РФ и САР перед серьёзным выбором. Последствия возведения укрепрайонов СВ Турции близ Эд-Дана

alt

В то время как многочисленные сирийские и отечественные военно-аналитические порталы, ссылаясь на информацию от военкоров и военнослужащих САА, пребывающих на опорных пунктах близ автомагистрали М5, продолжают пестрить сообщениями об успешном и стремительном продвижении механизированных подразделений сирийской армии в восточном операционном направлении «Большого Идлиба», акцентируя внимание аудитории на незыблемости позиции командования САА даже на фоне угроз и ультимативной риторики со стороны главы оборонного ведомства Турции Хулуси Акара и президента Турецкой Республики Реджепа Эрдогана, реальный оперативно-тактический расклад в северо-западных районах идлибского театра военных действий продолжает оставаться крайне противоречивым.

Оперативно-тактический расклад на идлибском ТВД практически не оставляет Дамаску и Москве времени на размышления


В частности, несмотря на недавнее подавление огневых позиций военизированного исламистского формирования «Тахрир аш-Шам» в деревнях Кафр-Амма и Кафр-Даиль, наблюдаемое в данный момент успешное развитие наступления правительственных сил Сирии будет актуальным лишь до момента выхода штурмовых подразделений САА на восточные подступы к Кафр-Кармину, Турманину и Аль-Бейтаруну, являющиеся главными звеньями в спешном порядке возведённой первой линии обороны СВ Турции в северо-восточной части «идлибского гадюшника». Сложность прорыва данного оборонительного рубежа обусловлена сразу несколькими факторами оперативно-тактического характера.

Во-первых, возведением в трёх вышеперечисленных городах мощных укрепрайонов турецкой армии, располагающих не только стандартными наблюдательными пунктами со стационарными и мобильными комплексами оптико-электронной, радиотехнической и радиолокационной артиллерийской разведки, но и внушительными противотанковыми арсеналами на базе самоходных ПТРК TOW-2A/B, оснащённых противотанковыми управляемыми снарядами BGM-71E и BGM-71F, а также противотанковыми / многоцелевыми ракетными комплексами UMTAS/OMTAS. Как известно, первые обладают полуавтоматической системой управления по проводам, а также тандемными кумулятивными БЧ и боевыми частями типа «ударное ядро» с возможностью поражения устаревших ОБТ семейства Т-72Б, оснащённых ДЗ типа «Контакт-5» и не располагающих комплексами активной защиты.

Более передовые противотанковые управляемые реактивные снаряды противотанковых комплексов 3-го поколения UMTAS/OMTAS, разработанных турецким военно-промышленным концерном «Roketsan» и поступивших в серийное производство 24 августа 2018 года, оснащаются двухдиапазонными ТВ-/ИК ГСН нового поколения IIR, функционирующими в телевизионном и средневолновом инфракрасном (3—5 мкм) диапазонах. При этом средневолновой инфракрасный матричный фотоприёмник типа IIR («Imaging Infrared») может похвастаться наличием не только стандартного режима пеленгования, взятия на сопровождение и «захвата» наиболее теплоконтрастных участков танков и САУ противника (орудие в ходе активной огневой работы и моторно-трансмиссионное отделение), но и режимом формирования детального инфракрасного «портрета» цели с идентификацией наиболее уязвимых участков вражеского юнита.

Инфракрасные ГСН данного типа позволяют противотанковым ракетам UMTAS/OMTAS реализовать режим пикирования на цель под углами до 90 градусов (а в некоторых случаях и с выходом на отрицательные углы) на терминальном участке траектории, что можно пронаблюдать в демонстрационных видеоматериалах от «Roketsan», размещённых на «YouTube» в 2019 году. Логично предположить, что даже наличие комплексов активной защиты «Дрозд-2» и «Арена-М», радары наведения и транспортно-пусковые мортиры которых охватывают угломестный сектор в диапазоне лишь от 0 до 20°, не защитит сирийские Т-72А/М1/Б от новейших турецких ПТРК UMTAS/OMTAS.

Вторым и не менее существенным фактором, исключающим стремительный прорыв подразделений сирийской армии вглубь северных районов «Большого Идлиба», является малая географическая рассредоточенность укрепрайонов первой линии обороны СВ Турции и «Тахрир аш-Шам», возведённых в городах Кафр-Кармин, Турманин и Аль-Бейтарун. В отличие, к примеру, от опорных/наблюдательных пунктов ВС Турции № 9 и 10, удалённых друг от друга на десятки километров, вышеуказанные укрепрайоны расположены друг от друга на расстоянии не более 5—7 км, что полностью исключает возможность продвижения механизированных подразделений САА, минуя радиусы поражения ПТРК семейства TOW-2, UMTAS/OMTAS, противотанковой артиллерии, а также основных боевых танков M60T Mk.2 «Sabra», оснащённых 120-мм орудиями MG253 с весьма достойными баллистическими параметрами.

В-третьих, помимо вышеописанной первой линии обороны, инженерные подразделения турецкой армии возвели вторую и третью линии обороны, эшелоны укрепрайонов которых дислоцированы в городах Сармада, Эд-Дана, Телль-Адех, Теннурах, Эш-Шаюх Хасан, Зарзитах и Катурах. В окрестностях данных населённых пунктов развёрнуты батареи САУ Т-155 «Firtina» и РСЗО T-122 «Sakarya», операторы которых готовы с минуту на минуту включиться в контрбатарейную «пикировку» с артиллерийскими батареями Сирийской арабской армии. При этом не стоит забывать, что все огневые позиции турецкой артиллерии будут прикрываться многофункциональными истребителями F-16C Block 50+ ВВС Турции, оперирующими в режиме следования рельефу местности (скрываясь от российских С-400, развёрнутых близ АвБ «Хмеймим»), а также многочисленными средствами ПВО, включая модернизированный ЗРК «Hawk/-PIP-R».

Об этом свидетельствует недавняя передислокация в ил Хатай (в район турецко-сирийской границы) комплекса РЭБ «Koral», способного как осуществлять радиотехническую и радиоэлектронную разведку, так и частично прикрывать ограниченные сектора Идлиба от ПФАР-радаров Ш-141, установленных на многофункциональных истребителях-бомбардировщиках Су-34. Вывод: успешное подавление многочисленных укрепрайонов СВ Турции в так называемой идлибской зоне деэскалации, а также противодействие тактической авиации ВВС Турции (на фоне проведения наступательной операции САА) может быть осуществлено лишь при комплексном задействовании всех средств тактической авиации, дислоцированных на авиабазе «Хмеймим» в совокупности с недавно переброшенным на сирийский ТВД самолётом стратегической оптико-электронной и радиолокационной разведки Ту-214Р, располпгающим наиболее помехозащищённым в российских ВКС АФАР-радаром бокового обзора МРК-411.

Свою лепту может внести и предоставление командованию войск ПВО Сирии «зелёного света» на применение против турецкой авиации войсковых ЗРК «Бук-М2Э». Дальнейшее же прогнозирование сценариев развития ситуации на идлибском ТВД может быть объективным лишь после анализа результатов переговоров между высокопоставленными представителями российского и турецкого истеблишментов в Москве.

Let's block ads! (Why?)

 

Источник ➝

Аварийную посадку совершил вертолёт Yasur армии обороны Израиля

alt

Аварийной посадкой закончился полёт армии обороны Израиля. По последним сведениям, речь идёт о вертолёте «Ясур». Так в Израиле обозначаются вертолёты Sikorsky CH-53.

Пресс-служба ЦАХАЛ сообщила, что происшествие произошло накануне в центральной части Израиля, на не населённой местности. Утверждается, что экипаж принял решение об аварийной посадке в связи с выявленной технической неисправностью борта. К месту аварийной посадке незамедлительно была направлена бригада авиационных техников.

Примечательно, что в конце ноября прошлого года аварийную посадку совершал другой вертолёт Yasur ВВС ЦАХАЛ.

Тогда, как сообщалось, во время выполнения планового полёта загорелся двигатель, после чего пламя перекинулось на фюзеляж винтокрылой машины. Экипаж посадил вертолёт в пустыне Негев. В конце концов вертолёт выгорел полностью.

В результате аварийной посадки 5 апреля, как и той, которая осуществлялась в ноябре 2019 года, как утверждается, никто не пострадал. При этом отмечается, что перед вылетом вертолёт традиционно прошёл плановый осмотр технической службой базы ВВС страны. О том, были ли в ходе того осмотра, выявлены какие-то проблемы технического характера, не сообщается.

Для справки: Yasur Sikorsky CH-53 – транспортный вертолёт, экипаж которого составляет 3 человека. На борту имеется возможность размещения десанта численностью до 38 человек. Максимальная грузоподъёмность составляет около 5,8 тонн. В армии обороны Израиля вертолёты «Ясур» эксплуатируются с начала 1970-х.

Let's block ads! (Why?)

 

Пора использовать ситуацию для развития собственного промышленного производства

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх