружение зависших вертолетов осуществляется по доплеровскому смещению частоты от вращающегося винта, после чего берётся на автосопровождение по трем координатам станцией сопровождения целей. Кроме РЛС, в состав СУО входят: цифровая ЭВМ, стабилизированный оптический прицел и приборы, определяющие угловые координаты и государственную принадлежность цели. Боевая машина оснащена системой навигации, топопривязки и ориентирования для определения координат.

Рассказывая про ЗПРК «Тунгуска», стоит подробнее остановиться на его вооружении. Двуствольный 30-мм зенитный автомат 2А38 весит 195 кг и обеспечивает стрельбу патронами, подаваемыми из общей для двух стволов патронной ленты.

alt

Управление стрельбой осуществляется с помощью электроспуска. Охлаждение стволов – жидкостное. Суммарный темп стрельбы — 4050-4800 выстр./мин. Начальная скорость снарядов — 960-980 м/с. Максимальная длина непрерывной очереди – 100 выстрелов, после чего требуется охлаждение стволов.
alt

ЗУР 9М311

Зенитная управляемая ракета 9М311 длиной 2,56 м, весит 42 кг ( 54 кг в ТПК) и построена по бикалиберной схеме. Стартово-разгонный двигатель в пластиковом корпусе диаметром 152 мм, после выработки твёрдого топлива разгоняет ЗУР до 900 м/с и отделяется примерно через 2,5 с после старта. Отсутствие маршевого двигателя исключает задымление и позволяет использовать относительно простую аппаратуру наведения с оптической линией визирования цели. При этом удалось обеспечить надежное и точное наведение ЗУР, снижение массы и габаритов ракеты, упростить компоновку бортовой аппаратуры и боевого снаряжения.
alt

Средняя скорость маршевой ступени ракеты диаметром 76 мм на траектории составляет 600 м/с. При этом обеспечивается поражение на встречных и догонных курсах целей, летящих со скоростью до 500 м/с и маневрирующих с перегрузкой 5-7g. Боевая часть стержневого типа массой 9 кг оснащена контактным и неконтактным взрывателями. В ходе испытаний на полигоне было установлено, что вероятность прямого попадания в цель при отсутствии организованных помех – более 0,5. При промахе до 15 м подрыв БЧ осуществляется неконтактным взрывателем с лазерным датчиком из 4 полупроводниковых лазеров, образующих восьмилучевую диаграмму направленности перпендикулярно продольной оси ракеты.

При стрельбе из зенитных пушек цифровая вычислительная система в автоматическом режиме решает задачу встречи снаряда с целью после входа её в зону поражения по данным, поступающим с РЛС сопровождения и дальномера. При этом компенсируются ошибки наведения, учитываются угловые координатам, дальность, а при движении машины углы качек и курса. В случае подавления противником канала дальномера осуществлялся переход на ручное сопровождение цели по дальности, а при невозможности ручного сопровождения — на сопровождение цели по дальности от станции обнаружения или на ее инерционное сопровождение. При постановке интенсивных помех станции сопровождения по угловым каналам сопровождение цели по азимуту и углу места осуществлялось оптическим прицелом. Но в этом случае существенно ухудшается точность стрельбы из пушек и не имеется возможности обстреливать цели в условиях плохой видимости.

При стрельбе зенитными ракетами сопровождение цели по угловым координатам осуществляется с помощью оптического прицела. После пуска ракета выводится в поле зрения оптического пеленгатора аппаратуры выделения координат. По сигналу от трассера ракеты в аппаратуре определяются угловые координаты ЗУР относительно линии визирования цели, которые поступали в вычислительную систему. После формирования команд управления ЗУР они кодируются в импульсные посылки и передатчиком станции наведения радиосигналами транслируются на ракету.

Для наведения зенитной ракеты цель требуется наблюдать визуально, что существенно ограничивает эффективность первого варианта «Тунгуски». Ночью, при сильном задымлении и тумане, возможно применение только артиллерийского вооружения.

alt

Максимальная дальность поражения воздушных целей артиллерийскими автоматами — до 4 км, по высоте — до 3 км. С помощью ЗУР возможен обстрел цели на дальности — от 2,5 до 8 км, по высоте — до 3,5 км. Первоначально на машине имелось 4 ракеты, потом их число увеличили в два раза. Для 30-мм пушек имеется 1904 артиллерийских выстрела. В состав боекомплекта входят осколочно-фугасно-зажигательные и осколочно-трассирующие снаряды (в соотношении 4:1). Вероятность поражения цели типа «истребитель» при обстреле из пушек — 0,6. Для ракетного вооружения — 0,65.

ЗПРК «Тунгуска» поступил на вооружение в 1982 году. Гусеничное шасси ГМ-352 пушечно-ракетного комплекса, при массе боевой машины 34 т, обеспечивает скорость движения по шоссе – до 65 км/ч. Экипаж и внутреннее оборудование прикрыты противопульной бронёй обеспечивающей защиту от пуль винтовочного калибра с дистанции 300 м. Для энергоснабжения машины при отключённом основном дизельном двигателе имеется турбоагрегат.

Предполагалось, что боевые машины комплекса «Тунгуска» в полковом звене заменят ЗСУ-23-4 «Шилка», но на практике этого добиться полностью не удалось. Четыре боевые машины ЗПРК «Тунгуска» сводились в ракетно-артиллерийский взвод зенитной ракетно-артиллерийской батареи, в которой также имелся взвод ЗРК «Стрела-10».

alt


Батарея входила в состав зенитного дивизиона мотострелкового (танкового) полка. В качестве батарейного командирского пункта использовался пункт управления ПУ-12М, который был подчинён командному пункту ППРУ-1 начальника ПВО полка. При сопряжении комплекса «Тунгуска» с ПУ-12М команды управления и целеуказание на боевые машины комплекса передавались голосом с помощью штатных радиостанций.
alt

ППРУ-1 "Овод"

Хотя поставки ЗРПК «Тунгуска» в войска начались более 35 лет назад, артиллерийско-ракетные комплексы до сих пор не смогли полностью вытеснить, казалось бы, безнадёжно устаревшие «Шилки», выпуск которых прекратили в 1982 году. В первую очередь это было связано с высокой стоимостью и недостаточной надёжностью «Тунгусок». Устранить основные «детские болячки» новых ЗПРК, в которых использовалось много принципиально новых технических решений удалось только к концу 1980-х.

Хотя разработчики с самого начала использовали самую новую на тот момент радиоэлектронную элементную базу, надёжность электронных блоков оставляла желать лучшего. Для своевременного устранения неисправностей весьма сложного приборного и радиотехнического оборудования и тестирования ракет было создано три разных машины ремонта и технического обслуживания (на базе «Урал-43203» и ГАЗ-66), и подвижная мастерская (на базе ЗиЛ-131) для ремонта в полевых условиях гусеничного шасси ГМ-352. Пополнение боезапаса должно происходить при помощи транспортно-заряжающей машины на (базе КамАЗ-4310), которая перевозит 2 боекомплекта патронов и 8 ракет.

Притом, что по сравнению с «Шилкой» боевые возможности «Тунгуски» существенно выросли, военные хотели получить более простой, надёжный и дешевый в эксплуатации пушечно-ракетный комплекс способный работать ракетами в тёмное время суток и в условиях плохой видимости. С учётом выявленных в процессе эксплуатации недостатков, со второй половины 1980-х велись работы по созданию модернизированного варианта.

В первую очередь речь шла о повышении технической надёжности аппаратной части комплекса в целом, и улучшении боевой управляемости. Боевые машины модернизированного комплекса «Тунгуска-М» сопрягались с унифицированным батарейным командным пунктом «Ранжир», с возможностью передачи информации по телекодовой линии связи. Для этого боевые машины оборудовались соответствующей аппаратурой. В случае управления действиями огневого взвода «Тунгуска» с батарейного командного пункта анализ воздушной обстановки и выбор целей для обстрела каждым комплексом производились на этом пункте. Кроме того, на модернизированные машины устанавливались новые газотурбинные агрегаты с ресурсом увеличенным с 300 до 600 часов.

Однако даже с учётом повышения надёжности и командной управляемости ЗПРК «Тунгуска-М» не был устранён такой серьёзный недостаток как невозможность стрельбы ракетами ночью и при низкой прозрачности атмосферы. В связи с этим, несмотря на проблемы с финансированием в 1990-е годы велось создание модификации способной применять ракетное вооружение вне зависимости от возможности визуального наблюдения цели. В 2003 на вооружение в России был принят кардинально модернизированный ЗРПК «Тунгуска-М1». Наиболее заметным внешним отличием этого варианта от предыдущих модификаций является антенна радиолокатора обзора воздушной обстановки имеющая овальную форму. При создании модификации «Тунгуска-М1» были проведены работы по замене выпускавшегося в Белоруссии шасси ГМ-352 на отечественное ГМ-5975.

alt

ЗРПК «Тунгуска-М1»

Для модернизированного комплекса была созданная новая ЗУР 9М311М с улучшенными характеристиками. В этой ракете лазерный неконтактный датчик цели заменен радиолокационным, что повысило вероятность поражения малоразмерных скоростных целей. Вместо трассера установлена импульсная лампа, что вместе с увеличением времени работы двигателя позволило довести дальность поражения с 8000 м до 10000 м. При этом эффективность стрельбы повысилась в 1,3-1,5 раза. Благодаря введению в аппаратную часть комплекса новой системы системой управления огнём и использованию импульсного оптического ответчика удалось значительно увеличить помехозащищенность канала управления ЗУР и повысить вероятность уничтожения воздушных целей, которые действуют под прикрытием оптических помех. Модернизация оптического прицельного оборудования комплекса позволила существенно упростить процесс сопровождения цели наводчиком, одновременно с этим увеличив точность сопровождения цели и уменьшив зависимость эффективности боевого использования оптического канала наведения от профессионального уровня подготовки наводчика. Доработка системы измерения углов качки и курса, дало возможность значительно уменьшить возмущающие воздействия на гироскопы и снизить ошибки измерения углов наклона и курса, повысить устойчивость контура управления зенитными автоматами.

Не вполне понятно, получил ли ЗПРК «Тунгуска-М1» возможность работать ракетами в ночное время. В ряде источников говорится, что наличие на установке тепловизионного и телевизионного каналов с автоматом сопровождения цели гарантирует присутствие пассивного канала сопровождения цели и всесуточность использования имеющихся ракет. Однако реализовано ли это на комплексах имеющихся в Российской армии не ясно.

В связи с распадом СССР и начавшимися «экономическими реформами» модернизированные ЗПРК «Тунгуска-М/М1» поставлялись в основном на экспорт, и наши вооруженные силы получили их очень немного. Согласно информации опубликованной The Military Balance 2017 в Российской армии имеется более 400 ЗПРК «Тунгуска» всех модификаций. С учётом того, что значительная часть этих самоходных зенитных установок построена во времена СССР, многие из них нуждаются в восстановительном ремонте. Эксплуатация и поддержание «Тунгусок» в работоспособном состоянии требует проведения затратных и трудоёмких операций. Косвенно, это подтверждается тем, что в российских вооруженных силах до сих пор активно эксплуатируются ЗСУ-23-4 «Шилка», которые даже после модернизации и введения в состав вооружения ракетного комплекса «Стрелец» по боевой эффективности значительно уступают всем вариантам «Тунгусок». Кроме того, радиолокационные средства модернизированных ЗСУ-23-4М4 «Шилка-М4» и ЗПРК «Тунгуска-М» уже не в полной мере удовлетворяют требованиям помехозащищённости и скрытности.

ЗРПК «Панцирь» 1С и 2С


alt

В 1989 году МО СССР высказало заинтересованность в создании зенитного ракетно-пушечного комплекса предназначенного для защиты войсковых колонн на марше, и обеспечения противовоздушной обороны важных стационарных объектов. Хотя комплекс получил предварительное обозначение «Тунгуска-3», с самого начала предусматривалось, что его основным оружием будут ракеты, а пушки предназначались для дострела воздушных целей и самообороны от наземного противника. При этом в тактико-техническом задании особо оговаривалась возможность всесуточного применения всех видов вооружения и устойчивость к организованным радиоэлектронным и тепловым помехам. Так как комплекс предусматривалось использовать вне линии соприкосновения с противником, с целью удешевления его решили разместить на частично бронированном колёсном шасси. Перспективный ЗРПК создаваемый в тульском «Конструкторском бюро приборостроения» имел высокую преемственность с ЗПРК «Тунгуска».

Первая модификация нового комплекса на автомобильном шасси Урал-5323.4 была вооружена двумя 30-мм пушками 2А72 (использовались в составе вооружения БМП-3) и зенитными управляемыми ракетами 9М335 была испытана в 1996 году. Однако комплекс с дальностью поражения – 12 км, и по высоте – 8 км не произвёл впечатления на специалистов. Радиолокационная станция 1Л36 «Роман» работала ненадёжно и не смогла продемонстрировать заявленные характеристики, комплекс не был способен уничтожать цели за пределами 12 км, и мог вести огонь только после остановки. Эффективность стрельбы по воздушным целям из 30-мм пушек 2А72 с суммарным темпом стрельбы 660 выстр/мин была неудовлетворительной.

В середине 1990-х в условиях радикального сокращения военного бюджета страны и наличия в войсках большого числа различных зенитных комплексов, доставшихся от СССР, необходимость доводки нового ЗРПК до кондиции руководству МО РФ казалась неочевидной. В связи с недоведённостью радиолокационного оборудования прорабатывался вариант с пассивной оптоэлектронной системой и тепловизионным каналом обнаружения воздушных целей и наведения ЗУР, но в этом случае не имелось особого преимущества перед ЗПРК «Тунгуска-М1»

Путёвку в жизнь ЗРПК «Панцирь» получил благодаря контракту заключённому с Объединёнными Арабскими Эмиратами в мае 2000 года. Российская сторона обязалась поставить 50 комплексов, общей стоимостью $734 млн. (50% оплачивал Минфин РФ в счет погашения долга России перед ОАЭ). При этом иностранный заказчик выделил аванс в размере $100 млн., на финансирование НИОКР и испытания.

Комплекс получивший наименование «Панцирь-С1» во многом отличался от прототипа представленного в 1996 году. Изменения коснулись как вооружения, так и аппаратной части. Экспортный вариант «Панцирь-С1Э» размещался на восьмиосном грузовом шасси MAN-SX45. На данной модификации использовалось оборудование иностранного производства, зенитные автоматы 2А38 и ЗУР 9М311 — применяемые также в составе ЗПРК «Тунгуска».

В ноябре 2012 года ЗРПК «Панцирь-С1» на шасси КамАЗ-6560 поступил на вооружение российской армии. Машина массой около 30 т с колёсной формулой 8х8 способна развить по шоссе скорость до 90 км/ч. Запас хода – 500 км. Экипаж комплекса – 3 человека. Время развертывания – 5 минут. Время реакции на угрозу – 5 секунд.

Боевой модуль вооружен двумя блоками с шестью зенитными управляемыми ракетами 57Э6 и двумя двуствольными 30-мм пушками 2А38М.

alt

В составе боевого модуля имеются: фазированная радиолокационная станция обнаружения, радарный комплекс сопровождения целей и ракет, и оптоэлектронный канал управления огнем. Боекомплект составляет 12 зенитных ракет 57Э6 и 1400 готовых к применению 30-мм выстрелов.
alt

Зенитная ракета 57Э6 и зенитный автомат 2А38М

Зенитная ракета 57Э6 внешне и по компоновке похожа на ЗУР 9М311 используемую в составе ЗРПК «Тунгуска». Бикалиберная ракета выполнена по аэродинамической схеме "утка". Для наведения на цель используется радиокомандное управление. Двигатель находится на первой отделяющейся ступени. Длина ракеты — 3160 мм. Диаметр 1 ступени — 90 мм. Масса в ТПК — 94 кг. Масса без ТПК – 75,7 кг. Масса стержневой боевой части – 20 кг. Средняя скорость полёта ЗУР при дальности 18 км — 780 м/с. Дальность стрельбы — от 1 до 18 км. Высота поражения – от 5 до 15000 м. Подрыв боевой части при прямом попадании обеспечивается контактным взрывателем, при промахе – неконтактным взрывателем. Вероятность поражения воздушной цели – 0,7-0,95. Возможна стрельба по одной цели двумя ЗУР.
alt

Два двуствольных 30-мм зенитных автомата 2А38М имеют суммарный темп стрельбы до 5000 выстр./мин. Начальная скорость снаряда — 960 м/с. Эффективная дальность стрельбы – до 4000 м. Досягаемость по высоте – до 3000 м.
alt

Радиолокационная станция кругового обзора дециметрового диапазона способна обнаружить воздушную цель с ЭПР 2 кв. м на дальности до 40 км и вести одновременно до 20 целей. РЛС сопровождения цели и наведения ракеты с ФАР работающая в миллиметровом и сантиметровом частотных диапазонах обеспечивает обнаружение и поражение целей с ЭПР 0,1 кв. м на дальности до 20 км. Помимо радиолокационных средств, система управления огнём также содержит пассивный оптоэлектронный комплекс с инфракрасный пеленгатором, который способен осуществлять цифровую обработку сигналов и автоматическое сопровождение цели. Вся система может работать в автоматическом режиме. Оптоэлектронный комплекс предназначен для всесуточного обнаружения целей, их сопровождения и наведения ракет. Дальность сопровождения в автоматическом режиме для цели типа «истребитель» составляет 17-26 км, противорадиолокационная ракета HARM может быть обнаружена на дальности 13-15 км. Оптоэлектронный комплекс используется также при стрельбе по морским и наземным целям. Цифровая обработка сигналов осуществляется центральным вычислительным комплексом, который обеспечивает одновременное сопровождение 4 целей радиолокационным и оптическим каналом. Максимальная скорость захвата воздушных объектов до 10 единиц в минуту.

ЗРПК «Панцирь-С1» способен работать как индивидуально, так и в составе батареи. В батарее до 6 боевых машин. Эффективность комплекса существенно увеличивается при взаимодействии с другими боевыми машинами и при получении внешнего целеуказания с центрального командного пункта ПВО прикрываемого района.

alt

Комплекс «Панцирь-С1» является очень разрекламированным российскими СМИ и несёт ореол «супероружия», но при этом он не лишён ряда существенных недостатков. В частности, российские военные неоднократно указывали на неудовлетворительную проходимость базового шасси КамАЗ-6560 и его склонность к опрокидыванию. В прошлом отрабатывались варианты размещения боевого модуля на различных колёсных и гусеничных шасси, но в нашей армии таких машин нет. Кроме того, возможности оптоэлектронной станции в части обнаружения цели и сопровождения ракеты очень сильно зависят от прозрачности атмосферы, в связи, с чем рационально перейти на радиолокационное сопровождение ЗУР, но это может повысить стоимость комплекса. Поражение активно маневрирующих малоразмерных целей затруднено и требует большего расхода ракет.

В 2016 году начались поставки в войска усовершенствованной модификации «Панцирь-С2». От предыдущего варианта обновленный ЗРПК отличается наличием радара с улучшенными характеристиками и расширенной ракетной номенклатурой. В 2019 году в СМИ появилась информация об испытаниях ЗРПК «Панцирь-СМ». Особенностями этого комплекса являются: новая многофункциональная радиолокационная станция с ФАР способная видеть цель на дальности до 75 километров, быстродействующий вычислительный комплекс и более дальнобойные зенитные ракеты. Благодаря этим нововведениям дальность стрельбы "Панцирь-СМ" увеличилась до 40 километров.

Хотя комплексы семейства «Панцирь» приняты на вооружение российской армии относительно недавно, они уже прошли боевое крещение. По данным РИА «Новости», в 2014 году ЗРПК «Панцирь-С1» сбили в Крыму несколько беспилотников, залетавших со стороны Украины. По сведениям, публикуемым в открытых источниках, ракетно-пушечные комплексы, дислоцированные на авиабазе Хмеймим в Сирии, неоднократно привлекались для перехвата неуправляемых реактивных снарядов и беспилотных летательных аппаратов.

alt

В конце декабря 2017 года министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что за всё время присутствия контингента ВС РФ в Сирии при помощи ЗРПК «Панцирь-С1» были уничтожены 54 НУРС и 16 БПЛА. Однако использование для уничтожения таких целей ЗУР 57Э6 является очень дорогим удовольствием, поэтому принято решение о создании относительно недорогих компактных ракет с меньшей дальностью пуска.
alt

В настоящее время основной задачей ЗРПК семейства «Панцирь» является защита важных стационарных объектов от ударов средств воздушного нападения, действующих на малых высотах. В частности, батареи «Панцирь-С1/С2» приданы некоторым зенитно-ракетным полкам вооруженным ЗРС большой дальности С-400. Такой подход является вполне оправданным, позволяет не тратить дорогостоящие дальнобойные ракеты «четырёхсоток» на второстепенные цели и сводит к минимуму опасность прорыва крылатых ракет к позициям С-400 на малой высоте. Это является значительным шагом вперёд. Исходя из личных воспоминаний, могу сказать, что в прошлом позиции ЗРК С-200ВМ и С-300ПТ/ПС в «угрожаемый период» должны были защищаться 12,7-мм пулемётами ДШК и ПЗРК «Стрела-2М». Отдельным радиолокационным ротам до середины 1990-х годов придавались 14,5-мм буксируемые установки ЗПУ-4.

Согласно информации, опубликованной в открытых источниках, по состоянию на 2018 год комплексом «Панцирь-С1» было вооружено 23 батареи. Иностранные исследовательские организации, специализирующиеся на оценке военной мощи различных государств, сходятся во мнении, что в российских вооруженных силах имеется более 120 ЗРПК «Панцирь-С1/С2». С учётом размеров нашей страны и количества стратегически важных объектов, нуждающихся в защите от ударов с воздуха, это не такое большое число. Следует признать, что наша армия ещё далека от насыщения достаточным количеством современных средств ПВО, ракетно-пушечными комплексами пока прикрыта только часть позиций ЗРС большой дальности.

Продолжение следует…

Let's block ads! (Why?)

 

Бронированная колесная машина «Арлан»: на мировом уровне

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх