Последние комментарии

  • Геннадий Бережнов19 апреля, 6:18
    А мы то ждём от них деяний, а там собрались и окопались......совсем другие "молодцы"!Уральский депутат рассказал о службе дочери в Нацгвардии США
  • Агабабян Армен19 апреля, 5:23
    А сколько федеральных чиновников и депутатов, банкиров их жен и детей имеют гражданство США и стран НАТО? И ничего,да...Уральский депутат рассказал о службе дочери в Нацгвардии США
  • Дмитрий Зольников19 апреля, 4:55
    Карпов - ботУральский депутат рассказал о службе дочери в Нацгвардии США

Прошлый век. Чем обернётся для России отказ от анаэробной установки

«Мы были разные во всем…»

Видение подводных сил в Советском Союзе и Соединённых Штатах сильно отличалось, что было обусловлено как разными стратегиями применения субмарин, так и различным уровнем военно-технического развития. Самый простой пример: для атомных подлодок США давно избрали однокорпусную архитектуру, в то время как советские субмарины строили двухкорпусными.

В последнем случае цистерны главного балласта находятся внутри легкого корпуса, который полностью закрывает собой прочный корпус.


Однако еще большее внимание обращает на себя то, что Штаты, в отличие от России, давно пошли по пути сокращения типов субмарин с целью их максимальной унификации. Если отбросить в сторону пару построенных многоцелевых «Сивулфов», являющихся, по сути, концептуальным наследием холодной войны, то единственной многоцелевой лодкой будущего должна стать «Вирджиния». А единственной стратегической еще очень долго останется «Огайо».

Такой подход призван сэкономить средства и облегчить эксплуатацию. Хотя, справедливости ради, «Вирджиния» — не самая мощная многоцелевая АПЛ, а все «Огайо» уже довольно старые. В свою очередь, Россия унаследовала от СССР множество разных субмарин разных проектов: нередко они имели только внешнее сходство. Если Штаты давно отказались от дизель-электрических подводных лодок, то для России они остаются, во-первых — важным элементом обороноспособности страны и, во-вторых — значимой (хотя и далеко не основной) частью экспортного потенциала страны.

alt

Дух времени

Из последнего пункта прямо проистекает престиж на мировом рынке вооружений: не каждое государство может предложить иностранным заказчикам современные субмарины. Напомним, что еще по состоянию на 2006 год иностранным заказчикам было поставлено 29 субмарин проекта 877 «Палтус». Впрочем, не все радужно. В 2014 году СМИ сообщали, что Минобороны Индонезии отказалось от покупки подержанных российских «Палтусов». Решение об отказе приняли после того, как РФ посетила делегация индонезийских ВМС, проверившая состояние кораблей. А уже в 2017 году Индонезия получила первую подводную лодку южнокорейской постройки проекта DSME1400…

Вообще, конкурировать с ведущими мировыми державами на рынке вооружений постсоветским странам становится все сложнее. Так, если производить модернизированные советские образцы российская оборонка вполне может, то вот совершить качественный скачек вперед, в XXI век, получается с трудом. Один из ярких примеров — отечественная анаэробная энергетическая установка для будущих дизель-электрических лодок. Недавно стало известно, что проект уже не финансируется примерно полтора года. Согласно имеющими данным, интерес к нему уже проявили индийцы, традиционно полагающиеся на сотрудничество с Россий. По крайне мере, в вопросах ВМС.

alt

Принцип работы и возможности

Разберемся в вопросе чуть более детально. В отличие от атомных ПЛ, обычная дизель-электрическая лодка имеет ограничения, связанные с необходимостью подниматься на поверхность для зарядки аккумуляторных батарей. В то же время воздухонезависимый или анаэробный двигатель не требует прямого доступа к поверхности и подводная лодка может довольно долго выполнять свои задачи, находясь под толщей воды.

Стоит сказать, что разные страны по-разному подошли к вызовам:

Швеция создала установку на базе двигателя Стирлинга;

Германия положила в основу установки электрохимический генератор и интерметаллидное хранение водорода;


Франция создала установку на базе работы турбины по замкнутому циклу, использующей этанол и жидкий кислород.

Новые европейские дизель-электрические лодки способны находиться под водой примерно почти 20 суток, выполняя в полном объеме поставленные боевые задачи. Примером современной лодки может служить немецкая субмарина проекта 212А, которую активно использует как немецкий флот, так и ВМС других европейских стран, например, Италии.

Российские надежды были связаны с субмариной проекта 677 «Лада», являющейся, по сути, модернизированной лодкой проекта 877. Проект 677 в перспективе предусматривал установку анаэробных энергетических установок. Согласно планам, российская установка должна использовать для работы водород высокой степени очистки. Его хотят получать из дизельного топлива путем преобразования топлива в водородсодержащий газ и ароматические углеводороды, которые впоследствии должны проходить через установку выделения водорода. В дальнейшем водород направляется к водородно-кислородным топливным элементам, где вырабатывается электричество для двигателей и бортовых систем.

При этом в России хотят (или хотели) использовать анаэробную установку не только для уже существующих субмарин, но также и для перспективных подлодок. «Мы разработали линейку малых подводных лодок водоизмещением от двухсот до тысячи тонн… Одно из главных их достоинств — применение ВНЭУ. Эти лодки смогут комфортно себя чувствовать в проливных зонах, мелководных районах, гаванях и даже будут способны заходить во вражеские порты и на военно-морские базы. Высокая скрытность, небольшие габариты и возможность неделями оставаться под водой без всплытия делает их идеальными разведчиками и позволяет наносить внезапный удар по кораблям и ключевым объектам прибрежной инфраструктуры», — заявил в 2018 году в своем комментарии РИА Новости ведущий конструктор КБ «Малахит» Игорь Караваев. Очевидно, дальнейшие планы по созданию перспективных малых субмарин под очень большим вопросом.

alt

Взять и прекратить

Возможно, Россия с ее перспективной воздухонезависимой установкой могла заявить о себе до 2013 года. Однако нынешние политические и экономические реалии этому совсем не благоприятствуют. Дело в том, что технологический скачок в условиях фактической изоляции практически невозможен: рассчитывать исключительно на внутренние ресурсы было бы наивно, а ждать внешней помощи не приходится.

Возможно, России следует сосредоточить усилия на самых важных проектах для ВМФ, например, на строительстве новых многоцелевых субмарин проекта 885 или усовершенствовании ракет Р-30 для стратегических подлодок типа 955 «Борей». Можно возразить: речь ведь идет о совершенно разных направлениях, однако проблема заключается еще и в том, что на все важные и перспективные начинания в современных условиях не хватит никаких денег. Поэтому, скорее всего, российская анаэробная установка окажется в одном ряду с атомным эсминцем «Лидер» и перспективным авианосцем «Шторм». Хотя эти проекты, в отличие от ВНЭУ, де-факто умерли задолго до своего рождения.

Let's block ads! (Why?)

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх