Создание танка Т-55 и саботаж в сборочном цехе



Общеизвестно, что советский средний танк Т-55 был создан на базе танка Т-54. Воспоминания знаменитого танкового конструктора Леонида Николаевича Карцева помогают понять, как процесс превращения Т-54 в Т-55 начался «снизу» без указаний «сверху», и с каким неожиданным противодействием пришлось столкнуться при производстве нового танка.

«Объект 155»

В описываемый период Карцев был генеральным конструктором «Уралвагонзавода»: «Как-то в Челябинске начальник бюро автоматики танкового КБ Сильченко рассказал мне, что он разработал для тяжелого танка автоматическую систему противопожарного оборудования, а кировцы (Ленинградский Кировский завод – ЛКЗ) не хотят ее внедрять.

Я попросил его передать нам один комплект этой аппаратуры для испытаний. Вскоре мы испытали ее, установив на танке Т-54, и получили хорошие результаты.

Почти одновременно с этим из Харькова приехал начальник бюро трансмиссии и привез чертежи планетарной бортовой передачи, которая обещала быть значительно долговечнее цилиндрической. Испытатели с кубинского танкового полигона предложили вместо дымовых шашек установить термическую дымовую аппаратуру (ТДА). Так у нас образовался солидный задел для внедрения в производство.

Зрела мысль ввести эти новшества одновременно с накопленным заделом своих технических решений. И.В. Окунев (Иван Васильевич Окунев – директор «Уралвагонзавода» – М.К.) также отнесся к идее с энтузиазмом, но попросил… сделать так, чтобы введение всех намечаемых новшеств проходило не как модернизация, а как создание нового танка. Разделили обязанности: я отвечаю за конструкции и за результаты испытаний опытных образцов, Окунев – за внедрение в производство... Новой разработке присвоили название «объект 155».

Разработка оказалась успешной, и в середине 1957 года «объект 155» был принят на вооружение под названием «танк Т-55». Серийное производство планировалось начать с 1 января 1958 года.

Рабочие фальсифицируют ситуацию с укладкой выстрелов

«С началом производства танка Т-55 много было нареканий со стороны рабочих на укладку выстрелов вдоль перегородки моторного отделения. Рабочие жаловались на сложность подгонки перекладин, устраняющих касание снарядов друг о друга. Исследовав этот вопрос, я заподозрил, что рабочие-сборщики преследовали свои цели: добиться увеличения нормативов времени на подгонку. На рапортах в сборочном цехе этот вопрос поднимался ежедневно. Директор меня поругивал... Наконец, терпение мое лопнуло, и я решил доказать, что рабочие фальсифицируют ситуацию. После смены мы с конструкторами В.О. Дроботенко и Н.Н. Поповым пришли в цех и начали подгонять злополучные укладки. Работа оказалась не из легких: подгонишь перекладину, чтобы устранить касание снаряда в одном месте, а оно появляется в другом. Провозились мы с этим делом всю ночь, но стабильности в работе добились и две укладки сдали военпреду. На утреннем рапорте военпреды рассказали об этом директору. Реакция была соответствующая. Он обвинил работников сборочного цеха в саботаже и дал указание главному технологу завода срочно сделать в цехе-изготовителе макет укладки и проводить там подгоночные работы. Вопрос об этой действительно сложной укладке выстрелов больше не поднимался».

Завод за танки должен еще доплачивать?

При этом надо отметить, что у работников сборочного цеха были веские причины попытаться заморочить голову начальству, добиваясь максимального увеличения нормативов времени на подгонку перекладин. Они заботились о будущем…

Карцев писал: «Тогда ежегодно в феврале директивным порядком нормы выработки ужесточались на 15%. Если за изготовление какой-то детали платили, например, один рубль, то с 1 марта уже 85 копеек, а в следующем году 72 копейки и т.д».

Возникает вопрос – а если 7 лет подряд ежегодно расценки снижать, что же получится? Ужесточение на 105%?

Неслучайно один из коллег Карцева как-то при очередном снижении расценок пошутил: «Я уже много лет работаю на заводе, нормы каждый год ужесточаются, теперь завод за танки должен еще доплачивать, а не получать деньги».

Разумеется, до того, чтобы доплачивать за собственноручно изготовленную деталь дело не доходило. Выходы из этой ситуации находили: «Чтобы завод работал с прибылью, шли двумя путями: снижали трудоемкость изготовления за счет внедрения нового, более производительного оборудования или внедряли в производство новые образцы, закладывая в нормы «жирок» для их дальнейшего ужесточения. Например, трудоемкость изготовления танков Т-55 и Т-62 была практически одинаковая, а в связи с улучшением боевых характеристик последнего цена на него была на 15% выше, чем на танк Т-55».

Понятно, что и ранее боевые характеристики новых машин по сравнению со стареющими предшественниками улучшались, что и создавало «жирок», имея который можно было идти на ужесточение норм. Так и работала военная промышленность до 1965 года, когда в рамках так называемой косыгинской реформы ежегодное директивное снижение трудоемкости отменялось…

 

Источник ➝

Украинские «добробатовцы»: штрихи к реальным портретам

alt

Как только речь заходит о снискавших себе самую что ни на есть недобрую славу на Донбассе «добровольческих батальонах», появившихся на Украине весной 2014 года и сыгравших одну из главных ролей в превращении гражданского противостояния на Востоке страны в жестокий вооруженный конфликт, большинство представляет себе толпу отъявленных националистов, фанатичных поклонников Бандеры и УПА, таким образом воплотивших в жизнь свою заветную мечту о «резне москалей». На самом деле это не совсем так…

Вне всяких сомнений, приверженцев ультранационалистической идеологии в «Азове», «Айдаре», «Донбассе», «Торнадо» (*экстремистские организации, запрещены в РФ) хватало с лихвой.

Однако следует отметить, что «бандеровцами» как в самой «нэзалэжной», так и за ее пределами совершенно справедливо называют в основном выходцев из ее западных регионов. Однако как раз эта публика за все время войны на Донбассе на передовую особо не рвалась, считая, что петь дифирамбы «воякам УПА*» и клясть «москалей» гораздо комфортнее на собственной кухне под горилку с салом, чем в простреливаемых окопах или на блокпостах. По статистике, в «добробатах» полно было уроженцев тех областей Украины, где национализм никогда не преобладал. Так в чем же дело?

Этот вопрос, по большому счету, следовало бы адресовать в первую очередь психологам. Как на «майдане», так и в порожденных им карательных батальонах громадный (без всякого преувеличения) процент людей представлял из себя самых обычных... неудачников! Кого там только ни было: прогоревшие бизнесмены, уволенные по компрометирующим мотивам госслужащие, неудавшиеся общественники. А уж творческих личностей — от музыкантов до художников, вообще хоть пруд пруди! Это не досужие выдумки: в первые год-два «патриотического подъема» (2014-2015) биографиями подобных личностей, нашедших на Донбассе свой бесславный конец, местные СМИ и интернет-порталы различных «патриотических» организаций были просто переполнены. Материал для исследования имелся богатейший.

Вся эта публика не сумевшая реализовать себя в нормальной жизни и категорически не желавшая упорно трудиться для получения каких-либо достижений как в материальном, так и в социальном плане, хлынула на «майдан», видя в нем единственную возможность выделиться, прославиться, «подняться» и воспарить над нестерпимыми серыми буднями. И они все это получили сполна! Официальный Киев превозносил разрушивших страну погромщиков, провозглашая их «героями» и награждая высшими орденами. Следующей такой возможностью для этой компании стала АТО, куда многих из них, по правде говоря, сперва отправляли чуть ли не принудительно, обещая при этом легкую и необременительную прогулку по трупам «сепаров». Для «майданных» скакунов и прибившихся к ним маргиналов это было возможностью не возвращаться к унылой обычной жизни, новым увлекательным приключением. Они шли воевать и убивать ради развлечения, «ради процесса», вот что самое страшное.

Меркантильный момент? До 70% «добробатовцев» изначально вообще не значились ни в каких списках и штатных расписаниях, соответственно, и денежного довольствия не получали. Даже кормили их, как правило, представители еще одного лихого племени, порожденного тем окаянным временем, – «волонтеры», а никак не государство, которое они вроде бы «защищали». Нет, изначально в «батальонах» были и те, кто шел убивать собственных сограждан ради выгоды и удовлетворения своих садистских наклонностей. Причем в весьма немалом количестве. Мародерство, грабежи, похищение людей с целью получения выкупа, изуверские пытки и расправы – этим «добровольческие батальоны» на Донбассе «прославились» сполна.

В 2014 году в Киеве и других областных центрах резко возросло количество автомобилей, в основном престижных и дорогих «иномарок» с номерными знаками Донецкой и Луганской областей. Беженцы? Вовсе нет. Да, определенный процент тех, кто бежал от войны, спасая семью и остатки имущества, среди этих водителей был. Но по большей части в кабинах машин с «донбасскими» номерами сидели мародеры-«батальонщики». Бизнес на автомобилях, угнанных и «отжатых» в «зоне АТО» у местного населения, стал одной из прибыльнейших статей дохода «батальонов». «Мерседесы», «Лексусы», «БМВ», продаваемые за бесценок, стали одной из их «визитных карточек».

Конечно, машинами дело не ограничивалось. Электроника, бытовая техника, даже одежда и посуда – как с разграбленных складов, так и из квартир «сепаратистов», хлынули в мирные регионы Украины потоком. Главная заслуга в этом опять-таки принадлежит «батальонам». Те, кто шел на войну мародерствовать, взяли свое сполна. Это, в свою очередь, исчерпывающе объясняет готовность многих их бойцов подставлять головы под пули, не имея официального статуса и как результат – денежного содержания от государства. Какая еще зарплата? Выдали автомат — крутись, как можешь. Они и крутились…

Наиболее ушлые лидеры и бойцы «добробатов», вовремя сориентировавшись, пошли на службу к олигархам. Первым среди таковых стал Игорь Коломойский. Но не единственным. Некоторые из них со временем были вынуждены уйти «под руку» ВСУ и Нацгвардии, сделав карьеру в этих структурах. Кто-то, например, пресловутый Билецкий со своим «Азовом», сумел конвертировать кровавое «геройство» в политическую карьеру, кто-то — в большие или меньшие деньги. Подавляющее же большинство оставшихся в живых батальонщиков выродилось в самых обычных бандитов – каковыми они, собственно, и являлись с самого первого дня.

Let's block ads! (Why?)

 

Индийский генерал: В стоимость АК-203 для Индии входят и передаваемые технологии

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх