Последние комментарии

  • Владимир Алексеев
    Такого факультета в Академии никогда не было. А вот как он назывался для вас, человека среднего пола, вопрос.Некоторые итоги военной операции в Сирии
  • Vladimir Osheschko
    Не думаю, что этот случай что-нибудь изменит. Никто не уйдет в отставку и этим случаям будет несть числа. Только числ...Невзоров: «Я видел горы трупов срочников в той же самой Чечне»
  • Pciha Ivanova
    Прочла статью, но доверие к власти, увы, не повысилось!Шойгу разбушевался

Стоять на месте! Сила как признак слабости

Проект «ЗЗ». Политическая активность протестующих в Москве вызвала новую волну интереса Запада к российской оппозиции. Один профессор из США сделал далеко идущий вывод: до нестабильности в России остаётся один шаг, поскольку во власти нынче каждый «сам за себя», и Путин в том числе. Другие аналитики, уже из Европы, указывают на «потрясения» в верхах от чисток.

Ведь антикоррупционные чистки, весьма избирательные, отнюдь не означают борьбы с коррупцией, зато указывают на грядущий передел власти.
alt

Путин теперь «сам за себя»


Стивен Сестанович из Колумбийского университета (профессор Школы международных отношений), известный публицист, написал для «Нью-Йорк таймс» статью в рубрику «Мнение», где выразил одну весьма оригинальную мысль.

Если учёный Фукуяма в последнем десятилетии прошлого века сообщил о конце истории, то учёный Сестанович известил мир о конце сил Путина. По крайней мере, профессор доложил всем интересующимся, что в российских верхах нынче каждый «сам за себя», а протесты последних недель в Москве вполне могут стать проверкой власти на прочность. И что, если Путин совершит при такой проверке большую ошибку? А что, если Путин уже совершил её, вернее, не одну, а две?

По-видимому, московские протесты и побудили мистера Сестановича выступить с материалом в крупном авторитетном издании.

В самом начале автор указал, что демонстрации в российской столице продолжаются. Именно по этой причине в Москве говорят о новой волне политической активности. Впрочем, у русских борцов за демократию дорога прошлого устлана разочарованиями. И они осознают, что бразды правления в руках у Владимира Путина, и власть он держит твёрдо.

С другой стороны, размышляет Сестанович, положение Путина уже не столь прочно, как прежде. Оглядываясь в историческое прошлое, учёный замечает, что с 1991 года, когда распался СССР, правители постсоветских республик обжигались на двух «больших ошибках», следствием чего была потеря ими власти.

В. Путин со своей командой тоже совершил две ошибки.

Большая ошибка номер один: «наглое манипулирование выборами». Трудно разозлить народ чем-нибудь так сильно, как этой манипуляцией. Сестанович указывает на безумие, охватывавшее толпы, понявшие, что ими манипулировали. В его историческом списке так называемая Революция роз в Грузии (2003 год), Оранжевая революция на Украине (2004 год), Революция тюльпанов в Кыргызстане (2005 год). Везде причиной революций стали фальсификация подсчёта голосов и другой обман на выборах.

Что касается России, то там «крупнейшими демонстрациями постсоветского периода стали протесты, последовавшие за знаменитыми фальсификациями парламентских выборов 2011 года».

И эта стратегия моделируется снова сегодня, когда в Москве готовятся новые выборы. Чиновники уже отклонили недавно кандидатуры многих оппозиционных активистов, желавших поучаствовать в выборах 8 сентября в Мосгордуму. Пусть протесты и не были массовыми, однако до сих пор нет признаков того, что они сошли на нет.

Вторая большая ошибка: безнаказанность официальной власти. Прежде всего профессор указывает на «жестокость со стороны правоохранительных органов». И вот примеры.

Когда правящая партия в Грузии проиграла парламентские выборы в 2012 году, «спусковым крючком» явилось «вирусное видео», где были показаны пытки, учинённые тюремщиками.

В 2013 и 2014 годах украинская толпа, поддерживавшая так называемое европейское будущее для своей страны, могла бы рассосаться, если б не народное возмущение «серией ночных нападений полиции на демонстрантов».

А в прошлом году случилось «резкое падение правителей Армении».

Вот и «путинизм» раз за разом проходит проверку на безнаказанность. В июне, напоминает автор, спецслужбы выдвинули обвинения против известного репортёра-расследователя Ивана Голунова. Улики были сфабрикованы настолько неуклюже и вызвали такую бурю критики, что Кремль распорядился «освободить Голунова».

Применение силы для разгона демонстраций, а также очевидная попытка отравить заключённого Алексея Навального, полагает Сестанович, «могут привести к подобному негодованию».

Президент Путин привык решать такие вопросы с большей ловкостью, пишет далее автор. В России «мягкая диктатура», и Путин «редко рискует своим положением», допуская «массовые избиения и кровопролитие или слишком явное мошенничество в урнах для голосования».

Сфальсифицированные итоги выборов 2011 года были «явным исключением», полагает эксперт. К тому же «правительство довольно умело справилось с последствиями: были дозволены протесты, и г-н Путин искусно назначил известную правозащитницу Эллу Памфилову на пост главы Центральной избирательной комиссии». И она «не разочаровала его», иронизирует Сестанович.

Так почему же Путин и его помощники теперь «слишком остро реагируют на опасность»? Ведь «либеральные активисты», стремящиеся пройти в Мосгордуму, представляют собой лишь небольшую группу!

«Знающие россияне», полагает профессор, ответят на этот вопрос вот как. Речь идёт о «политике преемственности». Согласно Конституции РФ, нынешний президент не может снова баллотироваться: срок его полномочий истечёт в 2024 году. Перспектива отдалённая, но она уже сейчас не на шутку волнует российскую элиту. Опросы показывают, что доверие общественности к Путину снизилось. Его партия «Единая Россия» настолько непопулярна, что в 2018 году она проиграла ряд губернаторских выборов. Экономика страны продолжает стагнировать. Некоторые аналитики утверждают, что российские чиновники «на всех уровнях» задаются вопросом: способен ли Путин гарантировать институциональную и социальную стабильность? Может ли он обеспечить их личную безопасность, как он делал прежде? Если не может, то придание выборам свободного и честного вида «покажется роскошью», которой «режим больше не может себе позволить».

Нетрудно понять, допускает американский профессор, как Путин и его окружение могут совершить и вторую ошибку: проявить «жестокость и безнаказанность, которая ранее свалила других постсоветских лидеров». В течение двух десятков лет президент Путин являлся «главным защитником так называемых «силовых министерств» России. Президент «был спиной». Парочка засыпавшихся агентов, попытавшихся отравить двойного агента в Великобритании? Убийство известного лидера оппозиции Бориса Немцова чуть ли не прямо перед Кремлём? Президент «отмахивается». Вспомните любое грубое злоупотребление властью со стороны должностных лиц (российских военных, служб безопасности или полиции): вполне вероятно, считает Сестанович, что Путин «публично принижал его [злоупотребления] важность или оправдывал тех, кто за ним стоял».

Однако сегодня стратегия «поддержки и укрепления государственной бюрократии независимо от последствий» способна дать «подчинённым Путина» такую уверенность в своих действиях, что впоследствии сам Путин о том «пожалеет», предполагает автор.

Сохраняя свои собственные планы на будущее (если таковые имеются) в тайне, Путин «уполномочил других принимать свои собственные решения», пишет Сестанович. И неспроста недавнее российское исследование путинизма носит зловещее название: «Каждый сам за себя». Вот она, «формула нестабильности»! От «массового гнева и потрясений» г-на Путина отделяет лишь один «акт жестокого злоупотребления властью». Ежели в нынешнем Кремле и вправду «каждый сам за себя», президент, без сомнений, поймёт, что это значит для него. Теперь и он «сам по себе», заключает американский профессор.

alt

Стоять. Не двигаться. Идёт передел власти


Журналист Бенуа Виткин в «Le Monde» поведал европейской публике об «арестах в высоких сферах российского государства». Сообщения об этом идут одно за другим. По мнению автора, аресты представляют собой фон «четвёртого срока правления Владимира Путина». Это «новая ситуация, которую ни один член правящей элиты не в состоянии игнорировать».

Только в первые две недели июля прошла череда арестов: три высокопоставленных чиновника были арестованы в Дагестане. Затем случились обыски в администрации Воронежской области. Далее последовали аресты шестерых сотрудников ФСБ. Дальше — больше. Был арестован помощник представителя президента в Уральском федеральном округе, а затем заместитель председателя правления Пенсионного фонда РФ. Прошли обыски в правительстве Якутии, в администрации Санкт-Петербурга… И речь почти всегда идёт «о коррупции или экономических преступлениях», замечает корреспондент.

Журналист убеждён, что растущее число арестов высокопоставленных чиновников объясняется «битвой кланов» и «политикой Кремля». В статье указывается, что с 2014 года арестам ежегодно подвергается в среднем два процента членов элиты. Поэтому сопоставление столь скромных масштабов со сталинскими чистками 30-х голов прошлого века явилось бы явным преувеличением.

Аресты определены в статье как центральный фактор «стабильности путинской системы». И недаром многие случаи представлены широкой публике как очередной фрагмент «государственной борьбы с коррупцией», пишет корреспондент «Le Monde». Но эксперты с этим не согласны.

Валерий Соловей, политолог, считает, к примеру, что подобная борьба «слишком избирательна, чтобы быть настоящей». Эти борьба не атакует основ коррупции, а наиболее высокопоставленных людей в путинском окружении и вовсе «не затрагивает».

Сам Виткин допускает, что аресты служат для скрытой борьбы за ресурсы. Уголовное дело возбуждается, например, ради давления на конкурента или захвата его активов. Так истолковывался многими экспертами арест в 2016 году министра Улюкаева. Он оказался «жертвой аппетитов» Сечина, полагает Виткин. По его мнению, «столкновения в верхах» являются отражением борьбы за власть, которая обостряется с приближением вероятного ухода Путина в 2024 году с поста президента. К примеру, арест Абызова в России истолковывается как «атака на либеральный клан» и демонстрация слабости Д. Медведева, который не в состоянии «защитить одного из своих протеже».

Но что же делать? Стоять на месте.

«В итоге лучше всего не сходить с места, — сообщил журналисту анонимно некий областной российский чиновник. — Не совершать ничего: ни плохого, ни хорошего».

Стоять на месте! Сила как признак слабости

* * *

Дельный совет!

Стоять на месте, не двигаться, не делать ничего — вот вам слагаемые стабильности. Не то вместо роста ВВП будет в стране рост числа арестов.

Let's block ads! (Why?)

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх