Последние комментарии

  • иван головнев
    А на фото еврейка? Что по этому поводу скажут антропологи?Автомат для женщин или конец дискриминации!
  • Юрий Левин
    Творческое развитие идеи - автомат для стрельбы из-за угла.Автомат для женщин или конец дискриминации!
  • Борис Михайлович
    очень хорошо, что поставили памятник этому великому деятелюЛибералы негодуют из-за установки памятника Ивану Грозному

Многие восточные немцы русские по отцовской линии. И все по доброй воле

Почти правдивая история.

Для меня эта история началась в середине 90-х где-то в северном приазовье. Называть точные координаты не буду, скажу лишь, что сейчас там все ругают Россию за то что мы их недооккупировали, потому у них все в жизни плохо. Да, ругают на русском языке.

Вся школа собралась на линейку, а совсем не молодая фрау Теа что-то лепетала по-немецки, улыбалась и радостно смотрела на нас.

Мы тоже улыбались, предвкушая угощения. Эта женщина каждый год приезжала с  гостинцами из далекой Германии и раздавала вкусные и красивые печенюшки. С годами  понял, что они больше красивые (упаковка), чем вкусные, но в тех краях вообще на счет иностранных печенек просто беда, эту простую истину до сих пор не поняли... Ну то ладно, что-то я отвлекся...

По-немецки "спасибо" -  "данке шон", это я благодаря фрау Теа выучил. Хорошая женщина, добрая. Она  баловала нас как могла. Как-то я случайно подслушал разговор учителя истории и преподавателя музыки в ходе которого первый предположил, что фрау Теа тут грехи своего отца замаливает, который во время ВОВ набедокурил. У меня после этих слов аппетит к иностранным печенькам резко пропал, я стал избегать встреч с "дочерью фашиста"  и как оказалось был на счет нее категорически не прав.

Через многие годы мне и моему однокласснику в руки попали некоторые личные письма герра Теа и его молодой жены. Не могу сказать как именно,но может быть читатель что-то поймет, еще раз перечитав начало этого рассказа. Вот отрывки из этой переписки:

"Дорогая Марта, в Австрии нас встретили очень тепло. Все австрийцы высыпали на улицу, радуются приходу великой Германии. Тут прекрасный кофе, чудесный воздух. Если честно опера мне не понравилась, ведь наш фельдфебель Фишер постоянно орал на нас пока мы храпели во время выступления. Артисты от этого вздрагивали и забывали слова, а мы так и не выспались после пешего перехода от границы до Вены. Великая Германия скоро победит всех своих врагов и мы сможем наконец зажить так как подобает арийской семье. У нас будет добротный дом, мы заведем двоих детей и каждый год будем ездить в Вену попить кофе. Скучаю по тебе моя любимая Марта, твой Ганс".

 

"Дорогая Марта, я в Праге. Встретили нас очень хорошо. Поколения немцев хорошо дисциплинировали чехов и теперь жители Праги раболепно приветствуют новых-старых хозяев. Тут вкусное пиво, почти как у нас в Дрездене. Фельдфебель Фишер выпил пару лишних кружек и заставил местных петь немецкие песни. Было весело. Великая Германия скоро победит всех своих врагов и мы сможем наконец зажить так как подобает арийской семье. У нас будет просторный дом с двумя чешскими слугами и трое детей. Каждый год мы будем ездить в Вену где ты будешь  пить кофе, и в   Праге где я буду угощаться местным пивом. Скучаю по тебе моя любимая Марта, твой Ганс."

"Дорогая Марта, я в Варшаве. Эти поляки жалкие и трусливые вояки. Ха-ха, эта компания была легче, чем учения. Мимо нас идут толпы покорных пленных, из них получатся хорошие слуги во славу великой Германии. Фельдфебель Фишер потянул спину (это единственная "потеря" в нашей части) и его две недели  таскали на носилках двое пленных польских полковников под наши общий смех. У нас будет шикарный дом с двумя чешскими и двумя польскими слугами и четверо детей. Каждый год мы будем ездить в Польшу в гости фельдфебелю Фишеру, который именно тут хочет обосноваться после войны, а после это в Вену за кофем и в Прагу за пивом .Скучаю по тебе моя любимая Марта, твой Ганс."

"Дорогая Марта, я в Париже. Лягушатники никудышные вояки. Вообще не понятно как мой отец от Верден до Парижа не доехал... Фельдфебель Фишер лично пожал руку нашему фюреру когда тот гулял около Эльфивой башни, а потом не мыл ее три недели. Она пахла величием арийской расы.  У нас будет шикарный дом с двумя чешскими и двумя польскими слугами и обязательно французским лакеем и пятеро детей. Каждый год после венского кофе, чешского пива, посещения Польши мы будем обязательно дегустировать французское вино и местный сыр.Скучаю по тебе моя любимая Марта, твой Ганс."

"Дорогая Марта, я в России. Мы громим азиатских варваров небывалыми темпами. Русских пленных куда больше, чем поляков и французов вместе взятых. К рождеству буду дома. Марта, ткни пальцем в любой уголок России, и там будет наш дворец.  Нам не нужны слуги из Чехии и Польши, нам хватит русских рабов. Фельдфебель Фишер хочет усадьбу у самого Днепра. Нет, у нас дворец будет в глуши, в тишине. Только ты , Марта, я , и шесть наших детей. Но каждый год мы будем пить кофе в Вене, пиво в Праге, вино в Париже и навещать фельдфебеля в Польше... Или в России на Днепре, не знаю...Скучаю по тебе моя любимая Марта, твой Ганс."

"Дорогая Марта, я в аду. Я точно знаю, что ад в России. В аду не жарко, в нем люто холодно. На нас постоянно нападают проклятые партизаны, с востока наступают советы, с воздуха нас перепахивают "мясники", "косы Сталина". Не знаю сколько смогу  сделать тебе арийских детей, но после недельного бегства из-под Корсуни их может и не быть. Пальцы кое-как отогрел, остальное не знаю. У фельдфебеля Фишера после ночной переправы у той страшной ночной реки отморозило ухо . ...Скучаю по тебе моя любимая Марта, твой Ганс."

"Дорогая Марта, в русском плену самое страшное это квашеная капуста. Вначале я думал что нас травят из мести, но потом я украдкой увидел, что наши тюремщики едят тоже самое что мы.  Я, оказывается, отличный каменщик, за смену выполняю полторы нормы. Русские очень благородные люди раз не убили нас за все, что мы натворили . Но 9 мая мы стараемся без особой нужды из бараков не выходить, а то в прошлом году бригадиру Фишеру чуть в ухо не зарядили, хорошо что его ранее ампутировали.   Он говорит, что когда мы достроим эту улицу, которые русские назвали "проспектом Победы" , то нас отпустят домой. Мы будем жить с тобой в нашем маленьком домике и усыновим парочку  детей, ведь в Германии полно сирот."

 

"Привет мой милый Ганс, мой супруг. Мне уже далеко за 30, а ты все не вернешься. Мне не надо ни венской оперы, ни чешского пива, Варшавы, Парижа не надо. Мне нужен мужчина рядом... Я понимаю, ты на войне что-то отморозил, но я женщина, и я хочу детей, хотя бы одного ребеночка... Русские солдаты кормят нас своей кашей, они делятся с нами своей пайкой. Один из них, его зовут Сереженька, починил мне печку. Помнишь как она вечно дымила? А еще он умеет играть на гармошке и умеет рассказывать смешные короткие истории, которые русские называют анекдотами. Он родом толи из Гердянска, толи из Дердянска. Говорит, что это город у теплого моря. Странно, я думала, что в России всегда и везде холодно."

"Привет мой милый Ганс, мой супруг. У нас родилась девочка. На тебя похожа. Достраивай проспект русской победы и возвращайся скорее. Никого усыновлять не надо, за тебя все уже сделали. Герта Тиа, так ее зовут. Я решила, что для Германии Тиа лучше, чем Иванов...Сереженька уехал в свой Бердянск, он говорит, что там много работы, ведь ты мы разрушили пол-России."

Вы спросите меня на каком основании я публикую отрывки из чужих писем... Вы не правы, я это делаю с разрешения родственников. Мой одноклассник мне разрешил, ведь фрау Теа его тетка, она дочь его боевого деда Сергея Иванова. А немка не грехи своего народа перед нами со своими печенками замаливала, а родню искала... Жаль что не нашла, ведь мой одноклассник Сергей Иванов, названный в честь своего деда никогда не выходил на линейку за печенками из рук "какой-то немки".

П.С. много раз слышал, что в восточной Германии популярны политические партии, которые ратуют за сближение с Россией. Так вот, вдруг это гены?

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх