По вбросовой цене

«Эксперты» Stratfor нашли проблемы российской «оборонки» там, где их нет Имеющая дурную репутацию на Западе, но почему-то обильно цитируемая у нас «разведывательно-аналитическая» организация Stratfor опубликовала статью «Потеря индийского рынка может разрушить российский ВПК». Основные тезисы: во-первых, наша страна теряет доминирующее положение на индийском рынке вооружений, во-вторых, утрата заказов от Нью-Дели в условиях сокращения военного бюджета окажет разрушительное воздействие на отечественный ОПК.

В качестве примеров вероятных провалов России на индийском рынке приводятся риски контракта на поставку 100 (?) легких вертолетов, угроза для программы среднего транспортного самолета МТА и возможный выход Индии из совместного проекта по созданию истребителя пятого поколения (FGFA). Место России занимают другие производители, и Stratfor приводит примеры их успехов. Это сделки с США на поставку вертолетов и транспортных самолетов, с Южной Кореей – на самоходные гаубицы, с Израилем – на БЛА, системы ПВО и ПТРК, а также скорый контракт с Францией на 36 «Рафалей». Надо признать, что статья содержит несколько верных и новых утверждений. Проблема только в том, что все верные утверждения не являются новостью, а все озарения мыслителей из Strafor ошибочны. В сущности текст представляет собой набор трюизмов, логически противоречивых высказываний и прямо ложных утверждений. Информация, приведенная в докладе, получена путем небрежного гугления, умозаключения неоригинальны, прогнозы и выводы, мягко говоря, спорны. Несуществующее доминирование Начнем с центрального тезиса – об утере Россией доминирования на индийском рынке вооружений. В статье содержится странное утверждение, что в последние пять лет Россия «обеспечивала 70 процентов всего индийского импорта вооружений». Естественно, при этом не уточняется, что имеется в виду – поставки или стоимость контрактов. Этот посыл со всей определенностью неверен: ни по объему поставок, ни по сумме заключенных контрактов Россия подобной доли на индийском рынке никогда не имела и не могла иметь. В лучшем случае такие показатели были у СССР. Дальше авторы делают еще более странное заявление: «…притом что на протяжении последних пяти лет по продажам оружия и военного оборудования Россия занимала доминирующее положение, США, возможно, обогнали ее по общему объему оборота продаж». Оставим без внимания, что такие утверждения хорошо бы подтверждать цифрами. Но неужели аналитики Stratfor не замечают очевидного логического противоречия между двумя частями одного предложения? Как можно занимать лидирующее положение, если кто-то уже обогнал тебя по «общему объему продаж»? Похоже, у экспертов «теневого ЦРУ» есть проблемы не только с источниками информации, но и с формальной декартовой логикой. На самом деле никакого доминирования России в постсоветский период и не наблюдалось. Индийский рынок вооружений всегда был открытым и конкурентным. Уже в 80-е годы здесь активно присутствовали британцы, французы и немцы. В 90-е триумфально вошли израильтяне. Наконец, в 2000-е ворвались США. Россия всегда была здесь одной из равных. В лучшем случае лишь иногда первой. Если, как это фактически делают авторы доклада, отождествлять понятия «усиление конкуренции на индийском рынке» и «утрата доминирования», то такая утрата случилась еще с СССР в 80-е. За время после этой скорбной утраты Россия только из крупных систем поставила в Индию авианосец, атомную подводную лодку, 290 истребителей Су-30МКИ и Су-30К, более полутора сотен вертолетов, шесть фрегатов, запустила и успешно реализует совместный проект по разработке и производству тяжелой дальнобойной сверхзвуковой противокорабельной ракеты и прочее, и прочее. Катастрофическое падение российского присутствия на индийском рынке налицо. Впрочем, с увеличением числа игроков на нем относительная доля России действительно, как об этом гениально догадались в Stratfor, может снижаться. Но столь же логично предположить, что такой относительный спад наблюдается не только у России, но и у остальных экспортеров вооружений, кроме новичка на этом рынке – США. Но главное – предполагаемое сокращение доли необязательно означает уменьшение абсолютных объемов российского экспорта. Так что утверждение авторов доклада о том, что указанное сужение доли России (повторим, в тексте цифрами никак не подтвержденное) приведет к проблемам в отечественном ОПК и станет причиной затягивания на более длительный срок модернизации армии, также содержит в себе логическую ошибку. Мифический «возврат в 90-е» Второй фундаментально ошибочный тезис доклада – утверждение о том, что трудности на индийском рынке в сочетании с невозможностью наращивания (sic!) военных расходов приведут чуть ли не к коллапсу оборонной промышленности России. Предположение базируется на одной-единственной аналогии – и в 90-е, и сейчас экономика РФ переживает период низких цен на нефть и обусловленных данным обстоятельством бюджетных трудностей. Но на этом все сходство и заканчивается. Даже в существующих финансовых условиях возврата к экспортно ориентированной модели развития и функционирования российского ОПК не будет. Конечно, экспорт очень важен для увеличения серийности производства, а при нынешнем валютном курсе – и для обеспечения финансовой устойчивости субъектов «оборонки». Но это в принципе относится в той или иной степени к военной индустрии любой страны (кроме, быть может, США) и верно для любого периода – хоть высоких, хоть низких цен на нефть. При всей важности экспорта в отличие от 90-х он не останется единственной кислородной подушкой российских оборонных компаний. При всем сходстве внешнеэкономического контекста современности и 90-х наши возможности 20-летней давности и сегодняшние принципиально отличаются. Страна худо-бедно превратилась в шестую экономику мира и в состоянии прилично финансировать национальную оборону при какой угодно внешней конъюнктуре. Сильно разнятся и военно-политические условия. От партнерских отношений Россия пришла к жесткой конфронтации с Западом. Сокращение военного бюджета страны неизбежно, но без внутренних заказов «оборонка» не останется, и их объем обеспечит вполне приемлемый уровень загрузки предприятий. Еще одно отличие от 90-х заключается в изменении роли Индии как импортера российских ВВТ. Подобно тому, как она сама диверсифицировала источники поставок вооружений, так и Россия сильно расширила список своих клиентов. Если еще в 2007 году Индия обеспечила 45 процентов всех зарубежных заказов российского ОПК, то сегодня эта доля сократилась примерно до 20–25 процентов. Если еще в 2000-м всего две страны – Китай и Индия – потребляли до 80 процентов российских поставок, то сегодня такая доля приходится на пять-шесть заказчиков. Так что колебания на одном рынке – индийском или любом другом – уже далеко не так критичны для стабильности отечественного экспорта вооружений. Итак, имеющиеся в докладе немногочисленные цифры сомнительны или неверны. Основные выводы – об утрате Россией доминирования на рынке Индии и о возможном крахе в связи с этим российского ОПК – ошибочны. Доминирование утратить невозможно, потому что его не существует уже добрых четверть века. Крах в связи с этим российского ОПК невозможен, потому что в отличие от 90-х индийские заказы не имеют больше критического значения, хотя и остаются очень важными. Приведенные примеры проблемных российско-индийских проектов ничего не доказывают. В одном случае (FGFA) – потому что проект таковым не является. Во втором (МТА) – потому что представляется проблемным на протяжении последних 15 лет. В третьем – в случае с вертолетами Ка-226 Т – потому что этот проект еще толком не начат. Похоже, что перед нами не попытка объективного анализа ситуации, а пропагандистский вброс. Эпизод общей информационной войны против России вообще и ее экспортеров вооружений в частности. Никто не удивится, если этот опус не останется единственным. Не исключено, что сегодня шарлатаны из Stratfor придумывают новые открытия о том, как Россия теряет рынок вооружений в других регионах мира. Например, в Латинской Америке, где в последнее время США резко активизировали противодействие российским поставкам продукции военного назначения.

 

Источник ➝

На Украине заявили о планах создания многоцелевого ракетного комплекса

alt

На Украине собрались создать собственный многоцелевой ракетный комплекс. Такая задача обозначена в Государственном оборонном заказе Министерства обороны Украины на 2020 год.

Украинское военное ведомство сообщает, что поручение о создании комплекса дал сам президент Украины Владимир Зеленский. Но о каких-либо детальных характеристиках разрабатываемого оружия не сообщается. Также непонятно, имеет ли отношение этот ракетный комплекс к уже разрабатываемому оперативно-тактическому ракетному комплексу "Гром-2", более известному под названием «Сапсан».

Как известно, после распада Советского Союза Украина отказалась от ядерного оружия, а затем приступила и к сокращению количества ракетных комплексов, доставшихся ВСУ от советских вооруженных сил. В итоге на вооружении украинской армии остались лишь ракетные комплексы советского производства 9К79-1 «Точка-У», однако их эксплуатация была сопряжена с рядом проблем.

В первую очередь, Киев столкнулся с нехваткой комплектующих, так как выпускавшие их предприятия находились в других постсоветских государствах. В конечном итоге руководители Украины пришли к выводу о необходимости создания новых, уже сугубо украинских ракетных комплексов. Так появился проект ОТРК «Сапсан», а затем и идея создания нового многоцелевого ракетного комплекса.

Над «Сапсаном» трудятся специалисты конструкторского бюро «Южное», а выпускать его предполагалось на Южмаше (Южном машиностроительном заводе) в Днепропетровске (новое украинское название города – Днепр). Но со времени начала работ прошло уже 14 лет, а ОТРК так и не поступили в серийное производство. «Сапсан» начали разрабатывать в 2006 году, в 2013 году по решению Министерства обороны Украины проект был закрыт (официально – из-за нецелевого расходования бюджетных средств), а в 2016 году к нему вновь вернулись, очевидно – за неимением лучших предложений.

ОТРК «Сапсан» может быть вооружен одноступенчатой баллистической ракетой, зенитной ракетой дальнего радиуса действия, противокорабельной ракетой среднего радиуса действия. Максимальная дальность стрельбы баллистической ракетой должна была составлять 280—480 км, зенитной – 150 км, противокорабельной – 90 км.

Любитель побряцать оружием, тогдашний президент Украины Петр Порошенко заявил о выделении средств на дальнейшую разработку оперативно-тактического ракетного комплекса. В августе 2018 года на военном параде в честь Дня независимости Украины был показан макет ОТРК «Сапсан». Но в феврале 2019 года стала известна информация о том, что украинское военное ведомство опять не финансирует работы, ведущиеся КБ «Южным».

alt

Что интересно, еще в декабре 2015 года Александр Турчинов, в то время занимавший пост председателя Совета национальной безопасности и обороны Украины, заявил, что ведется разработка нового ракетного комплекса, который по своим характеристикам будет превышать ОТРК «Сапсан». Возможно, тот комплекс, о котором мы слышим сегодня, и был тогда анонсирован Турчиновым?

Амбициозные проекты Украины в плане создания собственного ракетного оружия, таким образом, предстают весьма сомнительным начинанием. Судьба ОТРК «Сапсан» - типичное тому подтверждение. Конечно, с советских времен современной Украине досталась довольно развитая ракетная промышленность, однако в течение 1990-х - 2010-х гг. ее созидательный потенциал во многом был утрачен. Кроме того, у Киева банально нет денег на дорогостоящие разработки и, тем более, на запуск нового оружия в серийное производство.

Отдельный вопрос – бюрократические преграды и неимоверно высокий уровень коррупции, что также препятствует любым технологическим новациям. Поэтому можно предположить, что если у Украины и появятся на вооружении новые ракетные комплексы собственного производства, то произойдет это очень и очень нескоро, возможно через десятки лет. Это, кстати, отмечают и многие украинские пользователи, комментируя в Сети информацию об испытаниях ОТРК Гром-2. Они совершенно справедливо отмечают, что если в странах - мировых лидерах ракетостроения вроде США и России уходит на процесс разработки и запуска в производство до 10 лет, то на Украине речь будет идти о 20-30 годах с туманными итоговыми перспективами.

Let's block ads! (Why?)

 

Обнаружено тело подозреваемого в стрельбе в Германии

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх