Последние комментарии

  • Роман В21 июля, 17:57
    На уровне советника президента по науке (официальная должность), не далее, буквально как год с небольшим тому, было п...Поздравление Д.Трампу и всему американскому народу.
  • Николай Каспер21 июля, 17:43
    Так ведь русские и другие славяне не слишком то настроены украинцев резать.   А вот буряты, якуты и прочие "потомки Ч...Паника на Украине: Под Чернобылем «нашли» боевых бурятов Путина
  • Юрий М21 июля, 17:42
    ну ты мудак... как это ты выжил при коммуняках, в голове не укладывается..Поздравление Д.Трампу и всему американскому народу.
  1. Блоги

"Индия и Пакистан: конфликт с положительной суммой"

На веб-сайте Российского совета по международным делам (РСМД) опубликована статья научного сотрудника Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) и эксперта РСМД Тимофея Борисова "Индия и Пакистан: конфликт с положительной суммой", в которой говорится, что февраль 2019 года отметился внезапным обострением конфликта между Индией и Пакистаном, что вызвало бурную реакцию средств массовой информации и породило дискуссии о потенциальных сценариях развития событий вплоть до начала полномасштабной войны и обмена ядерными ударами.

Насколько оправданы эти опасения? Какие факторы привели к нынешней эскалации? Можно ли рассматривать итоги данного эпизода в терминах «победитель» и «проигравший»? Каковы перспективы нормализации отношений между двумя южноазиатскими государствами?



_105879557_gettyimages-1128378862

Песчаная композиция на пляже в Индии в честь возвращения на родину сбитого и взятого в плен пакистанской стороной летчика ВВС Индии винг-коммандера Абхинандана Вартхамана, 01.03.2019 (с) Getty Images / BBC


От Пулвамы до Балакота

14 февраля 2019 г. в округе Пулвама индийского штата Джамму и Кашмир произошел крупнейший за последние годы теракт, унесший жизни по меньшей мере 40 сотрудников Сил полиции центрального резерва (Central Reserve Police Force, CRPF). Ответственность на себя взяла террористическая организация «Джаиш-е-Мухаммад», базирующаяся в Пакистане.

Безусловно, этот инцидент явился потрясением как для широкой индийской общественности, так и для руководства страны. Вполне ожидаемой была незамедлительная реакция индийского правительства в дипломатическом поле — Пакистан был обвинен в поддержке террористов, Индия объявила об отмене режима наибольшего благоприятствования в торговых отношениях с соседом и активизации курса на его международную изоляцию. Не смог повлиять на позицию Нью-Дели и тот факт, что Пакистан выступил с официальным осуждением теракта и предложил провести совместное расследование. Уровень доверия между странами для подобного рода взаимодействия слишком низок. Власти Индии аргументировали отказ от сотрудничества тем, что Пакистану ранее неоднократно предоставлялись сведения о действующих на его территории запрещенных организациях, ответственных, в частности, за теракт 2008 г. в Мумбаи, однако Исламабад не предпринимал сколь-либо активных действий по борьбе с ними.

Подобные обвинения и методы политического давления в индо-пакистанских отношениях не новы. Фактором же, способствовавшим дальнейшему усугублению ситуации, послужили предстоящие в апреле – мае 2019 г. парламентские выборы в Индии. Логика борьбы за голоса избирателей вынудила премьер-министра Нарендру Моди к принятию более решительных и жестких мер. Утром 26 февраля истребители Dassault Mirage 2000H/I из состава 7-й эскадрильи ВВС Индии сбросили управляемые авиационные бомбы по предполагаемому лагерю группировки «Джаиш-е-Мухаммад» неподалеку от города Балакот в пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва. Официально операция, ставшая первым случаем применения индийской боевой авиации для атаки по территории Пакистана с 1971 года, была представлена как «упреждающий удар» в целях защиты от готовящихся против Индии терактов.

Ответ пакистанской стороны не заставил себя ждать — 27 февраля ВВС Пакистана с целью демонстрации возможностей совершили налет на территорию Индии и в ходе завязавшегося воздушного боя сбили над Линией контроля истребитель МиГ-21бис UPG (Bison) ВВС Индии. Самолет упал на территории, контролируемой Пакистаном, управлявший им винг-коммандер (подполковник) Абхинандан Вартхаман успел катапультироваться, но был взят в плен. Это единственная подтвержденная обеими сторонами боевая потеря техники в ходе рассматриваемого конфликта.

В шаге от ядерной войны?

Несмотря на то, что случившееся выбивается за рамки привычной логики развития индо-пакистанских отношений в последние годы, прогнозы относительно возможного начала полномасштабной войны представляются малообоснованными. В этом на сегодняшний день не заинтересована ни одна из сторон конфликта. Пришедшая к власти в Пакистане в июле 2018 г. партия «Техрик-и-Инсаф» («Движение за справедливость») во главе с премьер-министром Имраном Ханом стремится проводить взвешенную внешнюю политику, направленную на улучшение имиджа страны, установление долгосрочных взаимовыгодных отношений с партнерами и привлечение инвестиций в испытывающую трудности экономику. В то время как действующее индийское правительство подвергается серьезному давлению и критике по различным направлениям, включая военную сферу, со стороны оппозиции, и стремится минимизировать репутационные риски в преддверии выборов.

Распространенной ошибкой при сравнении военных потенциалов двух стран является акцент на анализе количественных показателей, разница в которых, с одной стороны, очевидна, с другой — далеко не всегда имеет решающее значение в исходе военных действий. Гораздо важнее обратить внимание на качественные характеристики. Пакистан, располагая меньшими ресурсами, смог построить сбалансированные вооруженные силы, которые отличаются высоким профессионализмом и имеют разнообразный боевой опыт.

Индия, в свою очередь, имея преимущество с точки зрения численности вооруженных сил и количества военной техники, испытывает ряд трудностей, влияющих на их эффективность. Одной из наиболее острых проблем, которую признает министерство обороны Индии, является устаревание парка военной авиации и острая нехватка новых истребителей. Произошедший конфликт, с высокой вероятностью, приведет к активизации внутриполитической дискуссии об очередном пересмотре процедур оборонных закупок в сторону их упрощения, а также об ускорении конкретных программ, главным образом тендера по закупке 114 многофункциональных истребителей для ВВС Индии.

Международная реакция и конфигурация интересов в регионе

Оценивая реакцию внешних акторов, таких как США, Китай, Россия, на описываемые события, нельзя не отметить серьезные изменения, происходящие в системе международных отношений в Южной Азии.

Ярко выраженный блоковый характер биполярной системы периода холодной войны делал выбор сторон в индо-пакистанском конфликте более очевидным. Однако сегодня взаимная политическая и экономическая зависимость южноазиатских стран и великих держав, заинтересованных продвижении собственных интересов в регионе, существенно увеличилась.

Так, для Соединенных Штатов Пакистан является ключевым посредником в крайне важных переговорах с представителями движения «Талибан» по мирному урегулированию в Афганистане. Индия, в свою очередь, представляет собой центральный элемент Индо-Тихоокеанской стратегии США в части сдерживания Китая. Необходимость сохранять баланс привела к определенным противоречиям в американском политическом истеблишменте. Госдепартамент США выразил свои соболезнования Индии в связи с терактом в Кашмире и призвал все страны (очевидно, имея в виду главным образом Пакистан) прекратить укрывать на своей территории и поддерживать террористов. Буквально через день сенатор Линдси Грэм во время личной встречи с министром иностранных дел Пакистана Махмудом Куреши на полях Мюнхенской конференции по безопасности отметил, что он «впечатлён» достижениями Исламабада в борьбе с терроризмом.

Китай, который на протяжении долгих лет является ближайшим военно-политическим партнером Пакистана, также оказался в непростом положении. Пекин заинтересован в стабильности и безопасности региона, необходимых для реализации масштабных экономических проектов в рамках Инициативы пояса и пути. На этом фоне в последнее время отмечается позитивная динамика в китайско-индийских отношениях. Принимая во внимание вышеописанные факторы, Китай ограничился нейтральным заявлением, выразив надежду на урегулирование конфликта путем диалога.

Описание российско-индийских отношений как испытанных временем, характеризующихся высокой степенью доверия и отсутствием разногласий по принципиальным вопросам, давно и справедливо стало общим местом. 28 февраля президент России Владимир Путин провел телефонный разговор с премьер-министром Моди, в котором он в очередной раз (14 февраля была направлена телеграмма) выразил соболезнования индийскому народу в связи с терактом и надежду на скорейшее урегулирование кризиса в отношениях между Индией и Пакистаном. Однако ситуация для Москвы осложняется тем, что с 2017 г. Индия и Пакистан являются членами Шанхайской организации сотрудничества. Кроме того, в последние годы отмечается развитие двусторонних российско-пакистанских связей, в частности, на контртеррористическом треке.

Таким образом, выход из сложившегося кризиса возможен только при наличии прямого двустороннего диалога между Индией и Пакистаном.

Возврат к норме и дальнейшие перспективы

Формальным поводом к деэскалации послужило возвращение на родину взятого в плен индийского летчика. При этом специфическим итогом данного скоротечного обострения является тот факт, что каждая из сторон имеет возможность объявить о своем военном и дипломатическом успехе.

Пакистанская позиция заключается в том, что страна проявила себя сдержанно и миролюбиво, изначально выступив против эскалации и предложив сотрудничество. Затем, будучи вынужденной отвечать, продемонстрировала свой военный потенциал, сбив МиГ-21бис UPG и Су-30МКИ (не подтверждено), а после — стала инициатором снижения напряженности и в качестве «примирительного жеста» вернула Индии задержанного летчика.

Индия, в свою очередь, заявляет об успешной атаке на лагерь боевиков (Пакистан опровергает нанесение какого-либо ущерба материальным объектам на собственной территории) и предотвращении будущих терактов. Кроме того, сообщается о сбитом винг-коммандером Абхинанданом Вартхаманом пакистанском истребителе F-16 (не подтверждено), а его возвращение из плена преподносится как результат давления на Пакистан и крупная дипломатическая победа.

Пользователи социальных сетей и местные СМИ еще долго будут обсуждать детали произошедшего, приводить различные аргументы и «доказательства» в пользу каждой из точек зрения, однако все это не имеет большого значения. Важно, что ни одна из сторон конфликта не считает себя ущемленной и не требует реванша, что создает условия для возвращения к статусу-кво и спокойного ожидания результатов выборов в Индии. Более того, нынешний год по-прежнему сохраняет потенциал для позитивного сдвига в пакистано-индийских отношениях.

Одним из факторов, способствующих потеплению, могут стать более жесткие действия Пакистана против террористических организаций, таких как «Лашкаре-Тайба» и ранее упомянутая «Джаиш-е-Мухаммад». По словам министра информации и телерадиовещания Пакистана Фавада Чаудхри, правительство уже приняло соответствующее решение.

Помимо этого, в 2019 г. исполняется 550 лет со дня рождения основателя религии сикхизма Гуру Нанак Дэва. В этой связи по взаимной договоренности в конце 2018 года был дан официальный старт строительству так называемого Картарпурского коридора, который призван соединить индийский город Дера Баба Нанак и пакистанский Картарпур, что существенно упростит посещение расположенных в них святынь (гурдвар) паломниками-сикхами. В настоящее время они вынуждены получать визы и преодолевать маршрут протяженностью в 125 км через Лахор, несмотря на то, что храмы расположены в пределах прямой видимости. Успешную реализацию проекта без преувеличения можно будет считать прорывом в двусторонних отношениях, однако для этого потребуется политическая воля обеих сторон.


Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх