Последние комментарии

  • Николай Гнилицкий25 апреля, 22:49
    Как рядовой гражданин, не имеющий исчерпывающей информации о вооружениях и тайных намерениях, но пытающийся понять ло...Это уже серьёзно: Генштаб РФ - Штаты готовят обезоруживающий удар по России
  • Гоша Сужко25 апреля, 22:49
    Уж как бы эти "100 тыс. т амер. дипломатии" не ушли на дно средиземного моря!!!"Американцы пожалеют, победителей не будет!": Россия перешла к открытым угрозам в адрес США
  • Владислав Иванов25 апреля, 22:48
    У них еще все впереди.....Нужно-сделают. это ВО ПЕРВЫХ.... ВО ВТОРЫХ....это провокация,так на всякий случай сообщаю. ...Десятки курсантов рязанского училища ВДВ принесли сорванные погоны к памятнику Маргелова

Битва за Северный Кавказ. Ч. 4. Как погибла 11-я армия

Стремительный удар конного корпуса Врангеля рассек позиции 11-й армии. Северная группировка красных отступила за р. Маныч и образовала Особую армию. Южная группировка с боями отходила на Моздок и Владикавказ. Остатки 3-й Таманской стрелковой дивизии бежали к Каспию. 11-я армия перестала существовать, остались только отдельные обломки.

Разгром 11-й армии


Контрудар конницы Врангеля вызвал угрозу рассечения 11-й армии на две части. 3-я Таманская стрелковая дивизия понесла тяжелое поражение, тысячи красноармейцев попали в плен, другие бежали, были утрачены десятки орудий. Управление дивизией было утрачено. При этом белые продолжали наступать на Святой Крест (Будённовск), заходя во фланг и тыл левофланговой группировке красных в районе Минеральных Вод.

Командование 11-й армии попыталось выправить ситуацию. Командарм Крузе 8 января 1919 года приказал 3-й Таманской стрелковой дивизии из района Новоселицкого перейти в контрнаступление на Благодарное, Александрию, Высоцкое, Грушевское. 4-я стрелковая дивизия на левом фланге 11-й армии должна была выделить кавалерийскую группу и нанести удар на Овощи и Благодарное, во фланг и тыл группировке Врангеля. Также предполагалось усилить оборону Святого Креста.

8 января фланговый удар по группировке Врангеля нанесла 4-я стрелковая дивизия. В ходе упорного боя красные потеснили деникинцев в Петровскому. Деникин усилил Врангеля расположенными в Ставрополе Корниловским ударным и 3-м Сводно-кубанским казачьим полками. 9 января левый фланг группировки Врангеля под началом Бабиева остановил наступление 4-й стрелковой дивизии в нескольких километрах от Петровского. 10 января, получив подкрепления из корниловцев и кубанцев, белые контратаковали.

9 января контратаковали таманцы, но безуспешно. Под давлением добровольцев красные отступили в район Сотниковского. Связь с 3-й и 4-й стрелковых дивизий была прервана. В итоге 3-я Таманская стрелковая дивизия была разбита и рассечена, понесла большие потери. Её левый фланг остался действовать на юге с частями 1-й стрелковой дивизии, а правый фланг – на севере с войсками 4-й дивизии. В центре остались лишь разрозненные, деморализованные группы, которые не могли сохранить единство армии. Поражение сильно деморализовало красноармейцев, особенно новобранцев, появилось много дезертиров.

Кроме того, командование 11-й армии не на высоте. Командарм Крузе без предупреждения штаба покинул оказавшуюся в трудном положении армию, положение которой считал безнадёжным, и улетел на самолёте в Астрахань. Армию возглавил начальник оперативно-разведывательного отдела армии Михаил Левандовский, талантливый организатор и опытный боевой командир. Однако эта замена уже не могла выправить положение, 11-я армия, по сути, уже была разбита, и ресурсов, резервов для выправления ситуации не было.

В ходе этих боев сказалось отсутствие у 11-й армии сильных кавалерийских групп, в том числе и в резерве. Сильная и многочисленная кавалерия красных была распыле на по фронту, подчинена командованию стрелковых дивизий. То есть командование 11-й армии не использовало шанс повторить успех контрудара конного корпуса Врангель – во фланг и тыл противнику. Командование красной армии до последнего пыталось удержать весь фронт, хотя могло ценой потери территории и отвода войск в тыл создать ударный кулак из нескольких кавдивизий и бригад, и нанести контрудар по прорвавшемуся противнику из района Гергиевска и Святого Креста. Такой удар вполне мог принести победу. Группа Врангеля была малочисленной, растянута по большому фронту, фланги открыты. Чтобы наступать, белым после каждого удара приходилось делать перерыв и перегруппировываться, собирать бойцов для нового удара. Но красное командование этим не воспользовалось, предпочитая пытаясь удержать общий фронт и закрыть всё новые бреши небольшими подразделениями и отрядами.

В центре 11 января белые заняли район Новоселицкого, остатки таманцев бежали к Святому Кресту. 15 января штаб Таманской дивизии переехал в Святой Крест. Красные лихорадочно пытались укрепить оборону поселения. Для обороны Святого Креста и железной дороги на Георгиевск подвозились конные отряды из Владикавказа, состоявшие из горцев. Сюда же был переброшен оттуда и партизанский отряд А. И. Автономова. Однако усилия остатков Таманской дивизии и прибывавших мелких подразделений не смогли сдержать наступление 2-й Кубанской казачьей дивизии Улагая. 20 января добровольцы взяли Святой Крест, захватив большие запасы в тыловой базе 11-й армии. Одновременно колонна Топоркова взяла Преображенское к югу от города, перерезав железную дорогу Святой Крест — Георгиевская.

Остатки таманцев отступили в направлении на с. Степное, Ачикулак и на Величаевское. Группа таманцев во главе с начальником дивизии Батуриным, военкомом Подвойским и штабом дивизии, не преследуемая противником, 6 февраля достигла побережья Каспийского моря, где объединилась с другими войсками 11-й армии, отступавшими из Кизляра на Астрахань. Ещё одна группа Таманской стрелковой дивизии, состоявшая из остатков частей 1-й бригады под командованием Кислова, с боями отошла к станице Государственной. Здесь таманцы попытались закрепиться, но белые обошли станицу с тыла, красноармейцы бежали в Моздок.

Таким образом, правый боевой участок 11-й армии (3-я Таманская и 4-я дивизии) был полностью разгромлен. Красная Армия на Северном Кавказе с потерей Святого Креста потеряла тыловую базу и важную коммуникацию на Астрахань. Развернувшись на линии Александровское — Новосельцы — Преображенское, армейская группа Врангеля (13 тыс. штыков и шашек при 41 орудии) повела наступление на юг: 1-й армейский корпус Казановича от Александровского на Саблинское и далее на станицу Александровскую; 1-я Кубанская дивизия от Новосельцы на Обильное; части Топоркова от Преображенской вдоль линии железной дороги на Георгиевск.

Битва за Северный Кавказ. Ч. 4. Как погибла 11-я армия

Врангель у штабного поезда. 1919 год
alt

Ситуация на правом фланге

Получив первые тревожные сведения о прорыве фронта противником на участке 3-й Таманской стрелковой дивизии и выходе белой кавалерии в тыл таманским войскам, командование 4-й стрелковой дивизии отдало приказ о переходе к обороне. Связь со штабом 3-й Таманской дивизии и 11-й армией была прервана. Группа войск 4-й стрелковой дивизии (3 стрелковых бригады, артбригада и 1-я Ставропольская кавдивизия) оказалась изолированной от остальной армии.

Чтобы помочь таманцам 7 января 1-й Ставропольской кавдивизии была поставлена задача ударить в тыл белым в районе Благодарное — Овощи. Стрелковые бригады оставались на месте, укрепляли оборону и отбивали атаки белых отрядов генералов Станкевича и Бабиева. Войска были уверены, что кавдивизия ударом на Благодарное установит связь с кавкорпусом Кочергина и тем самым создаст условия для разгрома прорвавшегося противника. Ставропольцы заняли Овощи, а 10-го кавалерия Кочергина нанесла внезапный удар с юга и заняла Благодарное. Таким образом, были созданы благоприятные условия для атаки порвавшихся в тыл Таманской дивизии врангелевцам. До соединения двух советских кавалерийских соединений оставалось 20 – 30 км. Появление красных конных групп в селе Овощи и Благодарном заставило белогвардейцев несколько задержать свое движение в направлении на Святой Крест и Георгиевск.

Однако красное командование потеряло управление и не сумело использовать этот благоприятный момент для того, чтобы восстановить положение на фронте 11-й армии. 3-я Таманская дивизия фактически уже потерпела поражение и не смогла нанести сильный удар навстречу красной кавалерии. Корпусу Кочергина не получил задачу для совместного удара с Ставропольской кавдивизией по тылам врага. В итоге конница Кочергина вскоре была вынуждена под натиском белых отступать на восток. А командование Ставропольской кавалерийской дивизии действовало нерешительно и к 20 января отвело войска назад, к 4-й дивизии. К 17 января белые войска окончательно отрезали северную и южную части 11-й армии друг от друга.

Тем временем, белые под началом Станкевича и Бабиева произведя перегруппировку, в упорном бою разбили 4-ю стрелковую дивизию, и взяли Овощи. Сотни красноармейцев, только что мобилизованных, сдались в плен и пополняли ряды Белой армии. Войска 4-й дивизии отходили в район Дивное, Дербетовка и Бол. Джалга, где продолжали вести бой с отрядом Станкевича и кавбригадой генерала Бабиева из конного корпуса Врангеля.

В ситуации, когда связь с 1-й и 2-я дивизиями и командованием армии была утрачена, а левый фланг и тыл 4-й дивизий был открыт для удара вражеской конницы со стороны Святого Креста, командиры решили оставить Ставрополье и отойти за р. Маныч, прикрывшись рекой. 26 – 27 января 4-я стрелковая и 1-я Ставропольская кавалерийская дивизии отошли за Маныч. Бои с белыми продолжались на подступах к Приютному, затем

За Манычем войска 11-й армии встретились с частями 10-й армии, направленными ещё с осени из Царицына для связи со ставропольской группировкой. В их числе были Элистинская пехотная дивизия (до 2 тыс. штыков) и Черноярская бригада (до 800 штыков и сабель). Таким образом, в одном районе оказались части двух армий — 10-й и 11-й, входивших в разные фронты — Южный и Каспийско-Кавказский. Связи со штабами армий и фронтов не было, а нужно было решать: либо отступать на Царицын или на Астрахань, либо оставаться на месте и продолжать боевые действия с белогвардейцами, стараясь оттянуть на себя как можно больше сил армии Деникина. В результате в конце января 1919 года было решено создать Особую Соединенную армию Степного фронта. Войска Особой Соединенной остались в занимаемых ими районах и вели оборонительные бои с белыми, развивавшим наступление из района Приютного на Кормовое, Кресты и Ремонтное. В конце февраля 1919 г. войска Особой Соединенной армии были преобразованы в Ставропольский боевой участок, и оставались за Манычем.

alt

Командир 2-й конной бригады в составе конной дивизии Врангеля, затем командир 1-й конной дивизии конного корпуса генерала Врангеля, генерал С. М. Топорков на параде Добровольческой армии в Харькове. 1919 год
alt

Командир 2-й Кубанской конной бригады в 1-й Кубанской казачьей дивизии, затем командир 3-й Кубанской казачьей дивизии Николай Гавриилович Бабиев

Бои на левом фланге 11-й армии

В это же время продолжались жестокие бои на левом фланге 11-й армии. Войска 1-й и 2-й стрелковых дивизий, израсходовав большую часть имевшихся у них боеприпасов, не смогли преодолеть сопротивление белых на невинномысском направлении и вели ожесточенные бои с переменным успехом в районе станции Курсавки, станиц Боргустанской и Суворовской и Кисловодска. Сначала красные потеснили Черкесскую дивизию Султан-Гирея у Баталпашинска. Однако Шкуро мобилизовал все имеющие силы белых на южном фланге, отразил атаку и сам перешёл в контрнаступление. Он сумел организовать восстание казаков в красном тылу и одновременно атаковал с тыла. 9 января красные отступили из Воровсколесской, Боргустанской и Суворовской и отошли к Ессентукам, Кисловодску и Курсавке, где ожесточённые бои продолжились с новой силой. Обе стороны действовали крайне жестоко. Станицы, которые переходили из рук в руки, были сильно разрушены, процветал красный и белый террор. Большевики уничтожали казаков, а вернувшиеся казаки вырезали поддерживавших советскую власть иногородних (крестьяне и другие социальные группы, не принадлежащие к казачьему сословию).

10 января белоказаки подошли почти вплотную к Кисловодску, и произвели набег на Ессентуки, но их отбросили. 11 января 3-й армейский корпус Ляхова начал наступление на Курсавку, Ессентуки и Кисловодск. Шкуро с конным и пешим ополчением и Черкесской дивизией атаковал Ессентуки, но встретил сильное сопротивление, понес большие потери и отступил. 12 января Шкуро повторил атаку и взял Ессентуки. Утром 13-го красные при поддержке бронепоезда отбили город.

Однако в условиях разгрома Таманской дивизии, наступления противника на Святой Крест и Георгиевск, оперативная обстановка для левого фланга 11-й армии складывалась неблагоприятно. 1-я и 2-я стрелковым дивизиям угрожало окружение. 12 января командарм Левандовский приказал 1-й и 2-й дивизиям отходить на Кисловодск. 13 января РВС 11-й армии поставил задачу 1-й и 2-й стрелковым дивизиям с помощью кавалерии задержать противника и, отойдя, всеми силами держать район Кисловодск, Ессентуки и Пятигорск.

13 января 1919 года РВС 11-й армии сообщил в Астрахань в штаб Каспийско-Кавказского фронта, что ситуация критическая: из-за эпидемии, которая выкосила до половины личного состава, отсутствия боеприпасов и амуниции, деморализации и массовой сдачи в плен с переходом на сторону белых мобилизованных частей, армия на краю гибели. Численность армии сократилась до 20 тыс. человек и продолжает падать. А ведь ещё 5 января командование армии докладывало о близости решительной победы на белыми. Это сообщение не совсем соответствовало действительности, южная группировка красных была вполне боеспособна — 1-я и 2-я стрелковые дивизии сохраняли свой боевой состав почти полностью и насчитывали к этому времени не менее 17 тыс. штыков, 7 тыс. сабель. Конница Кочергина сохраняла до 2 тыс. сабель, боеспособной была кавбригада Кочубея.

15 – 16 января войска 1-й и 2-й стрелковой дивизии отступали, их арьергарды отбивали яростные атаки противника. 17—18 января корпус Ляхова взял Курсавку (за месяц боев станция семь раз переходила из рук в руки). Одновременно белые обошли Ессентуки со стороны Прохладной. Опасаясь окружения, красные покинули город. Красные войска продолжали отходить и 20 января оставили Пятигорск и Минеральные Воды. Отход стрелковых дивизий прикрывали бригады Кочубея и Гущина, 1-й Коммунистический Пятигорский пехотный полк, которые вели арьергардные бои с наседавшими казаками Шкуро.

Таким образом, 11-я армия развалилась. Орджоникидзе считал, что надо отходить на Владикавказ. Большинство же командиров было против, считая, что прижатая к горам и без боеприпасов армия погибнет. Многие отдельные группы, особенно Таманской дивизии, уже не могли получить приказов и бежали самостоятельно. Северный фланг армии, 4-я дивизия и другие части (около 20 тыс. штыков и сабель) отходили на север, за Маныч, где затем образовали там Особую армию.

20 января командование армии, ввиду полного отсутствия боеприпасов, отдало приказ отступать 1-й и 2-й дивизиям с остатками Таманской дивизии уходить в район Прохладная, Моздок и Кизляр, а 4-й дивизии к Манычу для соединений с 10-й армией. 21 января белые после тяжелого двухдневного боя взяли Георгиевск, отрезав георгиевскую группу красных. Тем не менее, после упорно боя, отступавшие войска 1-й и 2-й стрелковых дивизий и кавалерийская бригада Кочубея, которая зашла белым в тыл, нанесли локальное поражение наступающему противнику и прорвались. После этого красные продолжили отступление на Прохладную. При этом отступление приняло стихийный, хаотичный характер, и все замыслы планомерного отхода командования 11-й армии, попытки закрепиться и дать отпор врагу провалились. Не помогло и личное вмешательство Орджоникидзе. Войска бежали, только кавбригада Кочубея в арьергарде сохраняла боеспособность, сдерживала противника, прикрывая пехоту и обозы.

В ночь на 21 января в Прохладной прошло совещание командования армии, на котором решался вопрос куда отступать: на Владикавказ — Грозный или на Моздок — Кизляр. Орджоникидзе считал, что надо отходить на Владикавказ. Там, поучить поддержку горцев, ориентировавшихся на советскую власть, и организовать оборону в труднопроходимом горном районе, продолжая сковывать значительные силы армии Деникина. Большинство же командиров было против, считая, что прижатая к горам и без боеприпасов армия погибнет. В итоге, вопреки мнению главного командования, войска стихийно бежали на Моздок — Кизляр. По пути, в покидаемых городах, селах и станицах оставались тысячи больных тифом и раненых красноармейцев. Эвакуировать их не могли.

К примеру, среди оставленных был знаменитый красный командир Алексей Автономов. Он был одним из самых видных красных командиров на Кубани, руководил обороной бороной Екатеринодара во время штурма города Добровольческой армией (Первый Кубанский поход), затем был главнокомандующий Северокавказской Красной Армией. Из-за конфликта с ЦИК Кубано-Черноморской республики был смещён с поста, отозван в Москву. За него заступился Орджоникидзе, снова отправлен на Кавказ как военный инспектор и организатор войсковых частей. Командовал небольшим отрядом в боях на Тереке и под Святым Крестом, а во время отступления разбитой 11-й армии Автономов заболел тифом, был оставлен в одном из горных аулов и скончался 2 февраля 1919 года.

alt

Памятник красному командиру . А. Кочубею в посёлке Бейсуг
alt

Красный командир Алексей Иванович Автономов в своём личном вагоне. 1919 год. Источник фотографий: https://ru.wikipedia.org

23 января 1919 года белые без особых усилий взяли Нальчик, 25-го – Прохладный. Командование 11-й армии выехало в Моздок. 24 января Орджоникидзе из Владикавказа направил Ленину следующую телеграмму: «11-й армии нет. Она окончательно разложилась. Противник занимает города и станицы почти без сопротивления. Ночью вопрос стоял покинуть всю Терскую область и уйти на Астрахань. Мы считаем это политическим дезертирством. Нет снарядов и патронов. Нет денег. Владикавказ, Грозный до сих пор не получали ни патронов, ни копейки денег, шесть месяцев ведем войну, покупая патроны по пяти рублей». Орджоникидзе писал, что «мы все погибнем в неравном бою, но честь своей партии не опозорим бегством». Он отмечал, что положение может выправить направление 15 – 20 тыс. свежего войска, а также присылка боеприпасов и денег.

Однако командование Каспийско-Кавказского фронта и 12-й армии не ожидало столь быстрого изменения ситуации и катастрофы 11-й армии. Таким образом, соответствующие меры не были приняты или сильно запоздали. Связь между Георгиевском Астраханью была нарушена и командование фронта до 14 января не знало о критической ситуации в 11-й армии. 25 января командование 12-й армии приказало выдвинуть один полк для защиты Моздока и Владикавказа, чтобы было явно недостаточно. 27 января из Астрахани сообщили в 11-ю армию, что укрепления правого фланга армии в район Яшкуля направлен отряд Жлобы, который должен был собрать войска 4-й стрелковой дивизии и организовать наступление на Святой Крест. То есть главное командование в это время фактически не представляло себе масштаб катастрофы 11-й армии и ситуации на Северном Кавказе после этого.

Let's block ads! (Why?)

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх