В строй ВМС Мьянмы введен патрульный корабль национальной постройки Inlay

В день празднования 70-летия мьянманского (бирманского) флота 24 декабря 2017 года в Янгоне состоялась церемония ввода в состав ВМС Мьянмы головного патрульного корабля нового типа Inlay (бортовой номер "54"), построенного на мьянманской военно-морской верфи в Синмалаике (Янгон; верфь также именуется Thilawa). На церемонии присутствовал  главнокомандующий вооружёнными силами Мьянмы старший генерал Мин Аун Хлайн. Корабль, названный, по всей видимости, в честь крупного озера Инле, расположенного на юге штата Шан, был спущен на воду 27 ноября 2015 года.


25-5745741-26047211

Введенный в состав ВМС Мьянмы головной патрульный корабль Inlay (бортовой номер "54") национальной постройки. Янгон, 24.12.2017 (с) www.facebook.com/seniorgeneralminaunghlaing




Одновременно 24 декабря 2017 года в Янгоне состоялись церемонии передачи ВМС Мьянмы еще шести единиц, построеных верфью в Синмалаике - двух 56-метровых малых десантных кораблей с бортовыми номерами "1614" и "1615" (ранее два таких корабля были построены в Синмалаике и введены в строй в 2013 году), и четырех 29-метровых десантных катеров с бортовыми номерами "1713", "1714", "1715" и "1716" (ранее в 2015-2016 годах ВМС Мьянмы получили 12 таких катеров).

Затем в честь 70-летия флота состоялся военно-морской парад ВМС Мьянмы, который принимал старший генерал Мин Аун Хлайн.

Характеристики патрульного корабля Inlay точно неизвестны, но сообщалось, что он имеет длину 81 м. Полное водоизмещение оценочно около 1500 тонн. Корабль вооружен китайской 57-мм спаренной автоматической артиллерийской установкой типа 66, видимо снятой с одного из старых китайских малых противолодочных кораблей проекта проекта 037 (в состав ВМС Мьянмы входили десять кораблей проекта 037, полученных из КНР в начале 1990-х годов). Так же на Inlay установлены минимум две малокалиберные артиллерийские установки и имеется ангар для базирования среднего вертолета.

В 2015 году сообщалось, со ссылкой на мьянманские СМИ, что якобы предполагается строительство серии из десяти патрульных кораблей типа Innlay.

Мьянма настойчиво развивает собственное военное кораблестроение. Ранее мьянманская военно-морская верфь в Синмалаике построила два относительно простых корвета Anawrahta (бортовой номер "771") и Bayinnaung ("772"), введенных в строй в 2001-2003 годах), а затем три фрегата все более совершенствующейся конструкции - F 11 Aung Zeyа (введен в строй в 2011 году), F 12 Kyan Sittha (2014 году) и F 14 Sin Phyu Shin (в декабре 2015 года), и большой корвет нового типа Tabinshwehti (бортовой номер "773", введен в строй в декабре 2016 года). С декабря 2013 года в Синмалаике ведется постройка нового фрегата с бортовым номером F 15. Корабли строятся с технической помощью КНР и КНДР.



25790741_1814547935246353_754776671232441116_o


25734242_1814547938579686_1864353197258513671_o

25587773_1814547731913040_101896815825927162_o


25626918_1814547728579707_1819812745867353950_o

25627159_1814547875246359_7578324219042945710_o

DH6acIr_3_20171224_150337_3214759


25660180_1814440535257093_8241737051750636764_n

Церемония ввода в состав ВМС Мьянмы головного патрульного корабля Inlay (бортовой номер "54") национальной постройки, а также двух 56-метровых малых десантных кораблей и четырех десантных катеров. Янгон, 24.12.2017 (с) www.facebook.com/seniorgeneralminaunghlaing и www.seniorgeneralminaunghlaing.com.mm



25-5745741-2604728



ММ

Облик введенного в состав ВМС Мьянмы головного патрульного корабля Inlay (бортовой номер "54") национальной постройки (с) кадры с видео с www.facebook.com/seniorgeneralminaunghlaing



Видео церемонии и парада ВМС Мьянмы



Источник ➝

РФ и САР перед серьёзным выбором. Последствия возведения укрепрайонов СВ Турции близ Эд-Дана

alt

В то время как многочисленные сирийские и отечественные военно-аналитические порталы, ссылаясь на информацию от военкоров и военнослужащих САА, пребывающих на опорных пунктах близ автомагистрали М5, продолжают пестрить сообщениями об успешном и стремительном продвижении механизированных подразделений сирийской армии в восточном операционном направлении «Большого Идлиба», акцентируя внимание аудитории на незыблемости позиции командования САА даже на фоне угроз и ультимативной риторики со стороны главы оборонного ведомства Турции Хулуси Акара и президента Турецкой Республики Реджепа Эрдогана, реальный оперативно-тактический расклад в северо-западных районах идлибского театра военных действий продолжает оставаться крайне противоречивым.

Оперативно-тактический расклад на идлибском ТВД практически не оставляет Дамаску и Москве времени на размышления


В частности, несмотря на недавнее подавление огневых позиций военизированного исламистского формирования «Тахрир аш-Шам» в деревнях Кафр-Амма и Кафр-Даиль, наблюдаемое в данный момент успешное развитие наступления правительственных сил Сирии будет актуальным лишь до момента выхода штурмовых подразделений САА на восточные подступы к Кафр-Кармину, Турманину и Аль-Бейтаруну, являющиеся главными звеньями в спешном порядке возведённой первой линии обороны СВ Турции в северо-восточной части «идлибского гадюшника». Сложность прорыва данного оборонительного рубежа обусловлена сразу несколькими факторами оперативно-тактического характера.

Во-первых, возведением в трёх вышеперечисленных городах мощных укрепрайонов турецкой армии, располагающих не только стандартными наблюдательными пунктами со стационарными и мобильными комплексами оптико-электронной, радиотехнической и радиолокационной артиллерийской разведки, но и внушительными противотанковыми арсеналами на базе самоходных ПТРК TOW-2A/B, оснащённых противотанковыми управляемыми снарядами BGM-71E и BGM-71F, а также противотанковыми / многоцелевыми ракетными комплексами UMTAS/OMTAS. Как известно, первые обладают полуавтоматической системой управления по проводам, а также тандемными кумулятивными БЧ и боевыми частями типа «ударное ядро» с возможностью поражения устаревших ОБТ семейства Т-72Б, оснащённых ДЗ типа «Контакт-5» и не располагающих комплексами активной защиты.

Более передовые противотанковые управляемые реактивные снаряды противотанковых комплексов 3-го поколения UMTAS/OMTAS, разработанных турецким военно-промышленным концерном «Roketsan» и поступивших в серийное производство 24 августа 2018 года, оснащаются двухдиапазонными ТВ-/ИК ГСН нового поколения IIR, функционирующими в телевизионном и средневолновом инфракрасном (3—5 мкм) диапазонах. При этом средневолновой инфракрасный матричный фотоприёмник типа IIR («Imaging Infrared») может похвастаться наличием не только стандартного режима пеленгования, взятия на сопровождение и «захвата» наиболее теплоконтрастных участков танков и САУ противника (орудие в ходе активной огневой работы и моторно-трансмиссионное отделение), но и режимом формирования детального инфракрасного «портрета» цели с идентификацией наиболее уязвимых участков вражеского юнита.

Инфракрасные ГСН данного типа позволяют противотанковым ракетам UMTAS/OMTAS реализовать режим пикирования на цель под углами до 90 градусов (а в некоторых случаях и с выходом на отрицательные углы) на терминальном участке траектории, что можно пронаблюдать в демонстрационных видеоматериалах от «Roketsan», размещённых на «YouTube» в 2019 году. Логично предположить, что даже наличие комплексов активной защиты «Дрозд-2» и «Арена-М», радары наведения и транспортно-пусковые мортиры которых охватывают угломестный сектор в диапазоне лишь от 0 до 20°, не защитит сирийские Т-72А/М1/Б от новейших турецких ПТРК UMTAS/OMTAS.

Вторым и не менее существенным фактором, исключающим стремительный прорыв подразделений сирийской армии вглубь северных районов «Большого Идлиба», является малая географическая рассредоточенность укрепрайонов первой линии обороны СВ Турции и «Тахрир аш-Шам», возведённых в городах Кафр-Кармин, Турманин и Аль-Бейтарун. В отличие, к примеру, от опорных/наблюдательных пунктов ВС Турции № 9 и 10, удалённых друг от друга на десятки километров, вышеуказанные укрепрайоны расположены друг от друга на расстоянии не более 5—7 км, что полностью исключает возможность продвижения механизированных подразделений САА, минуя радиусы поражения ПТРК семейства TOW-2, UMTAS/OMTAS, противотанковой артиллерии, а также основных боевых танков M60T Mk.2 «Sabra», оснащённых 120-мм орудиями MG253 с весьма достойными баллистическими параметрами.

В-третьих, помимо вышеописанной первой линии обороны, инженерные подразделения турецкой армии возвели вторую и третью линии обороны, эшелоны укрепрайонов которых дислоцированы в городах Сармада, Эд-Дана, Телль-Адех, Теннурах, Эш-Шаюх Хасан, Зарзитах и Катурах. В окрестностях данных населённых пунктов развёрнуты батареи САУ Т-155 «Firtina» и РСЗО T-122 «Sakarya», операторы которых готовы с минуту на минуту включиться в контрбатарейную «пикировку» с артиллерийскими батареями Сирийской арабской армии. При этом не стоит забывать, что все огневые позиции турецкой артиллерии будут прикрываться многофункциональными истребителями F-16C Block 50+ ВВС Турции, оперирующими в режиме следования рельефу местности (скрываясь от российских С-400, развёрнутых близ АвБ «Хмеймим»), а также многочисленными средствами ПВО, включая модернизированный ЗРК «Hawk/-PIP-R».

Об этом свидетельствует недавняя передислокация в ил Хатай (в район турецко-сирийской границы) комплекса РЭБ «Koral», способного как осуществлять радиотехническую и радиоэлектронную разведку, так и частично прикрывать ограниченные сектора Идлиба от ПФАР-радаров Ш-141, установленных на многофункциональных истребителях-бомбардировщиках Су-34. Вывод: успешное подавление многочисленных укрепрайонов СВ Турции в так называемой идлибской зоне деэскалации, а также противодействие тактической авиации ВВС Турции (на фоне проведения наступательной операции САА) может быть осуществлено лишь при комплексном задействовании всех средств тактической авиации, дислоцированных на авиабазе «Хмеймим» в совокупности с недавно переброшенным на сирийский ТВД самолётом стратегической оптико-электронной и радиолокационной разведки Ту-214Р, располпгающим наиболее помехозащищённым в российских ВКС АФАР-радаром бокового обзора МРК-411.

Свою лепту может внести и предоставление командованию войск ПВО Сирии «зелёного света» на применение против турецкой авиации войсковых ЗРК «Бук-М2Э». Дальнейшее же прогнозирование сценариев развития ситуации на идлибском ТВД может быть объективным лишь после анализа результатов переговоров между высокопоставленными представителями российского и турецкого истеблишментов в Москве.

Let's block ads! (Why?)

 

Джон Кириаку. Он верил, что американский закон его защитит

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх