Сталинградская миссия доктора Ройбера



В ночь на Рождество 1942 года изможденные голодом и 30-градусными морозами солдаты 16-й танковой дивизии 11-го армейского корпуса 6-й армии Паулюса потянулись в блиндаж лейтенанта Курта Ройбера. Перед их взором предстал необычный образ, поначалу воспринятый как мистическое видение. А кто-то решил, что это галлюцинации…

«Над заметенными следами погибших, умерших с голоду, замерзших немецких солдат никогда не станет крест, не будет водружен надгробный камень». Эти строки о сокрушительном для захватчиков финале Сталинградской битвы позднее написал германский генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн.

По его словам, осталась только память об их непередаваемых страданиях и смерти. Но о том, кто по большому счету виноват в этом, Манштейн предпочитает не говорить…

Таким был конец для одной из лучших в вермахте 6-й армии, которой командовал Фридрих Паулюс. Беспримерная по масштабам, ожесточенности и военно-политическим последствиям Сталинградская битва завершилась 2 февраля 1943 года полной победой советских войск.

Покаяние перед капитуляцией

Сегодня, спустя три четверти века ушли в прошлое ожесточение и непримиримость, время сглаживает боль потерь. Более того, среди представителей старшего поколения, воевавших на Восточном фронте и взятых в плен Красной армией, я встречал многих, с симпатией относящихся к нашей стране и к русским людям. Скольким немцам милосердные русские женщины, которые и сами тогда жили впроголодь, давали кусок хлеба или картофелину! Часто вспоминали об этом и прошедшие через плен бывшие солдаты 6-й армии Паулюса – те, кто дожил до наших дней.

А другой их рассказ – о пережитом в ночь на Рождество 1942 года – воспринимался поначалу как легенда. Там, в «сталинградском котле», в траншеях и занесенных снегом землянках взорам солдат и офицеров предстала икона Божией Матери. Изможденные голодом, болезнями и морозами, охваченные чувством обреченности, люди поначалу восприняли ее как мистическое видение...

Но икона действительно была. По просьбе своих раненых и ослабевших «камераден» ее создал военный врач Курт Ройбер (Kurt Reuber).

Под Сталинградом лейтенант Ройбер был в составе 16-й танковой дивизии 11-го армейского корпуса 6-й армии. С 15 сентября 1942-го по 2 февраля 1943-го дивизией командовал генерал-майор Гюнтер Ангерн (Gunther Angern). Соединение находилось на советско-германском фронте с июня 1941-го. 23 августа 1942 года именно 16-я дивизия в 16.00 прорвалась к Волге севернее Сталинграда.

Помимо работы старшего врача лазарета, у Ройбера было и другое дело, которое он считал нравственно важным: обязанности пастора. В его молитвах звучала мысль о том, чтобы человечество научилось различать добро и зло. Видя лишения и страдания местного населения, он как врач помогал советским военнопленным, жителям разрушенного, но несломленного города. Случайно ли? Ответ на этот вопрос следует искать в довоенной биографии Ройбера.

Курт родился 26 марта 1906 года в немецком городе Касселе в небогатой и очень набожной семье земледельцев. Воспитание получил в духе крестьянских традиций и религиозных ценностей. За год до призыва в вермахт, в 1938-м Ройбер защитил докторскую диссертацию по теме «Этика врачующего сословия». Это был интеллигент, широко образованный человек: доктор, художник, теолог. В недавнем прошлом – пастор из деревни Вихманнсхаузен (земля Гессен). Отец троих детей.

На фронте доктор Ройбер стремился понять русских людей. «Я постоянно всматриваюсь в их лица, – делился чувствами медик в письмах родным. – Русский человек во всем для меня загадка. Часто оказываешься перед славянской душой, как перед непроницаемой стеной тумана. И никогда не знаешь, что увидишь, когда она разомкнется: мягкий теплый свет или еще большую тьму». Но со временем, по-доброму, по-человечески беседуя с мирными жителями, этот свет в их глазах он открывал для себя все чаще. Как священник Курт Ройбер воспринимал душой молитвы женщин и стариков.

Но к концу 1942-го о спасении пришлось молиться уже его соотечественникам. Кольцо вокруг 6-й армии неумолимо сжималось. Танковые соединения под командованием генерал-полковника Германа Гота попытались деблокировать окруженную группировку Паулюса. Однако в ходе проведенных советскими войсками Котельниковской и Среднедонской операций были не только остановлены, но и далеко отброшены. 23 декабря 1942 года, в канун католического сочельника надежда на помощь извне рухнула…

Чтобы как-то поддержать раненых и больных солдат, Курт Ройбер по их просьбе на обороте русской географической карты нарисовал Богоматерь с маленьким Иисусом: Дева Мария держит спящего младенца на руках, бережно прижимая его к себе, чтобы согреть. По периметру нарисованной углем иконы размером 95 на 115 сантиметров надпись: «Свет, жизнь, любовь. Рождество в «котле». Крепость Сталинград, 1942». Позднее икону Ройбера стали называть «Сталинградской Мадонной» (Madonna von Stalingrad).

Вечером перед Рождеством доктор Ройбер прикрепил икону на стену в своем блиндаже. Солдаты негромко спели две рождественские песни. Командир батальона Вильгельм Гроссe (Wilchelm Grosse) поздравил подчиненных, и Ройбер снял с иконы ткань. Солдаты увидели освещенный свечой рисунок доктора. Вот как он сам отозвался об их реакции: «Они остановились как вкопанные в благоговейном молчании, пораженные висящей на глиняной стене картиной, под которой горел огонек на вбитом в земляную стену полене. Весь рождественский праздник прошел под впечатлением рисунка и слов, обрамляющих его: свет, жизнь, любовь».

Блиндаж с «Мадонной» стал местом паломничества немецких солдат. А затем врач и священник Ройбер стал обходить с иконой другие промерзшие солдатские укрытия, чтобы таким образом подбодрить их перед Рождеством. Ведь этот день напоминал им о доме, о близких. Солдаты припасли к празднику кое-что из скудных продуктов, которые еще оставались. И со словами «за все, что мы любим» подняли кружки с шампанским. Бутылка, открытая под Рождество, чудом сохранилась у командира батальона.

Необычная посылка для фрау Марты
Казалось бы, позднее десяткам тысяч пленных немецких солдат армии Паулюса было уже не иконы Ройбера. Только в 1956 году последние из них вернулись в послевоенный фатерланд. Но все эти годы об иконе помнили…

А главное – сохранилась сама «Сталинградская Мадонна». Икону удалось вывезти из «котла» вместе с командиром Ройбера Вильгельмом Гроссе, получившим тяжелое ранение. Его эвакуировали последним бортом. 15 января 1943 года советские части прорвались к основному аэродрому окруженной 6-й армии Паулюса Питомник, который прикрывали с воздуха истребители авиационного полка JG3 «Удет». А 21 января немцам пришлось оставить и Гумрак, где находилась последняя взлетно-посадочная площадка, способная принимать большие самолеты.

В Германии Вильгельм Гроссе переслал семье Курта Ройбера посылку с его набросками. «На одном из рисунков – ваш отец. Это для матери, – написал Гроссе в записке. – А Мадонна, написанная в укреплениях – для вас всех». Так Марта Ройбер-Иске (Martha Reuber-Iske), жена Курта, стала обладательницей 150 рисунков «людей Востока», сделанных мужем. Ранее большую их часть привез домой сам глава семьи, когда приезжал в отпуск. Теперь у фрау Марты оказался и оригинал «Сталинградской Мадонны».

Что касается 16-й танковой дивизии, в которой служил доктор Ройбер, то вместе с остальными частями 6-й армии она попала в окружение и в январе 1943 года была уничтожена. Генерал-майор Гюнтер Ангрен покончил с собой. Это произошло 2 февраля – в день окончания Сталинградской битвы. А лейтенант вермахта Курт Ройбер оказался в советском плену. Его направили в лагерь НКВД № 97 в районе Елабуги. Это старинный город в Татарии, окруженный лесами на правом берегу Камы, в 215 километрах к востоку от Казани. Ройбер попал туда сильно ослабевшим, с подорванным голодом и морозами здоровьем. Он перенес сыпной тиф и страдал хроническим воспалением среднего уха. Там, под Елабугой 20 января 1944 года Курт Ройбер умер. Ему было 38 лет. Сохранились его фотография и автопортрет.

В послевоенное время рисунки и письма Ройбера были опубликованы и получили в Германии широкую известность. А его «Сталинградская Мадонна» стала символом покаяния, прощения и надежды. Ведь если бы предложение советского командования сдаться было окруженной 6-й армией Паулюса принято, удалось спасти жизни десяткам тысяч немецких солдат. Но Гитлер не допускал даже мысли о капитуляции.

А в годы холодной войны икона Ройбера стала на Западе символом мира.

В 1983 году родственники доктора передали икону берлинской церкви поминовения Кайзера Вильгельма (Kaiser-Wilhelm-Gedachtniskirche Berlin). «Сталинградскую Мадонну» признали канонической. Ее освятили иерархи трех городов Европы: архиепископ Вольский и Саратовский Пимен и церковные представители городов, переживших во время Второй мировой массированные бомбардировки: английского Ковентри (побратима Волгограда) и немецкого Берлина. В городе-герое на Волге в одном из местных храмов хранится копия иконы Ройбера. Такая же подарена немецкой стороной англиканскому собору в Ковентри.

Волгоградский художник Владислав Коваль был настолько впечатлен историей «Сталинградской Мадонны», что посвятил ей свою картину. На ней изображены четверо согбенных, осунувшихся немецких солдат в окопе. Двое в касках, двое других обмотаны платками. Склоненная над Иисусом Дева Мария очерчена неким мистическим кругом, который источает несказанный свет. Это свет Жизни, Надежды и Мира…

 

Источник ➝

Украинские «добробатовцы»: штрихи к реальным портретам

alt

Как только речь заходит о снискавших себе самую что ни на есть недобрую славу на Донбассе «добровольческих батальонах», появившихся на Украине весной 2014 года и сыгравших одну из главных ролей в превращении гражданского противостояния на Востоке страны в жестокий вооруженный конфликт, большинство представляет себе толпу отъявленных националистов, фанатичных поклонников Бандеры и УПА, таким образом воплотивших в жизнь свою заветную мечту о «резне москалей». На самом деле это не совсем так…

Вне всяких сомнений, приверженцев ультранационалистической идеологии в «Азове», «Айдаре», «Донбассе», «Торнадо» (*экстремистские организации, запрещены в РФ) хватало с лихвой.

Однако следует отметить, что «бандеровцами» как в самой «нэзалэжной», так и за ее пределами совершенно справедливо называют в основном выходцев из ее западных регионов. Однако как раз эта публика за все время войны на Донбассе на передовую особо не рвалась, считая, что петь дифирамбы «воякам УПА*» и клясть «москалей» гораздо комфортнее на собственной кухне под горилку с салом, чем в простреливаемых окопах или на блокпостах. По статистике, в «добробатах» полно было уроженцев тех областей Украины, где национализм никогда не преобладал. Так в чем же дело?

Этот вопрос, по большому счету, следовало бы адресовать в первую очередь психологам. Как на «майдане», так и в порожденных им карательных батальонах громадный (без всякого преувеличения) процент людей представлял из себя самых обычных... неудачников! Кого там только ни было: прогоревшие бизнесмены, уволенные по компрометирующим мотивам госслужащие, неудавшиеся общественники. А уж творческих личностей — от музыкантов до художников, вообще хоть пруд пруди! Это не досужие выдумки: в первые год-два «патриотического подъема» (2014-2015) биографиями подобных личностей, нашедших на Донбассе свой бесславный конец, местные СМИ и интернет-порталы различных «патриотических» организаций были просто переполнены. Материал для исследования имелся богатейший.

Вся эта публика не сумевшая реализовать себя в нормальной жизни и категорически не желавшая упорно трудиться для получения каких-либо достижений как в материальном, так и в социальном плане, хлынула на «майдан», видя в нем единственную возможность выделиться, прославиться, «подняться» и воспарить над нестерпимыми серыми буднями. И они все это получили сполна! Официальный Киев превозносил разрушивших страну погромщиков, провозглашая их «героями» и награждая высшими орденами. Следующей такой возможностью для этой компании стала АТО, куда многих из них, по правде говоря, сперва отправляли чуть ли не принудительно, обещая при этом легкую и необременительную прогулку по трупам «сепаров». Для «майданных» скакунов и прибившихся к ним маргиналов это было возможностью не возвращаться к унылой обычной жизни, новым увлекательным приключением. Они шли воевать и убивать ради развлечения, «ради процесса», вот что самое страшное.

Меркантильный момент? До 70% «добробатовцев» изначально вообще не значились ни в каких списках и штатных расписаниях, соответственно, и денежного довольствия не получали. Даже кормили их, как правило, представители еще одного лихого племени, порожденного тем окаянным временем, – «волонтеры», а никак не государство, которое они вроде бы «защищали». Нет, изначально в «батальонах» были и те, кто шел убивать собственных сограждан ради выгоды и удовлетворения своих садистских наклонностей. Причем в весьма немалом количестве. Мародерство, грабежи, похищение людей с целью получения выкупа, изуверские пытки и расправы – этим «добровольческие батальоны» на Донбассе «прославились» сполна.

В 2014 году в Киеве и других областных центрах резко возросло количество автомобилей, в основном престижных и дорогих «иномарок» с номерными знаками Донецкой и Луганской областей. Беженцы? Вовсе нет. Да, определенный процент тех, кто бежал от войны, спасая семью и остатки имущества, среди этих водителей был. Но по большей части в кабинах машин с «донбасскими» номерами сидели мародеры-«батальонщики». Бизнес на автомобилях, угнанных и «отжатых» в «зоне АТО» у местного населения, стал одной из прибыльнейших статей дохода «батальонов». «Мерседесы», «Лексусы», «БМВ», продаваемые за бесценок, стали одной из их «визитных карточек».

Конечно, машинами дело не ограничивалось. Электроника, бытовая техника, даже одежда и посуда – как с разграбленных складов, так и из квартир «сепаратистов», хлынули в мирные регионы Украины потоком. Главная заслуга в этом опять-таки принадлежит «батальонам». Те, кто шел на войну мародерствовать, взяли свое сполна. Это, в свою очередь, исчерпывающе объясняет готовность многих их бойцов подставлять головы под пули, не имея официального статуса и как результат – денежного содержания от государства. Какая еще зарплата? Выдали автомат — крутись, как можешь. Они и крутились…

Наиболее ушлые лидеры и бойцы «добробатов», вовремя сориентировавшись, пошли на службу к олигархам. Первым среди таковых стал Игорь Коломойский. Но не единственным. Некоторые из них со временем были вынуждены уйти «под руку» ВСУ и Нацгвардии, сделав карьеру в этих структурах. Кто-то, например, пресловутый Билецкий со своим «Азовом», сумел конвертировать кровавое «геройство» в политическую карьеру, кто-то — в большие или меньшие деньги. Подавляющее же большинство оставшихся в живых батальонщиков выродилось в самых обычных бандитов – каковыми они, собственно, и являлись с самого первого дня.

Let's block ads! (Why?)

 

Индийский генерал: В стоимость АК-203 для Индии входят и передаваемые технологии

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх