Планы реорганизации морской пехоты США

Морская пехота США проводит свое самое радикальное преобразование за последние десятилетия, делая акцент на борьбе с повстанцами на Ближнем Востоке и на развитии возможностей быстрой переброски сил с острова на остров в западной части Тихого океана для сдерживая китайского флота, пишет Майкл Р. Гордон (Michael R. Gordon) в статье для газеты "The Wall Street Journal".


89186378_10156628531875194_4829075865423839232_o

Тренировка разведывательных подразделений морской пехоты США по десантированию с вертолетов в море (c) Isaac Cantrell / морская пехота США



Десятилетний план реорганизации этого рода сил, который должен быть обнародован в ближайшие дни, вытекает из многолетнего секретного моделирования Соединенными Штатами военных сценариев, которое показало, что ракетные и военно-морские силы Китая подрывают американские военные преимущества в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

«Китай с точки зрения военного потенциала является основной угрозой», — заявил в интервью газете комендант (командующий) морской пехоты США генерал Дэвид Бергер. «Если бы мы ничего не предприняли, нас бы уже обошли».
По словам генерала, чтобы заново создать морскую пехоту в качестве «экспедиционных сил» при действующих бюджетных ограничениях, планируется избавиться от всех танков, сократить количество самолетов и количество военнослужащих с 189 тысяч до 170 тысяч человек.
«Я пришел к выводу, что нам нужно сократить численность, чтобы добиться качества», — отметил Бергер.
Данные изменения являются частью более глубокого процесса трансформации вооруженных сил, которые оттачивают новые концепции ведения боевых действий и планируют потратить миллиарды долларов на то, что по прогнозам министерства обороны США станет эпохой усиленной конкуренции с Китаем и Россией.
Среди множества новых высокотехнологичных программ ВВС США разрабатывают гиперзвуковую ракету, которая будет двигаться в пять раз быстрее скорости звука, и экспериментируют с новой концепцией беспилотного летательного аппарата — «верным ведомым» (Loyal Wingman), который будет нести бомбы и летать в одном строю с пилотируемыми самолетами.
Сухопутные войска создали командование перспективных разработок (Futures Command) для отслеживания происходящих преобразований, провели испытания нового орудия на полигоне Юма в начале этого месяца — оно выпустило снаряды на дальность около 40 миль (64,5 км), что примерно вдвое больше показателя существующих артиллерийских систем. ВМС, в свою очередь, прорабатывают тактику рассредоточенных авианосных групп, чтобы сделать их менее привлекательной целью для китайских ракет средней дальности, а также занимаются разработкой необитаемых подводных аппаратов и безэкипажных боевых кораблей.
Министр обороны США Марк Эспер пообещал сделать этот год годом, когда военное ведомство начнет движение к «полной и необратимой реализации» стратегического сдвига. Бюджетная заявка Пентагона по расходам в размере 705 млрд долл. на 2021 финансовый год включает самый большой объем ассигнований на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы за последние 70 лет — почти 107 млрд долл.
Около 20 лет назад военные разворачивались в совершенно ином направлении. После десятилетий подготовки к войне с советскими войсками и другими крупными регулярными армиями вооруженные силы США столкнулись в Ираке и Афганистане с боевиками, которые использовали автомобильные бомбы (Suicide Car Bombs) и cамодельные взрывные устройства, но не имели военно-воздушных сил или тяжелой бронетанковой техники.

Сосредоточившись на миссии по борьбе с повстанцами, армия США допустила истощение своих возможностей по ведению радиоэлектронной борьбы, тогда как министерство обороны направляло средства на другие основные системы вооружений.
В то время как США фокусировались на Ближнем Востоке, Китай и Россия работали над системами, способными помешать американским военным концентрировать силы и осуществлять командование ими вблизи своих регионов. Американские чиновники пришли к выводу, что в случае начала войны Китай может запустить сотни ракет по авиабазам США и их союзников, портам и командным пунктам на всем Тихом океане, заблокировать американскую военную навигационную систему GPS, атаковать спутниковые системы и использовать средства противовоздушной обороны для удерживания американских боевых самолетов на расстоянии.
Россия также использовала бы ракеты класса «земля–поверхность», средства ПВО и противоракетные комплексы, развернутые в Калининграде и на Крымском полуострове в Черном море.
Официальные лица США обеспокоены тем, что даже в мирное время новые возможности Китая и России могут стать средством политического принуждения, угрожающего способности Америки защищать своих союзников и партнеров, от Тайваня до стран Балтии.
Успехи Китая и России подтолкнули Пентагон к выводу о том, что США вступают в новую эпоху конфликта великих держав. Перед тем, как уйти в отставку с поста министра обороны в декабре 2018 года, Джеймс Мэттис руководил разработкой новой стратегии национальной обороны, в которой утверждалось, что долгосрочное соперничество с Китаем и Россией является приоритетом Пентагона, а Северная Корея, Иран и террористы представляют меньшую опасность.
Нынешнее руководство военного ведомства по-прежнему привержено стратегии, которая породила новые жаргонизмы, включая такое понятие как «объединенное командование и управление во всех сферах» (Joint All-Domain Command and Control) — система определения объектов для удара и управления, которая объединит все виды вооруженных сил на театре боевых действий.
Новая стратегия Пентагона сталкивается с рядом препятствий. Одним из важных моментов является то, что оборонный бюджет с большой долей вероятности останется на прежнем уровне или даже сократится в течение следующих нескольких лет в связи с растущим дефицитом федерального бюджета.
Другой вопрос заключается в том, сможет ли Вашингтон сосредоточиться на угрозах Китая и России, учитывая постоянную напряженность в отношениях с Ираном, ставшую результатом «кампании максимального давления» администрации Трампа в виде жестких санкций против Тегерана, а также решимости иранского режима продолжать поддерживать группы боевиков на Ближнем Востоке.
В начале этого месяца, после ракетных ударов Ирана и повторных обстрелов со стороны поддерживаемых Ираном шиитских формирований, генерал Фрэнк Маккензи, командующий силами США на Ближнем Востоке, заявил, что США оставят два авианосца в регионе и перебросят зенитные ракетные системы Patriot в Ирак для защиты военных баз.
Несмотря на это, руководство Пентагона утверждает, что бюджетный приоритет — это планирование будущей войны. «Нет смысла покупать вещи, которые не соответствуют» новой стратегии обороны, заявил председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Марк Милли.

Чтобы высвободить средства для будущих проектов, военные планируют отказаться от старых, но все еще функционирующий систем вооружений. Это добавит трудностей, с которыми вооруженные силы сталкиваются при выполнении текущих задач.
«В ближайшие пару лет нам придется больше рисковать», — отметил генерал-лейтенант ВВС Марк Келли. ВВС планируют списать 17 бомбардировщиков B-1B Lancer, 44 штурмовика A-10 Thunderbolt II, а также 16 самолетов-заправщиков KC-10 Extender и 13 KC-135 Stratotanker, чтобы иметь возможность направить больше средств на перспективные проекты.
Никто в вооруженных силах не предлагает более далеко идущих изменений, чем генерал Бергер. Он служил командующим морской пехотой США в Тихом океане, затем возглавлял командование по разработке концепций ведения боевых действий в Квантико (штат Вирджиния). Командование провело секретные военные игры, такие как Pacific Surprise и Ghost Fleet, в которых рассматривалось, как морские пехотинцы могут противостоять угрозе Китая в предстоящее десятилетие.
Для морской пехоты новая стратегия Пентагона подняла вопрос о том, должна ли она адаптироваться к борьбе против Китая или концентрироваться на меньших, но не менее актуальных опасностях.
«Военные игры действительно показывают, что при отсутствии значительных изменений морская пехота не сможет быть конкурентоспособной в столкновении с равным противником"», — заявил генерал-лейтенант Эрик Смит, сменивший генерала Бергера на прошлом посту.
При этом некоторые отставные военнослужащие предупреждают, что слишком сильный акцент на Китае может сделать морскую пехоту менее гибкой в урегулировании конфликтов, которые могут разразиться на Ближнем Востоке и в других отдаленных регионах.
В основе плана генерала Бергера лежит создание новых военно-морских экспедиционных формирований - того, что морские пехотинцы называют «прибрежными полками» (Littoral regiments), задача которых заключалась бы в том, чтобы взять на себя китайский флот.
По словам генерала Бергера и других высокопоставленных офицеров морской пехоты, в случае возникновения военной конфронтации эти полки рассредоточат небольшие группы морских пехотинцев, которые устремятся к малым островам в Южном и Восточно-Китайском морях на десантных кораблях. Будучи вооруженными беспилотными аппаратами, работающими в воздухе, на море и под водой, морские пехотинцы смогут атаковать китайские военные корабли, прежде чем те выйдут дальше в Тихий океан. Группы морской пехоты, в которых может быть от 50 до 100 человек, будут запускать противокорабельные ракеты. Данные целеуказания также будут переданы силам ВВС или ВМС США, которые будут использовать ракеты большей дальности.
Чтобы избежать ответных ударов, морская пехота должна будет перемещаться с острова на остров каждые 48 или 72 часа, полагаясь на десантные корабли нового поколения, которые могут управляться дистанционно. Другие группы могли бы работать с военных кораблей США.
Генерал Бергер отметил, что новые возможности и тактика морской пехоты создадут «кучу проблем» для китайских войск. «Им будет очень трудно противостоять небольшим распределенным военно-морским экспедиционным силам, мобильным, но способным протянуть руку и прикоснуться к вам».

Для осуществления этой стратегии морская пехота развернет новые ракетные батареи, вооруженные беспилотные подразделения и десантные корабли. Предпринимаются серьезные усилия для облегчения бремени материально-технического обеспечения, например, изучение использования технологий 3D-печати для изготовления запасных частей. Стратегия требует также потребует более глубокой интеграции с ВМС США.


Источник ➝

«И ты, Сингапур...»: экономисты всего мира смотрят на эту страну и её экономические тренды

alt

Экономические аналитики практически всего мира во время очередного кризиса устремляют свои взоры на Сингапур. Как уже сообщало в одном из недавних своих материалов «Военное обозрение», происходит это по той причине, что за последние пару десятилетий Сингапур стал своеобразным показательным государством с точки зрения процессов, распространяющихся на весь мир.

Если говорить предельно упрощённо, то экономисты наблюдают за Сингапуром по той причине, что практически все экономические тенденции, проявляющие себя в Сингапуре, через непродолжительное время распространяются на весь «развитый» и «развивающийся» мир.

Будь то тенденции положительные или отрицательные. Сегодня "падают" все экономики мира, и экономика Сингапура на данный момент не является исключением.

На этот раз внимание экономистов привлекли к себе тенденции на рынке труда «государства-показателя». Крупное консалтинговое агентство Mercer Singapore сообщает о том, что практически каждая четвёртая компания (а именно – 22%) решила заморозить приём на работу до конца года. Нужно отметить, что выборка осуществлялась по 232 компаниям из различных сфер.

11% процентов компаний собираются пойти по мягкому пути оптимизации во время кризиса и сократить ту часть фонда, когда предполагалась на повышение заработной платы сотрудников. В то же время 8% компаний уже урезали заработную плату для своих сотрудников или собираются её урезать в ближайшее время.

Наибольшее число компаний, которые готовы предложить сотрудникам «туже затянуть пояса», - компании из розничной и оптовой торговли, сферы энергетики, технологические компании, туристический и гостиничный бизнес.

В то же время в Mercer Singapore отмечают, что компании не могут себе позволить существенно урезать заработную плату сотрудников, а тем более увольнять их без предоставления других вариантов с рабочими местами. В стране действует программа по поддержке рабочих мест на случаи финансовых кризисов. Снижение уровня заработных плат в упомянутых сферах не превышает 4,1%.

Примечательно, что по наиболее пессимистичному прогнозу именно на 4,1% по итогам 2020 года может упасть ВВП Сингапура. Для сравнения: пессимистичные прогнозы по падению ВВП Италии и Испании на 2020 год - выше 20%. Оптимистичные же выглядят хуже наиболее пессимистичных по тому же Сингапуру - 4,5-5% падения. Если снижение экономики действительно составит около 20%, то это будут невероятные показатели для Европы последних десятилетий.

Let's block ads! (Why?)

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх