Последние комментарии

  • Галина иванова20 сентября, 14:52
    Языком владеете?! Надо же кроме говорить, он еще что то умеет делать. А ВООБЩЕ : ДВА ПРИДУРКА Янтаров и  Che.  Самосожжение учёного. Язык самоубийства и национальный вопрос
  • Zesar20 сентября, 14:44
    А Вы Закон внимательно прочитайте. Вы же написали в него даже не заглянув. "...Поэтому: место, время, тему и численно...А судьи – что?
  • Владимир Алексеев20 сентября, 14:39
    20 лет разрабатывали Т-95, он же объект 195. Все вроде должен в серию пойти и вдруг бац. Забыть. Стали Т14 разрабатыв...Т-95 против Т-14. Сравнение от The National Interest

Офицеры Армады. Хосе Антонио де Гастаньета

Истории о людях, принадлежащих к той или иной профессии, иногда являются своеобразным срезом того времени, когда они жили, его нравов и законов, иллюстрацией к событиям великим и малым, так или иначе повлиявших на судьбу этих самых людей, да и многих других тоже. Ранее я уже публиковал материал с историей про одного выдающегося человека – офицера испанской морской пехоты, дона Хосе Гонсалеса Онториа, инженера, артиллериста, организатора и реформатора, сделавшего большой вклад в развитие Армады.

Сегодня, после длительного перерыва, я хочу продолжить цикл публикациями о выдающихся офицерах и адмиралах Армады Эспаньолы. Цикл будет охватывать времена от XVIII до XIX столетий и включать в себя не только боевых командиров, но и просто знаковых фигур, так или иначе отметившихся в истории. Здесь вы не увидите каких-либо глубоких подробностей, конкретных генеалогий, детальных описаний сражений – лишь биографии, которые при желании можно легко найти и в испанском сегменте Интернета, хоть бы и в той же Википедии. Но на русском об этих замечательных людях сказано поразительно мало, и потому считаю своим долгом рассказать о них несколько подробнее, переведя общедоступную информацию на понятный нам язык. И начну я с самой ранней из намеченных для цикла персоналий – дона Хосе Антонио де Гастаньеты и Итуррибальсаги.
Офицеры Армады. Хосе Антонио де Гастаньета

Дон Хосе Антонио де Гастаньета и Итуррибальсага


На службе у Габсбургов


Родился Хосе де Гастаньета в 1656 году, в городе Мотрико, что в Стране Басков, в семье, связанной с морем уже в течении многих поколений. Его отец, Франсиско де Гастаньета, владел собственным кораблем в составе Индийского флота, корабли которого возили грузы между колониями и метрополией. Уже в 12 лет Хосе на борту галеона отправился в свое первое плавание в Индии (т.е. Америку), с чего началось его системное обучение морскому делу. Совмещая теорию и практику, Гастаньета изучил точные науки вроде математики и астрономии, освоил азы штурманской науки, начал знакомится с технологиями строительства кораблей. В 16 лет на корабле «Aviso» он вместе с отцом отправился в мексиканский Веракрус, где почтенный Франсиско умер, и юному Хосе пришлось возвращаться домой уже командуя собственным кораблем. Несмотря на то, что это было первое его путешествие в качестве капитана корабля, а маршрут не был самым простым, Хосе впервые показал себя в качестве умелого и перспективного морехода – без всяких приключений «Aviso» вернулся домой в срок, а команда корабля прониклась уважением к молодому сеньору Гастаньете, который, помимо прочего, показал себя отменным штурманом. Так началась история одного из самых важных в истории Армады XVIII века персонажей, который успеет оставить свой след в ее развитие на многие годы вперед.

В возрасте 28 лет он уже был бывалым мореходом, совершившим 11 самостоятельных плаваний в Америку, включая совсем неблизкие и сложные – в Аргентину, к Огненной Земле и за мыс Горн. Все они были успешными, принесли ему прибыль и репутацию, и Гастаньета мог бы и дальше продолжать в том же духе – но душа моряка требовала большего. В 1684 году он вступает в ряды Армады, проходит обучение, и спустя два года получает звание capitan de mar – т.е., капитана моря. Надо заметить, что подобный поступок в конце XVII века был достаточно своеобразным, так как служба в Армаде не сулила ему больших успехов и перспектив – военно-морской флот Испании в правление короля Карлоса II пребывал в настолько жестоком кризисе, что раздавались голоса о том, что еще немного – и он вообще исчезнет с морей. Шутка ли – в то время, как ведущие морские державы имели по нескольку десятков, а то и до сотни линейных кораблей, составлявших ядро флотов того времени, Испания на момент смерти последнего Испанского Габсбурга имела всего 8 (восемь) таких судов, причем их состояние был столь печальным, что практически постоянно 5 их них проходили ремонт в доке, или находились в резерве! Даже у скандинавских стран вроде Швеции и Дании дела обстояли лучше. И именно в это время очередным капитаном Армады становится Хосе де Гастаньета. Сложно сказать, чем он руководствовался – патриотическим порывом, надеждами на то, что испанский флот все возродится, и вновь будет грозой морей, или еще чем-то. Но факт остается фактом – отказавшись от непыльной работы частного купца, он поступил на государственную службу в Армаду в очень тяжелые для нее времена.

Для Гастаньеты не нашлось в Армаде корабля для командования, потому в 1687 году его назначили в Кантабрию, на королевскую верфь в Колиндресе, где руководил постройкой различных судов. Здесь впервые ярко проявился талант дона Хосе к делам судостроения, ведь он не только знал теорию, но и умел использовать ее на практике, а главное – обладая пытливым аналитическим умом, он сразу же начал искать пути совершенствования постройки кораблей, и написал первый свой труд на эту тему – «Arte de fabricar Reales» (названия трудов оставлю без перевода), в котором рассматривались вопросы организации труды для постройки военных кораблей. В 1691 году его перевели в Кадис, где он также начал командовать отдельными кораблями или небольшими соединениями в Средиземном море, взаимодействуя с англо-голландскими союзниками в войне против Франции. Здесь он показал себя достаточно хорошо, чтобы получить вначале повышения до адмирала, а затем – до реал-адмирала (Almirante Real, Королевский адмирал, звание в конце XVII века в Армаде). В 1694-1695 он достаточно активно оперировал на море, где вновь проявил свой первый талант, штурманский, умело проведя под носом у французов из Неаполя в Маон конвой кораблей, еще и заманив под крепостные пушки отряд графа де Турвиля. Также в это время он пишет и издает в 1692 году еще одну книгу – «Norte de la Navegación hallado por el Cuadrante de Reducción». Этот труд целиком был посвящен штурманскому делу, и впервые вводил в использование усовершенствованного инструмента квадрант, который позднее будет модернизирован и внедрен после 1721 года во всем мире как секстант, а право первооткрывателей будет присвоено англичанам Джону Хэдли и Томасу Годфри. К 1697 году уже практически вся Армада перешла на использование квадранта Гастаньеты, упрощавшего навигацию, а сам Гастаньета считался выдающимся моряком и пользовался уважением не только у себя дома, но и за границей. Почивать на лаврах ему не довелось – в 1700-1701 годах он отправился в Новую Гранаду, и отвечал за сгон шотландских колонистов, которые попытались обосноваться на берегах залива Дариен, тем самым угрожая суверенитету Испании над регионом. Долго ему заниматься этим не пришлось – в начале 1701 года из метрополии пришли тревожные вести: король Карлос II умер бездетным, и теперь идет война между двумя претендентами, Фелипе де Бурбоном и Карлосом Габсбургом. Хосе Антонио де Гастаньета тут же вернулся домой и присягнул на верность французу. С этого момента начался самый активный и значимый период его жизни.

Адмирал Бурбонов


Так как испанское судостроение пребывало в глубоком упадке вместе с Армадой, а на нужды войны необходимы были и корабли, и матросы, то Гастаньету, как одного из наиболее авторитетных командующих Армадой, имеющего опыт нужных областях, назначили ответственным за возрождение этой отрасли. В 1702 году он стал суперинтендантом фабрик и плантаций Кантабрии, основав там верфи Гуарнисо близ Сантандера, рядом с которыми вырос поселок Эль Астильеро. С этого момента Хосе Антонио де Гастаньета начинает систематически выстраивать то, чем в будущем Испания сможет по праву гордиться – четко организованное централизованное судостроение, с широким употреблением стандартизированных элементов. Помимо верфей Гуарнисо, он также основал ряд предприятий на реках Сорроса, Орио и Пасехас, что в Стране Басков. Также дон Гастаньета отвечал за оборону берегов Бискайского залива, и стал мэром Мотрико, сосредоточив в своих руках власть во многих сферах жизни всего северного региона Испании. В 1712 году он опубликовал крупный трактат «Proporción de las medidas arregladas a la construcción de un bajel de guerra de setenta codos de quilla», в котором описывались все нюансы и подготовительные работы, необходимые для организации эффективного судостроения. В нем рассматривались в том числе такие важные вопросы, как правильные заготовка, сушка и обработка древесины. Этот трактат сразу же стали распространять по всей Испании, хоть с внедрением всех описанных в нем процессов возникли проблемы.
alt

Сражение у Пассаро

События в Европе вскоре вынудили дона Хосе Антонио Гастаньету вернуться в действующий флот, и возглавить его. Филипп V, окончательно утвердившись в Испании по окончании войны за испанское наследство, стал проводить активную внешнюю политику, что подразумевало, помимо прочего, войны с оппонентами. Одним из его глобальных планов стало создание вокруг Испании государств-сателлитов, которыми будут управлять дети от его брака с Изабеллой Фарнезе, весьма яркой и политически активной женщиной, происходящей из Пармы. В рамках подготовки к войне Гастаньете пришлось в 1717 году ехать в Голландию, чтобы договориться там о покупке кораблей, а затем возглавил флот вторжения на Сицилию. Высадка прошла успешно, флотилия из 23 боевых кораблей (линейные корабли и фрегаты) находились на стоянке у Пассаро, когда туда явился британский флот (22 корабля) под началом адмирала Джорджа Бинга. Несмотря на политическую напряженность, война между Испанией и Великобританией не была объявлена, потому на появление чужаков не последовала какая-то особая реакция, и зря – вопреки миру между двумя государствами, Бинг обрушился на испанцев, и учинил форменную бойню. Два корабля были потоплены, 11 – захвачены англичанами и уведены в качестве призов, четырем кораблям и фрегатам удалось бежать. Основные силы Армады были разгромлены, адмирал Гастаньета попал в плен. Лишь спустя четыре месяца началась война Четверного альянса, которая спустя два года закончилась поражением Испании. Самого Гастаньету от крупных проблем из-за боя у Пассаро спасло то, что сам он и его корабль сражались храбро, адмирал получил тяжелое ранение в ногу, а англичане совершили свое нападение вероломно, без объявления войны – что, впрочем, можно было предугадать, зная характер самих англичан.

Вскоре 62-летний дон Хосе Антонио вернулся из плена, но из-за ранения и возраста на какое-то время покинул действующий флот, вернувшись к вопросам судостроения. В 1720 году был издан его новый масштабный трактат «Proporciones de las medidas más esenciales para la fábrica de navíos y fragatas», который касался уже непосредственно теории корабля – какие обводы лучше подходят для определенных целей, какое отношение длины к ширине должно быть у линейных кораблей и фрегатов, как их лучше строить, и т.д. Вместе с остальными трудами была сформирована система, которая в 1721 году особым королевским указом была признана обязательной для исполнения, а вскоре после этого отдельные элементы созданной системы стали использоваться не только в самой Испании, но и за рубежом. После этого Гастаньета вновь вернулся в действующий флот, став одним из адмиралов Флота Индий, который отвечал за перевозку колониальных богатств в метрополию. Во время очередной войны с Великобританией, в 1726-1727 годах, он, используя свои навыки штурмана, мастерски провел под носом английского флота конвой с золотом и серебром на общую стоимость в 31 миллион песо, причем в какой-то момент пришлось буквально прорываться через дозоры англичан среди ночи, но те даже не смогли обнаружить испанцев, свободно достигших берегов Галисии. Узнав об этом, король пришел в восторг, и даровал пожизненную пенсию размером в 1000 дукатов в год самому адмиралу, и 1500 дукатов в год сыну Хосе Антонио. Однако новости об этом Гастаньета уже не получил – пребывая в весьма почтенном возрасте (71 год), он умер в Мадриде 5 февраля 1728 года, вскоре после своего возвращения из Индий.

Наследие


В качестве адмирала дон Хосе Антонио де Гастаньета проявил себя достаточно своеобразно. Единственное крупное морское сражение с противником (у Пассаро) он проиграл, но здесь вряд ли здесь была его вина, ибо англичане напали без объявления войны, да и, строго говоря, при численном равенстве сил у них было больше пушек, и лучше подготовлены экипажи. Последнее было вообще крайне примечательно – в эпоху, когда все решал артиллерийский бой, испанцы «отстали», все еще делая на абордажи, а последствия упадка страны при последнем Габсбурге привели к тому, что и просто хороших моряков было не так много, так что даже если бы Гастаньета оказался готов к бою, исход его все равно был бы печальным. Но, в то же время, нельзя сказать, что как флотоводец он был плох – наоборот, проявив себя как великолепный штурман и мастер маневренных действий, он также явно был отличным организатором, так какие познания в навигации не смогли бы спасти его эскадры, если бы корабли не удалось сплавать. Между тем, действия в Средиземном море и на пути из Индий говорят обратное – флоты под началом Гастаньеты действовали достаточно решительно, как единое целое, четко выполняя приказы своего адмирала, что можно также поставить в его заслуги.
alt

"Реал Фелипе" рядом с верфями Гуарнисе


Но никакие достижения на поприще командования флотами не могут перекрыть того вклада, который сделал Гастаньета в развитие судостроения Испании. Застав его практически в руинах, этот изобретательный бискаец заложил основу в его великолепное возрождение, произошедшее во 2-й половине XVIII столетия. Основанные им верфи Гуарнисо за все время своей работы ввели в строй 37 кораблей, не считая малых судов, и именно на них был построен «Реал Фелипе» — первый трехпалубный корабль в истории государства, который проектировался по заветам самого Гастаньеты. Сами эти заветы были оформлены в одну конкретную систему, которая четко определяла то, как запасать материалы для строительства кораблей, как их хранить и обрабатывать, какие характеристики должны быть у кораблей, какое отношение длины к ширине, и т.д. – короче говоря, это был целый свод законов для судостроения, «Библия корабела», при следовании которой можно было строить прекрасные суда, что у испанцев позднее и получилось. Он же заложил в конструкцию испанских кораблей то, что в дальнейшем стало "изюминкой" Армады — отличная бортовая защита кораблей, до четырех слоев дуба или красного дерева, толщиной вплоть до метра, и даже более, в результате чего пробить борта испанских кораблей иногда не получалось даже при огне вплотную из самых тяжелых пушек. Кроме того, отработанная и стандартизированная система судостроения позволяла строить корабли не только дешевле и качественнее, но и быстрее – в частности, именно благодаря «системе Гастаньеты» в Ферроле могли строить фрегаты за несколько месяцев после выдачи заказа, серийно и массово, и, главное – дешево. Правда, достигнуть этого удалось уже после смерти самого Гастаньеты – слишком много времени требовалось для наладки всей инфраструктуры, отработки нюансов механизма, выработки практически навыков, обучения кадров. Тот же «Реал Фелипе», будучи по проекту отличным кораблем, и достаточно хорошо построенный, из-за недостатков древесины, которую плохо заготовили и хранили, уже спустя пару лет после вступления в строй стал течь и рассыхаться – что, впрочем, не помешало ему прослужить вполне солидные для своего времени 18 лет. По сути, на работах Гастаньеты строилось все последующее судостроение Испании, да и за границей его наработки использовались и ценились.

В Мотрико, своем родном городе, Гастаньета построил усадьбу, в которой затем проживали его потомки. Одним из них оказался скромный и очень умный мальчик, который, вдохновившись рассказами про своего предка, также пошел служить в Армаду и добился впечатляющих достижений за время службы, во многом повторив путь Гастаньеты как организатор и аналитик. Но не был услышан властями и погиб в битве при Трафальгаре. Имя этому мальчику – Косме Дамиан Чуррука и Элорса, и фигура его оставила столь большой след в истории Армады, что ему требуется посвятить отдельную статью. А это значит, что история еще не закончена.

Продолжение следует…

Let's block ads! (Why?)

 

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх