Последние комментарии

  • Александр Крутов
    Ну, да. Командир корабля и штурман - два человека. Если у них своя есть тема это одно, а если работают как лаборанты ...В США предрекли «начало конца» России, как космической державы
  • Анатолий Головань
    Вся продажная верхушка у власти.Чему удивляться.«Ржев». Ну и кто это проплатил?
  • Александр Иноземцев
    ПРО Сингапур... ------------------- В 1955 году в Сингапуре был создан Центральный Накопительный Фонд в качестве адми...Демографическая катастрофа. Есть ли шанс спасти Россию от вымирания?

И третий Даманский. Тоже забытый

В глухом казахском углу


13 августа 1969 года КНР, почувствовав, что ради того чтобы поставить на место Москву, Пекин поддержат и западные страны, предприняла новую провокацию на границе с СССР. По масштабам она была почти на равных с Даманским и даже превзошла Даманский-2 – столкновение у острова Гольдинского (подробнее см.
на «ВО» здесь).
И третий Даманский. Тоже забытый

На этот раз китайцы выбрали достаточно глухой угол — на восточно-казахстанском участке у озера Жаланашколь. Утром 13 августа советскую границу у заставы «Жаланашколь» поначалу перешли всего полтора десятка китайских солдат. К 7 часам утра они стали демонстративно окапываться. Но за линией границы уже накопились около сотни китайцев. Проливать кровь советские пограничники не хотели. Но на все предупреждения с той стороны не реагировали…

alt

Вскоре границу нарушили ещё 12 китайских солдат, которые двинулись вдоль контрольно-следовой полосы на сопку Каменная. На двух БТР наши перерезали им путь, но после коротких переговоров китайские солдаты открыли огонь из автоматов. Советские пограничники фактически вынуждены были отвечать.

Вооружённые стрелковым и противотанковым оружием китайцы продолжали переход границы, заняв одну из сопок. С ними вступили в бой пограничники на трёх БТР. Под командой старшего лейтенанта Ольшевского группа из восьми бойцов, которую поддержали два бронетранспортёра, зашла в тыл китайцам, и те заняли круговую оборону.

alt

Высоту Правая атаковала другая группа пограничников, потерявшая одного убитым и восьмерых ранеными. Но высота была взята, а китайские окопы забросали гранатами. Был смертельно ранен ещё один советский пограничник – рядовой В. Рязанов. К 9 часам высота была отбита, и китайцы уже больше не планировали атак.

alt

На поле боя было много оружия, в основном советского производства 1967-69 гг. с маркировками Румынии и Северной Кореи. Эта провокация обошлась Пекину более чем в 50 убитых и раненых, СССР — в 12 убитых и раненых.

alt

Но "сигнал" русским был подан — не исключено, что главной целью Пекина было показать Москве, что ряд её союзников де-факто оказались на стороне КНР. А как вспомогательная задача — "продемонстрировать" территориальные претензии к СССР и на этом отдалённом участке границы.

Такие союзники, такие друзья


Теперь уже хорошо известно, что с апреля 1969 г., вскоре после схватки на острове Даманском, пошёл в рост реэкспорт Румынией и КНДР советского стрелкового оружия в Китай. К середине августа 1969 г., вскоре после конфликта, эти поставки возросли почти вдвое по сравнению с уровнем осени 1968 года. Именно тогда, по завершении небезызвестной операции "Дунай" в Чехословакии, упомянутый реэкспорт и начался.


Не менее характерно, что в канун новой китайской провокации президент США Ричард Никсон вместе с госсекретарем Генри Киссинджером посетили с официальными визитами сперва пакистанский Лахор, а затем Бухарест. Тогда же Румыния и Пакистан согласились быть посредниками в налаживании китайско-американских контактов на высшем уровне, а через Пакистан стало поступать в КНР разведывательное оборудование из США.

alt

Президент США Ричард Никсон в Бухаресте (рядом с ним — Николае Чаушеску)

Между тем на 11 сентября 1969 г. в пекинском аэропорту уже была назначена встреча премьеров СССР и КНР, Алексея Косыгина и Чжоу Эньлая. В её повестке дня значился прежде всего пограничный вопрос. Китайская же сторона, похоже, решила загодя, путём новой демонстрации силы, укрепить свои позиции.

Однако встречу в пекинском аэропорту отменять не стали, и там обе стороны договорились решать спорные вопросы сперва на обоюдной сибирско-дальневосточной границе. Но, как известно, с 1970 года все они, как правило, решались в пользу КНР. В Пекине тогда поняли, что так же будет решён вопрос и по участку почтив 400 кв. км у озера Жаланашколь. И особо не педалировали впоследствии этот вопрос.

Много позже, по казахстано-китайскому соглашению в Алма-Ате от 4 июля 1998 г. об уточнении взаимной границы, подписанному Нурслутаном Назарбаевым и Цзян Цземинем, тот участок был передан Китаю. Но в конце 60-х в Москве осознали, что КНР пользуется вполне предметной поддержкой ряда советских союзников, точнее, якобы союзников. В Румынии, к примеру, в то время продолжалась официальная и весьма активная критика упомянутой операции "Дунай", а в КНДР — хоть и неофициально, критика хрущевского антисталинизма и той же операции в Чехословакии.

Но Москва, по очевидным политическим причинам, предпочла воздержаться от прессинга на Бухарест и Пхеньян по поводу реэкспорта советского оружия в КНР. Ибо в советском руководстве опасались нового раскола в социалистическом содружестве в пользу КНР, что, в свою очередь, будет выгодно США и в целом Западу. И еще могло привести к военно-политическому блоку Румынии не только с тогдашней сталинско-прокитайской Албанией, но и с титовской Югославией. Напомним, социалистическая Югославия тогда регулярно препятствовала СССР на мировой арене в рамках инициированного ею с подачи Запада "Движения неприсоединения".

Когда же Пекин не переставая ссорился с Москвой, к Бухаресту с Пхеньяном в качестве истинных друзей Китая "добавлялись" ещё и Вашингтон с Исламабадом. 1-2 августа Никсон и Киссинджер встретились с тогдашним главой Пакистана генералом Яхья-Ханом в Лахоре. Главной темой переговоров были варианты "большей поддержки коммунистического Китая, пока (как говорил Г. Киссинджер) жив Мао Цзэдун".

alt

Официальный Китай и сегодня дружит с Пакистаном

Тогда же стала регулярной работа транспакистанского транспортного коридора, проходившего и через территорию КНР, по которому стала в большем объёме направляться продукция не только гражданского профиля, и не только из США. Китайское же посольство в Пакистане было проинформировано пакистанским МИДом в начале августа 1969 года о планах руководства США насчет официального визита Никсона и Киссинджера в КНР.

А в Бухаресте Никсон, встретившись с китайским послом Лю Шэнькуанем, заявил о желании встретиться с руководителями КНР где-либо и о поддержке её "антигегемонистской политики". В свою очередь, Николае Чаушеску предложил свое личное посредничество в организации такой встречи, что было принято Вашингтоном и Пекином. А в середине июня 1971 г. Чаушеску лично подтвердил в Пекине эти инициативы Мао Цзэдуну и Чжоу Эньлаю.

Плодотворное посредничество


Посредничество Бухареста и Исламабада дало плоды: в Пекине Киссинджер впервые побывал в начале июля 1971 г. — заметим, вскоре после визита Чаушеску в Пекин. Первый официальный визит руководителей США в КНР состоялся, как известно, в феврале 1972 г., обозначив с тех пор их более активное сотрудничество в противодействии СССР.

Кстати, весьма характерно, что столь "молниеносные" визиты Никсона в Пакистан, а затем вместе с Киссинджером и в Румынию состоялись именно в преддверии конфликта у Жаланашколя… Все эти факторы, естественно, оказали влияние на сдержанную политическую реакцию Москвы на этот конфликт. Что подтверждается также и тем, что о нём не упоминали в центральных и региональных советских СМИ (кроме краткого сообщения в многотиражке местной погранзаставы).

Но были ещё и внутренние факторы советской сдержанности. Во-первых, вплоть до начала 80-х годов включительно в СССР действовали свыше 50 подпольных сталинско-маоистских группировок, инициированных Пекином и призывавших в своих листовках и брошюрах к "свержению господства ревизионистов-предателей великого дела Ленина — Сталина", планировавших диверсии и теракты. Причём взамен обезвреженных таких групп постоянно возникали новые. Но после отставки в конце июня 1981 г. Хуа Гофэна, сталинистского преемника Мао, поддержка Пекином таких групп стала минимальной.

Во-вторых, в СССР на рубеже 60-х и 70-х годов вызревал системный социальный кризис. Причем Брежнев и иже с ними видели главную причину этого в том, что небезызвестные реформы Косыгина (подробнее см. на «ВО» здесь) ведут государство на поводу у растущих социально-материальных потребностей населения. Что могло негативно отразиться и на росте экономики страны и на состоянии её обороноспособности.

alt

Именно такие оценки генсек ЦК КПСС Л. И. Брежнев высказал на пленуме ЦК в декабре1968-го:

"Да, надо серьёзно удовлетворять потребности народа, но где грань этим потребностям? Её нет. Партия делает всё возможное для перевыполнения плановых заданий по росту заработной платы, а стремления, просьбы, желания здесь возрастают. …требуется подумать, как быть дальше, потому что мы можем оказаться, если не найдем правильного решения, в затруднительном положении. …Тем паче что рост заработной платы опережает рост производительности труда. Если такие вопросы упускать из виду, то потом придется поправлять дело более острыми мерами".

Как известно, косыгинские реформы были практически свёрнуты уже в начале 70-х. А в целом многочисленные взаимосвязанные факторы предопределили невозможность для СССР ввязываться в масштабный военный конфликт с КНР. Они же предопределили и неоднократные советские уступки Пекину в пограничных вопросах.

Let's block ads! (Why?)

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх