Проблемы с эксплуатацией вертолетов Ка-32 в Португалии




Португальская газета "Publico" в статье Liliana Valente "Helicópteros Kamov do Estado estão todos parados" сообщает, что в Португалии вследствие бюрократических и финансовых проблем (а судя по тексту статьи - отчаянного бардака) прекращены эксплуатацией все шесть вертолетов российского производства Ка-32А11ВС, приобретенных для государственных нужд в 2007 году (перевод материала дается по ресурсу inosmi.ru ).


Kamov-32-on-standby-at-Loulé-heliport-sm


Один из шести приобретенных Португалией для государственных нужд вертолетов Ка-32В11ВС (регистрационный номер CS-HMN, бортовой номер "2", серийный номер 099-04).
Лоле (Португалия), 29.08.2012 (с) Bill Gabbert / fireaviation.com




Ни один из принадлежащих государству вертолетов «Камов» сегодня не может подняться в воздух

Последний бывший на ходу «Камов» приостановил работу по указанию регулирующего органа, два проходят техническую проверку, а остальные три ждут ремонта. Эта ситуация не вызывает у компании, управляющей воздушными судами, «особого беспокойства».

С ноября прошлого года Португалия могла рассчитывать только на один вертолет «Камов». Дело в том, что после сезона борьбы с лесными пожарами два из шести составляющих парк вертолетов отправились проходить технический осмотр. Однако на прошлой неделе Национальное агентство гражданской авиации (ANAC) после проверки запретило совершать вылеты и этому последнему вертолету. В результате ни Национальное управление гражданской обороны, ни Национальный институт экстренной медицинской помощи (INEM) в настоящий момент не могут рассчитывать на эти воздушные суда.

Судьба шести российских вертолетов, приобретенных государством в то время, когда пост министра занимал Антониу Кошта, складывалась самым замысловатым образом. Во-первых, в 2012 году один из вертолетов потерпел крупную аварию, и теперь непонятно, удастся ли вернуть его в рабочее состояние ввиду высоких затрат на ремонт; затем повреждения получили и направлены в ремонт еще два «Камова».

В итоге к ноябрю прошлого года, под занавес специального периода борьбы с лесными пожарами, два из трех оставшихся вертолетов отправились в долгосрочный капитальный ремонт. А на прошлой неделе произошла поломка единственного «Камова», который еще был на ходу, и, хотя повреждение было устранено, ANAC не дало своего разрешения на вылет ввиду «обнаруженного несоответствия», об этом сообщил Público данный регулирующий орган.

Из-за разногласий, возникших между управляющей компанией Everjets и ANAC, воздушное судно, состоявшее на службе у INEM на базе Санта-Комба-Дау, теперь не может выполнять свои обязанности. И его невозможно заменить каким-то другим вертолетом, так как остальные два «Камова» находятся в ремонте.

«Вертолет в полном порядке и готов к работе. ANAC имеет претензии к состоянию одного из компонентов, но мы с их мнением не согласны», — прокомментировал ситуацию президент Everjets Рикарду Диаш (Ricardo Dias). Речь идет о просьбе компании продлить на год срок службы одной из важных деталей вертолета. ANAC не готово удовлетворить эту просьбу, поскольку речь идет уже о втором запросе на продление срока годности (он заканчивался январем 2017 года и был продлен до января 2018-го), и опасается за безопасность устройства.

Согласно ряду источников в отрасли, с одним канадским вертолетом случилась авария именно из-за неполадок, возникших с этой деталью, и ANAC не хочет снова иметь дело с аналогичной проблемой. Более того, согласно тем же источникам, Everjets предупредили о том, что дальнейшее продление срока годности принято не будет.

Everjets уже оспорила это решение, но регулирующий орган не намерен идти на уступки. Теперь ANAC ожидает «разрешения [проблемы] оператором».

INEM уже не может рассчитывать на «Камова»

Таким образом, ANPC и INEM оказываются в ситуации, при которой в их распоряжении нет ни одного вертолета «Камов». Компания, которая заключила с государством контракт на техническое обслуживание и эксплуатацию воздушных судов, гарантирует, что их нахождение на земле является кратковременной ситуацией, поскольку работа по техническому обслуживанию скоро завершится. «Один из них уже готов, а другой на подходе, у нас нет оснований для беспокойства», — настаивает Рикарду Диаш.

Столь радикальное решение отразилось главным образом на работе INEM, который перестал рассчитывать на единственного доступного им «Камова» — в распоряжении медицинских служб осталось лишь три вертолета на всю страну — и теперь им придется искать ему срочную замену.

Кроме того, отсутствие этих воздушных судов будет иметь серьезные последствия для Национального управления гражданской обороны. Готовя доклад о наличествующих воздушных средствах для борьбы с пожарами в преддверии летнего сезона, министр внутренних дел брал в расчет шесть «Камовых», хотя и отметил, что два из них находятся в ремонте и еще один потерпел аварию. Получается, что из шести можно рассчитывать только на три. Что касается остальных вертолетов, которые не функционируют на протяжении нескольких лет, правительство обещает вернуть их в строй, правда до сих пор не объявило тендер на ремонт, который может занять около четырех месяцев.

Público обратилась за разъяснениями к ANPC и в Министерство внутренних дел (MAI), но так и не получила своевременных ответов. Министерство внутренних дел сообщило, что ответы на эти вопросы будут даны в среду в парламенте.

Конкуренты сомневаются в законности происходящего

Согласно информации, предоставленной Público различными источниками в данном секторе, команда вертолета «Камов» из Санта-Комба-Дау уже более недели отказывается предоставлять услуги INEM, хотя официальное решение о летной непригодности, если верить ANPC, было озвучено лишь в четверг.

Сначала в качестве причины отказа назывались метеорологические условия, затем поломка. Everjets подтверждает, что в понедельник вертолет остался на земле из-за неисправности, которая вскоре была устранена: ситуация, которая, как уверяет компания, не имеет никакого отношения к вердикту, вынесенному ANAC в четверг.

Но конкуренты сомневаются в законности происходящего, поскольку три тяжелых вертолета, вышедших из строя, не были заменены аналогичными воздушными судами, как оговорено в контракте. Рикарду Диаш, президент Everjets, подтверждает, что один из «Камовых» был заменен двумя легкими вертолетами «Экюрой B3». Второй «Камов» не был заменен никаким другим вертолетом потому, «что еще не истекли допустимые сроки летной непригодности», предусмотренные контрактом, а для третьего, по словам компании, замены не требуется.

Эта ситуация, по мнению президента Heliportugal Педру Сильвейры (Pedro Silveira), ранее заключавшего контракты на эксплуатацию и обслуживание «Камовых», — проявление неуважения к условиям контракта. «Everejts не может предложить никакого другого вертолета, эквивалентного „Камову", потому что у нее таких просто нет», — говорит он.


Источник ➝

Пора использовать ситуацию для развития собственного промышленного производства

alt

Ситуация, которую переживает сегодня человечество, вызовет глобальные изменения во многих сферах жизни людей.

Уже сейчас мы можем говорить о глобальных изменениях, которые нас ждут в ближайшие месяцы и годы. Сегодня хочется высказать собственную точку зрения на то, как поменяется концепция развития промышленности и экономики в целом. Повторюсь, то, что я выскажу, своё мнение. Просто потому, что по тем данным, что имеются у нас, влияние коронавируса на промышленность оценить нельзя. Оценить такое влияние можно будет только с получением конкретных цифр за март-июнь.

Как реагирует промышленное производство на пандемию


Увы, официальных цифр от Росстата у нас нет. Однако есть оперативные данные Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), которые опубликованы в «РБК». Понятно, что данные будут корректироваться по мере получения данных, но изменения цифр не будут существенными.

Процитирую:

«Индекс «ИПЕМ-производство», характеризующий состояние промышленности России, сократился, по данным института, на 1,2% к марту 2019 года. За январь–март снижение составило 0,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года».

Тут необходимо прояснить то обстоятельство, что снижение производства происходит не только под влиянием пандемии, но и по другим, вполне естественным причинам. Кроме этого, промышленность имеет определенный запас прочности, позволяющий ей не падать мгновенно, как это происходит с торговлей или сервисом, а снижать производство инерционно. Проще говоря, заводы могут какое-то время работать «со склада» и «на склад».

Есть и ещё один фактор, который «прячет» реальную цифру уменьшения производства. Правительство России "волевым решением" приостановило работу большого количества предприятий. Россия выбрала путь сохранения человеческих жизней за счет некоторого уменьшения экономических показателей. По крайней мере, аргументируют именно так.

Если это действительно так, то, по моему мнению, это достаточно героическое решение. Особенно вкупе с пониманием последствий для экономики страны такой остановки промышленного производства. Потери необходимо компенсировать из государственных «кубышек». Значит, в правительстве есть уверенность, что «кубышки» эти достаточно весомы.

Среднесуточная экономическая активность в целом по России, по данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, упала на 16% (данные на 30 марта). Именно такой вывод был сделан после анализа энергопотребления к уровню недельной давности.

Глобалисты и антиглобалисты


Уже не одно десятилетие мир спорит о том, как жить дальше. Часть экономистов и политиков выступает за идею всеобщей глобализации, за создание «универсального мира», где каждая страна занималась бы разработкой и производством определенных товаров, получая за это другие необходимые товары из соседних стран.

Другая часть выступает за сохранение национальных производств полного цикла как гаранта экономической безопасности страны в чрезвычайных обстоятельствах. Правда, упор в своих доказательствах правильности теории антиглобалисты больше делают на сельское хозяйство. Делают умышленно, понимая, что «через желудок» доходит быстрее.

Мне кажется, что глобалисты и антиглобалисты даже не рассматривали серьезно вопрос о ситуации, подобной сегодняшней. Все, по какому-то странному стечению обстоятельств, считали единственно возможным ЧП мирового масштаба мировую войну в её классическом понимании. Такую же точку зрения пропагандировали и политики. При этом создавалась иллюзия всесилия некоторых стран во всех вопросах.

Как показали события недавнего прошлого, да и настоящего, возможностью быстрого реагирования на критические ситуации в большей степени обладают страны, сохранившие национальную промышленность. Те страны, которые в силу различных обстоятельств были исключены из мировой системы производства и и вынуждены были самостоятельно развивать целые отрасли своей экономики.

Россия, которая попала под многочисленные санкции со стороны «демократического мира», оказалась в их числе. Её во многом спасает программа импортозамещения, которая и появилась из-за санкций. Сниженная зависимость от импортных комплектующих позволяет России в этом плане выглядеть лучше ряда стран в плане борьбы с пандемией и лучше самой себя образца, например, 2012 года.

Что дальше?


Даже после исчезновения коронавируса пандемия будет продолжаться в головах. В большинстве стран или даже в отдельных регионах население уверено, что вирус был внесен к ним извне. Правда это или выдумка, нам совершенно не важно. Важно другое: отсутствие или прозрачность границ несет опасность лично для каждого гражданина страны. Это уже в головах людей!

А значит, закрытые границы, экономические связи, сведенные до минимума, запреты на трудовую деятельность для иностранцев и прочее должны сохраняться до тех пор, пока опасность, пусть даже теоретически, не исчезнет совсем. Чего, по известным причинам, достичь просто невозможно. Теоретически не бывает ничего безопасного. Вспомните поговорку про стреляющую палку.

На какое-то время мы возвращаемся в эпоху немецких или американских автомобилей, японских или корейских компьютеров и т. п. «Немецких автомобилей» я употребил в том понимании, в каком это было полвека назад. Автомобиль, произведенный в Германии из немецких комплектующих. А не набор частей со всего света, объединенный в автомобиль под маркой немецкого концерна.

Для нас это прекрасная возможность продолжить программу импортозамещения. Программу возрождения собственных заводов и фабрик. Именно этого сейчас ждут наши производственники. Ждут повторения ситуации, которую переживают наши крестьяне. При небольшой (в масштабах государства, естественно) помощи российские концерны смогут войти в лидирующую группу предприятий мира.

Возникает естественный вопрос о рынках сбыта продукции. Понятно, что такая огромная страна, как Россия, будет производить товаров намного больше, чем необходимо для собственных нужд. Куда их экспортировать?

Опять ничего нового изобретать не надо. Небольшие государства даже в условиях закрытых границ и политических ограничений будут искать для себя качественную продукцию за небольшие деньги. Так уже было во времена существования СССР. Мы конкурировали на рынках с другими странами. И достаточно часто вполне достойно.

Некоторые особо политизированные читатели сейчас скажут об очередном нытье по поводу развала СССР. Да не возрождении СССР идет речь, а о месте России в мировой экономике. Мы много об этом говорим, но при этом стесняемся высказаться прямо. Мы хотим жить в такой же могучей стране, какой был Советский Союз. И нам сегодня такая возможность представляется. У нас появился шанс!

Вместо заключения


Достаточно странно связывать пандемию коронавируса и развитие промышленного производства в России. Но, как показывает жизнь, всё в этом мире взаимосвязано.

К примеру, я совсем не исключаю, что развал системы мировой экономики может привести к возникновению войн в регионах, а, возможно, и мировой войны. Я не исключаю даже того, что могут возникнуть совершенно невероятные союзы государств, которые сегодня находятся в противоположных лагерях. Мудрость, к которой мы часто обращаемся, достаточно «скоропортящийся товар», как показали две мировые войны.

Да, мы пока во многом уступаем некоторым странам мира. Но мы уже сегодня можем влиять на мировую экономическую систему. Мы уже сегодня не мальчики для битья. А значит, необходимо использовать ситуацию для развития собственной промышленности, для вывода её в лидеры мирового производства.

Возможно ли такое? А почему бы и нет? Сколько стран смогли осуществить такой прорыв в короткое время. Вспомним Японию, Корею, Китай… Наверное, и нам пора прекращать думать о собственном экономическом возрождении как о несбыточной мечте.

Оборонную промышленность мы возродили? Возродили! И продолжаем развивать дальше. А что нам мешает в нынешних условиях возрождать гражданские отрасли? Научный потенциал у нас есть. Инженерный корпус тоже есть. Деньги на строительство производства - тоже. Так почему бы не начать строить? Почему бы не совершить экономический прыжок? Ведь такое в нашей истории уже бывало. И не раз…

Let's block ads! (Why?)

 

На Западе: Принц бен Салман развязал «нефтяную войну» на фоне ряда нерешённых для Эр-Рияда проблем

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх