Новые Як-130 ВВС Мьянмы

На странице "Myanmar Defence Weapons" в www.facebook.com появились фотографии двух недавно полученных ВВС Мьянмы из России очередных учебно-боевых самолетов Як-130. Самолеты имеют бортовые номера "1805" и "1806", что подтверждает получение Мьянмой к настоящему времени шести машин Як-130.


23559686_1473795206009778_7296059840248037066_n



Учебно-боевой самолет Як-130 ВВС Мьянмы (бортовой номер "1806") (с) www.facebook.com





Напомним, что 8 ноября 2017 года заместитель директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России (ФСВТС) Михаил Петухов заявил, что "в настоящее время на вооружении ВВС Республики Союз Мьянма состоят шесть единиц учебно-боевых самолетов Як-130. Поставку дополнительной партии в рамках контракта от 2015 года планируется осуществить в 2018 году".


Публично не афишировавшийся контракт на поставку Мьянме неназываемого количества самолетов Як-130 ("более десяти" - предположительно, 16) был заключен АО "Рособоронэкспорт" 22 июня 2015 года. Первые три самолета Як-130 постройки Иркутсккого авиационного завода ПАО "Корпорация "Иркут" по данному контракту были поставлены Мьянме в конце 2016 года и официально поступили в состав ВВС Мьянмы в феврале 2017 года, получив мьянманские бортовые номера "1801", "1802" и "1803" (предположительные серийные номера с 130.12.03-0101 по 130.12.03-0103).Теперь ВВС Мьянмы получили следующую партию из трех самолетов  - видимо, с бортовыми номерами "1804", "1805" и "1806" (предположительные серийные номера с 130.12.03-0104 по 130.12.03-0106).

Мьянма, таким образом, стала четвертым иностранным получателем самолетов Як-130 после Алжира (получившего 16 машин), Бангладеш (16) и Белоруссии (восемь единиц).


23559775_1473795229343109_5079236007981597637_n

Учебно-боевой самолет Як-130 ВВС Мьянмы (бортовой номер "1805") (с) www.facebook.com

Источник ➝

Госпрограмма развития экономики Украины: стратегия или фантазия

alt

Министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины Тимофей Милованов представил правительственную стратегию экономического роста страны, заявив, что ее выполнение в течение ближайших пяти лет должно обеспечить рост ВВП в 40%, создание множества новых рабочих мест и прочие достижения. Что ж, попробуем беспристрастно разобраться в том, насколько реалистично выглядят эти амбициозные планы.

Главным двигателем украинской экономики, по мнению Милованова и его коллег из кабмина, должны стать вложения, внешние и внутренние.

Планируется в ближайшие годы привлечь внушительную сумму в 50 миллиардов долларов. Вопрос: во что именно предполагаемые инвесторы будут вкладывать такие колоссальные суммы? В пояснениях министра с конкретикой негусто. Он говорит об инвестициях «в людей», «в технологии», «в рынки земли и капитала». С землей более или менее понятно: несмотря на колоссальное сопротивление абсолютного большинства сограждан, продавив законодательное обоснование для того, чтобы сельскохозяйственные угодья стали предметом купли-продажи, нынешняя власть рассчитывает неплохо заработать.

Однако это как-то не очень похоже на инвестиции. Скорее, напоминает распродажу последнего достояния, оставшегося у Украины. В презентованной Миловановым программе имеется много правильных обещаний вроде «создания справедливой конкурентной среды» на этом рынке и постановки непреодолимых заслонов «для рейдерства и коррупционных схем». Звучит привлекательно, однако идет в одном пакете с такими опциями, как «дерегуляция землеустройства» и «устранение Госгеокадастра от управления землями». Подобные кампании полного ухода от государственного контроля и регулирования чреваты как раз созданием идеальных условий для всякого рода махинаций и злоупотреблений.

Приватизация. Под нее в 2020 году на Украине готовят 5 крупных госпредприятий и три сотни мелких. При этом условие сохранения производственного профиля выкупленного объекта оговаривается только для предприятий, «включенных в высокотехнологичные цепочки прибавочной стоимости». Крайне расплывчатая формулировка, которую и трактовать, и обойти можно и так, и эдак. Кто будет решать – «в цепочке» тот или иной завод или фабрика и насколько эта «цепочка» является «высокотехнологичной»? Гарантии того, что приватизированные промышленные объекты не превратятся в новые ТРЦ или не будут просто снесены для освобождения земли под ту же жилую застройку, нет никакой.

Предусмотрены для инвесторов и дополнительные «бонусные» опции – вроде пятилетних «каникул от налога на прибыль» в случае вложения 10 миллионов долларов и более. А также некая не совсем понятная «инвест-няня», обещающая некие приятные, но туманные перспективы в виде «дополнительных стимулов» и «сопровождения проекта». Скорее всего, дело сводится к таким прозаичным вещам, как содействие выделению земли под проект, помощи в общении с местными чиновниками и прочему подобному. Вообще-то, во всем цивилизованном мире все это считается совершенно обыденными моментами взаимодействия государства с теми, кто планирует вкладывать деньги на его территории, тем более деньги немалые. Впрочем, вопрос скорее не в том, что Киев недостаточно активно готов «завлекать» зарубежных толстосумов, а в том, что у таковых могут возникнуть весьма серьезные сомнения относительно целесообразности вложений на Украине как таковых.

Промышленность страны по итогам 2019 года показала спад на 1,8%. Неблагоприятная (и пока что все ухудшающаяся в связи с эпидемией в Китае) конъюнктура на мировых рынках, искусственное укрепление гривны, замедление инфляции – все это привело к снижению объемов производства, практически во всех секторах. Инвестиционной привлекательностью украинская промышленность обладает более чем сомнительной. Крайне негативным фактором является и углубляющийся разрыв экономических связей с Россией. Именно это, кстати, по мнению многих экспертов, может весьма охладить и пыл потенциальных инвесторов: производить на Украине продукцию, чтобы потом везти ее куда-то через полмира, а не продать на рынке, находящемся буквально через границу - это нерентабельно и нелогично. Однако многочисленные ограничения на украинский экспорт в нашу страну могут просто не оставить другого выбора.

Еще один момент: господин Милованов говорит о необходимости более чем в два раза увеличить в стране инвестиции внутренние. Главным инвестором, естественно, должно выступать государство. Местные олигархи, что характерно, предпочитают вкладывать деньги как раз за границей. Однако на сегодняшний день, к примеру, бюджет Украины недовыполнен на сумму в почти 15 миллиардов гривен. Причины: все тот же спад производства, недополученные средства от налогов и акциза. Какие уж тут инвестиции? Концы бы с концами свести, вытянув обязательные программы и социальные выплаты!

Некоторые вещи, значащиеся в красочной презентации, которой сопровождалось представление программы, вообще противоречат реальности. К примеру, «усиление роли государственных банков» для «стимулирования экспорта». Но ведь госбанки кабмин собрался приватизировать! Или «инвестиции в человека», которые должны к 2024 году увеличить продолжительность жизни украинцев чуть ли не на пять лет. Это при нынешней медицинской реформе, в рамках которой сворачиваются все программы здравоохранения? А также намерения «сдавать в концессии» университеты и больницы. Это заставляет задуматься о том, понимают ли вообще у Милованова смысл слова «концессия», или же фантазии в кабмине превалируют над реальной стратегией.

Подобных сомнительных мест в программе вполне достаточно для того, чтобы ее предполагаемое исполнение вызвало серьезные сомнения.

Let's block ads! (Why?)

 

Документ разведки Нидерландов: MH17 летел вне зоны досягаемости ЗРК «Бук», отмеченных на картах

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх