Всегда Начеку предлагает Вам запомнить сайт «Все об оружии»
Вы хотите запомнить сайт «Все об оружии»?
Да Нет
×
Прогноз погоды
.

.

Лёгкие крейсера типа "Светлана". Часть 6. Выводы

развернуть

Лёгкие крейсера типа "Светлана". Часть 6. Выводы

Итак, до этого момента мы сравнивали крейсеры эпохи Первой мировой войны с той «Светланой», которая получилась, если бы корабль достроили по первоначальному проекту. Ну а сейчас мы посмотрим, каким этот крейсер встал в строй.


«Светлана» чуть-чуть не поспела на войну – если бы не февральская революция, крейсер, вероятно, все же вошел бы в состав флота к ноябрю 1917 г. Но этого не произошло, а после того как пал Моонзунд и создалась угроза захвата Ревеля (Таллина) немецкими войсками, корабль, загрузив заводским оборудованием и материалами для достройки, перевели на буксирах в бассейн Адмиралтейского завода. К этому времени готовность корабля по корпусу составляла 85%, а по механизмам – точно неизвестно, но не менее 75%. Несмотря на возобновление строительных работ, «Светлану», к сожалению, ввести в строй до конца войны так и не удалось, но все же крейсер пребывал в весьма высокой технической готовности.

Что и предопределило его достройку: 29 октября 1924 г Совет Труда и Обороны СССР утвердил доклад Высшей правительственной комиссии о выделении ассигнований на достройку головной «Светланы» на Балтике и, бывшего в высокой степени готовности, «Адмирала Нахимова» на Черном море. «Нахимов» (теперь уже – «Червона Украина») вступил в строй 21 марта 1927 г, а «Светлана» («Профинтерн») – 1 июля 1928 г.

Конструкция кораблей практически не претерпела изменения, и мы не будем повторяться, описывая ее, но вооружение и управление огнем крейсеров было модернизировано. Главный калибр остался тот же – 130-мм/55 орудие обр. 1913 г, как и количество стволов (15) но максимальный угол вертикального наведения увеличили с 20 до 30 град. Однако самой большой новацией оказался переход на новые типы снарядов. Вообще говоря, 130-мм артсистемы отечественного флота получили массу разных типов снарядов, включая и дистанционные, и ныряющие, и осветительные, но мы коснемся только тех, которые предназначались для поражения кораблей.

Если до революции 130-мм артиллерия использовала снаряды массой 36,86 кг с 4,71 кг взрывчатки, то Морские силы РККА (МС РККА) перешли на облегченные боеприпасы нескольких типов, причем их разнообразие поражает воображение. Так, например, на вооружение поступило два типа полубронебойных снарядов, один из которых содержал 2,35 кг ВВ (ПБ-46А, № чертежа 2-02138), а другой – всего лишь 1,67 кг. (ПБ-46, № чертежа 2-918А), при том что снаряд ПБ-46А был всего на 100 грамм тяжелее ПБ-46 (33,5 кг против 33,4 кг). Зачем были нужны два разных снаряда одинакового назначения – совершенно неясно. С фугасными снарядами такая же неразбериха. Флот получил фугасный Ф-46 (№ чертежа 2-01641) массой 33,4 кг с 2,71 кг ВВ и три (!!!) типа осколочно-фугасных снарядов. При этом два типа, имеющих одно и то же название ОФ-46, одну и ту же массу (33,4 кг), но разные взрыватели (оба могли использовать РГМ и В-429, но на один мог также ставится и РГМ-6, а на второй – нет) делались по различным чертежам (2-05339 и 2-05340) и имели сходное, но все же различное содержание ВВ 3,58-3,65 кг. Зато третий осколочно-фугасный снаряд, именуемый как ОФУ-46, имевший чуть меньшую массу (33,17 кг) и снабженный некоей переходной втулкой (что это такое, автор настоящей статьи разобраться не смог), имел всего только 2,71 кг ВВ.

И ладно бы эти снаряды принимались на вооружение последовательно, тогда изменение их характеристик можно было бы оправдать изменением технологий изготовления, материалов или взглядов на использование 130-мм артиллерии в бою. Так ведь нет же! Все вышеупомянутые снаряды считаются образца 1928 г, т.е. были приняты на вооружение одновременно.

Интересно, правда, что тот же Широкорад указывает только полубронебойный с 1,67 кг и осколочно-фугасный с 2,71 кг ВВ, поэтому нельзя исключать, что остальные либо не принимались на вооружение, либо не производились в заметных количествах. Но с другой стороны, работы того же Широкорада содержат, увы, много неточностей, так что на них как на истину в последней инстанции полагаться не следует.

В целом же можно констатировать, что со снарядами у советских 130-мм пушек получилась сплошная чересполосица, но все же некоторые выводы сделать можно. МС РККА перешли на более легкие, но при этом и менее могущественные снаряды с пониженным содержанием ВВ. Однако за счет этого они смогли существенно увеличить дальность стрельбы «Профинтерна» и «Червоны Украины».

Дело в том, что при угле возвышения 30 град старый, 36,86 кг снаряд, выпущенный со скоростью 823 м/сек? летел на 18 290 м (примерно 98 кабельтов), в то время как новые 33,5 кг снаряды с начальной скоростью 861 м/сек– на 22 315 м или чуть более чем на 120 кабельтов! Иными словами, с новыми снарядами дальность артиллерии «Профинтерна» вплотную приблизилась к возможностям тогдашних систем управления огнем корректировать стрельбу. Крайне сомнительно, чтобы какой-либо крейсер любой страны в конце 20-х, или 30-х годах пошлого столетия мог результативно вести огонь на дальность свыше 120 кбт.

У облегченных снарядов, конечно, были и другие плюсы. Расчетам было проще «кантовать» их, осуществляя заряжание, а кроме того, снаряды получались банально дешевле, что для небогатого на тот момент СССР было весьма существенно. Однако за всеми этими плюсами оставался (и по мнению автора – перевешивал их) тот минус, что могущество снарядов оказалось сильно ослаблено. Если при стрельбе старыми снарядами обр 1911 г «Светлана» превосходила «Данаю» в массе бортового залпа и в массе ВВ в бортовом залпе, то с новыми фугасными снарядами (33,4 кг, 2,71-3,68 кг масса ВВ) уже уступала по обоим параметрам, имея 268 кг бортового залпа против 271,8 кг при массе ВВ в нем 21,68-29,44 кг ВВ против 36 кг ВВ у англичан.

С другой стороны, английское 152-мм орудие, даже после увеличения угла возвышения до 30 град имело дальность стрельбы только 17 145 м или примерно 92,5 кабельтов. В гипотетической дуэли, и с учетом того, что дистанция эффективного огня всегда несколько меньше, чем максимальная дальность, это давало «Профинтерну» возможность вести достаточно точную стрельбу по английскому крейсеру на расстояниях как минимум 90-105 кабельтовых, не опасаясь ответного огня. В том случае, если СУО «Профинтерна» позволяло это делать, конечно, но к вопросу о СУО мы вернемся позднее.

Все вышесказанное касается также и британских послевоенных крейсеров типа «Е» - они получили дополнительное шестидюймовое орудие, но предпочли «истратить» его на усиление огня на острых курсовых и кормовых углах, исправляя тем самым, наверное, самый крупный недостаток «Данаи».



В результате бортовой залп «Эмералд» состоял из тех же шести 152-мм установок с теми же 30 град максимального угла вертикального наведения. Интересно, что ранее англичане на одном из крейсеров типа «D» испытали новый станок, с возвышением до 40 градусов, на котором 45,3 кг снаряд летел уже на 106 кабельтовых. Испытания были успешными, но на новые крейсеры все равно продолжали заказывать старые станки. Экономия? Кто знает…

Артиллерия первых американских послевоенных легких крейсеров великолепна, как по качеству 152-мм орудий, так и по их размещению на корабле. Один лишь взгляд на фотографию крейсера типа «Омаха» - и на ум сразу же приходит бессмертная фраза У. Черчилля:

«Американцы всегда находят единственно верное решение. После того, как перепробуют все остальные.»

Первое, что хотелось бы отметить – это превосходные качества американской 152-мм/53 пушки. Ее 47,6 кг фугасный снаряд с начальной скоростью 914 м/сек нес 6 кг взрывчатого вещества и летел на… а вот тут уже сложнее.

Все началось с того, что американцы, проанализировав морские бои Первой мировой, увидели, что легкий крейсер должен обладать способностью развивать сильный огонь в нос и корму, но и могучий бортовой залп ему не лишний. Решение было на удивление логично – за счет применения двухорудийных башен и двухэтажных казематов в носовой и кормовой надстройках и при доведении общего количества стволов до двенадцати, американцы в теории получали шестиорудийные залпы в нос/корму и восьмиорудийные – на борт. Увы, только в теории – казематы оказались неудобны, а кроме того, на корме еще и заливались водой, поэтому у значительной части крейсеров две кормовых шестидюймовки были сняты (позднее, корабли потеряли еще по паре шестидюймовок, но это было в том числе для того, чтобы компенсировать вес дополнительно устанавливавшейся зенитной артиллерии).

При этом орудия в башнях и казематах имели разные станки – первые имели угол возвышения в 30 градусов и дальность их стрельбы составляла 125 кабельтовых, а вторые – только 20 градусов и, соответственно, только 104 кабельтова. Соответственно, результативная стрельба из всех орудий крейсера возможна была приблизительно на 100 кбт или даже менее. Башенные орудия могли стрелять дальше, но один взгляд на расстояние между стволами

Лёгкие крейсера типа "Светлана". Часть 6. Выводы

Подсказывает, что орудия находились в одной люльке, а значит пристреливаться можно было разве только двухорудийными залпами (четырехорудийные давали бы большой разброс под влиянием расширяющихся газов из соседнего ствола), что сводило возможности пристрелки практически к нулю.

Но самое главное даже не в этом, а в том, что не видно ни одной причины, по которой «Омахи» могли избежать проблем, с которыми столкнулись крейсеры типа «Олег»: из-за разницы в станках башенных и прочих орудий, артиллеристы эти крейсеров вынуждены были управлять огнем башен отдельно от прочих палубных и казематных пушек. Справедливости ради нужно отметить, что автор нигде не читал о таких проблемах на «Омахах», но американцы (и не только они) вообще крайне неохотно пишут о недостатках своих конструкций.

Тем не менее, несмотря на все вышеперечисленные несуразности, в бортовом залпе «Омахи» имели 7-8 шестидюймовок, по мощи снаряда не уступающие, а по дальности стрельбы превосходящие британские. Соответственно, «Омахи» имели преимущество перед британскими «Эмералдом», а значит и над «Профинтерном»: только по дальности стрельбы «Профинтерн» превосходил американский легкий крейсер, но не настолько, как английский. Мы можем предположить, что в какой-то степени, это превосходство нивелировалось сложностью управления огнем башенных и казематных орудий, но все же это, пускай обоснованные, но только догадки.

А вот японский «Сендай» по мощности артиллерии «Профинтерну все же проигрывал. Из семи его 140-мм орудий в бортовом залпе могли участвовать шесть, а по своим характеристикам их снаряды сильно уступали британским и американским шестидюймовкам – 38 кг и 2-2,86 кг взрывчатки в них. При начальной скорости 850-855 м/сек и при угле возвышения 30 градусов (максимальный угол возвышения на японских легких крейсерах с палубными установками) дальность стрельбы достигала 19 100 м или 103 кабельтова.

Что касается зенитной артиллерии, то как ни странно, советские крейсеры, пожалуй, даже превосходили корабли своего класса в иностранных флотах. Мало того, что «Профинтерн» располагал аж девятью 75-мм пушками, так еще они имели централизованное управление! Каждое орудие было оснащено принимающими циферблатами, телефоном и звонковой сигнализацией.



«Омаха» располагала четырьмя 76-мм орудиями, «Эмералд» - тремя 102-мм и двумя 40-мм одноствольными «пом-помами» и 8 пулеметами «льюис» калибра 7,62 мм, «Сендай» - двумя 80-мм орудия и тремя пулеметами калибра 6,5-мм. При этом автору настоящей статьи ни в одном источнике не попадались сведения о том, чтобы указанные артсистемы иностранных кораблей имели централизованное управление, но даже если и имели, то все равно проигрывали «Профинтерну» по количеству стволов.

Впрочем, справедливости ради нужно сказать, что зенитная артиллерия первых советских крейсеров, хотя и была лучшей среди прочих, но все равно не давала сколько-то эффективной защиты против самолетов. 75-мм орудия образца 1928 представляли собой старые добрые 75-мм пушки Канэ, установленные «задом наперед» на станок Меллера, приспособленный для зенитной стрельбы и в целом артсистема получилась громоздкой и неудобной в обслуживании, отчего вскоре были заменены на 76-мм зенитки Лендера…

В части торпедного вооружения «Профинтерн» получил значительное усиление – вместо двух траверзных торпедных аппаратов он вошел в строй с тремя трехтрубными аппаратами образца 1913 г., правда кормовой аппарат довольно быстро сняли (на торпеды оказывало влияние возмущение воды от винтов), но затем добавили еще два. Тем не менее, несмотря на обилие торпедных труб, малый калибр торпед и их почтенный возраст (проектировались до Первой мировой войны) все равно оставляет советский крейсер в аутсайдерах. «Сендай» нес 8 труб умопомрачительных 610-мм торпед, «Эмералд» - три четырехтрубных 533-мм торпедных аппарата, «Омаха» при постройке получил два двухтрубных и два трехтрубных торпедных аппарата калибром 533-мм, но двухтрубные с них сняли почти сразу. Тем не менее, даже и с шестью 533-мм трубами «Омахи» выглядели предпочтительнее «Профинтерна»: впоследствии советский крейсер получил такое же вооружение, причем считалось, что использование 533-мм торпед вместо 450-мм полностью компенсирует двойное сокращение численности торпедных труб.

По скорости хода «Профинтерн», увы, переместился из абсолютных лидеров в абсолютные аутсайдеры. «Сендай» развивал до 35 узлов, «Омаха» - 34, «Эмералд» на показаниях продемонстрировал 32,9 уз. Что же до советских крейсеров, то они подтвердили заложенные в них по проекту характеристики: «Червона Украина» развила 29,82 уз, сколько показал «Профинтерн», к сожалению, не сообщается, источники пишут «свыше 29 узлов».

А вот по части бронирования, как это ни удивительно, «Профинтерн» остался в лидерах. Дело в том, что очень высокие скорости «Омахи» и «Сендая» достигнуты «благодаря» экономии на броне, в результате чего и у американского и у японского крейсеров цитадель защищала исключительно машинные и котельные отделения. Хуже всех была защищена «Омаха» - 76 мм бронепояс закрывался с носа 37 мм, а с кормы – 76 мм траверзами, поверх цитадели была уложена 37 мм палуба. Это давало хорошую защиту от 152-мм фугасных снарядов, но оконечности (в том числе – погреба боезапаса) были совершенно открыты. Башни имели 25 мм защиту, а казематы – 6 мм, тем не менее американцы почему-то считают, что казематы имели противоосколочное бронирование.


В этом варианте проекта "Омахи" башни еще отсутствуют, но длина цитадели видна хорошо

«Сендай» защищался более продуманно.



Протяженность его 63,5 мм бронепояса выше, чем у «Омахи», правда ниже ватерлинии он уменьшался до 25 мм. Бронепалуба простиралась дальше цитадели и имела 28,6 мм, но над погребами утолщалась до 44,5 мм, а сами эти погреба имели коробчатую защиту толщиной 32 мм. Орудия защищались 20 мм бронелистами, рубка – 51 мм. Тем не менее, и у «Сендая» имелись продолжительные и почти не защищенные оконечности.

Наилучшим образом бронирован британский «Эмералд». Его схема защиты практически дублировала крейсеры типа «D»



На протяжении трети длины корабль защищался 50,8 мм броней на 25,4 мм подложке (общая толщина – 76,2 мм), причем по высоте бронепояс доходил до верхней палубы, далее в нос броня (толщина указывается вместе с подложкой) уменьшалась сперва до 57,15 (в районе погребов боезапаса) и до 38 мм ближе к форштевню и вплоть до него. В корму от 76,2 мм пояса шла 50,8 мм защита, но заканчивалась, немного не доходя до ахтерштевня, впрочем, там корма имела 25,4 мм обшивку. Палуба также бронировалась 25,4 мм бронеплитами.

На этом фоне 75 мм бронепояс «Профинтерна» (на 9-10 мм подложке, т.е. с точки зрения британского метода расчетов толщин брони – 84-85 мм) протяженностью почти по всей длине корпуса, 25,4 мм брони верхнего бронепояса и две 20 мм бронепалубы выглядят куда как предпочтительнее.



Если оценивать шансы «Профинтерна» в бою один на один против соответствующих ему иностранных крейсеров (при условии равной подготовки экипажа и без учета возможностей СУО), то получается, что советский корабль вполне конкурентоспособен. В артиллерийском бою, по своим наступательно/оборонительным качествам, «Профинтерн», пожалуй, соответствует английскому «Эмералду» - чуть слабее артиллерия, чуть сильнее защита, а что до скорости, то сами англичане небезосновательно считали, что разница в скорости порядка 10% не дает особого тактического преимущества (правда, это относилось к линкорам). Все же указанные 10% (а именно настолько превосходил «Эмералд» в скорости советский крейсер) дают «британцу» возможность выйти из боя или догнать неприятеля по своему усмотрению, а такая возможность дорогого стоит. С учетом превосходства «Эмералда» в торпедном вооружении, он, безусловно, по совокупности своих характеристик сильнее «Профинтерна», но не настолько сильнее, чтобы последний совершенно не имел шансов в боевом столкновении.

Что же до «Омахи», то для нее артиллерийский бой с «Профинтерном» представлялся сплошной лотереей. Орудия американского крейсера более мощны, чем английские, в бортовом залпе их больше и все это не сулит «Профинтерну» ничего хорошего, тем более что превосходящая скорость «Омахи» позволяет ему диктовать дистанцию артиллерийского боя. Но проблема американского крейсера заключается в том, что пушки «Профинтерн» дальнобойнее, и на любой дистанции его фугасные снаряды представляют собой страшную опасность для небронированных оконечностей «Омахи» - собственно говоря, противостояние «Профинтерна» и «Омахи» сильно напоминало бы бои германских и английских линейных крейсеров эпохи Первой мировой войны. Поэтому, несмотря на всю мощь американского корабля, «Профинтерн» в артиллерийской дуэли все же выглядит предпочтительнее.

«Сендай» же уступает советскому крейсеру и в бронировании, и в артиллерии, поэтому исход их противостояния не вызывает сомнений – впрочем, с учетом того, что данный крейсер оптимизирован для лидирования эсминцев и ночных боев (в которых уже он будет иметь перед «Профинтерном» неоспоримые преимущества), это совершенно неудивительно.

Вне всякого сомнения, «Профинтерн» и «Червона Украина» достраивались не в силу глубокого анализа их ТТХ в сравнении с иностранными крейсерами, а потому что Морские силы РККА отчаянно нуждались в более-менее современных боевых кораблях, хотя бы даже и не лучших качеств. Но, тем не менее, именно избыточные по меркам Первой мировой войны размеры первых отечественных турбинных крейсеров теоретически позволяли им занять место «крепких середнячков» среди первых послевоенных крейсеров мира. Безусловно, с появлением легких крейсеров с артиллерией, размещенной в башнях, они быстро устарели, но даже и тогда не потеряли окончательно боевой ценности.

В годы Второй мировой войны и американцы, и англичане (про японцев не будем, все же для их конька – морских ночных боев те же «Сендаи» вполне годились и в 40-ых годах), конечно, старались держать свои «Омахи», «Данаи» и «Эмералды» подальше от активной боевой деятельности, поручая им второстепенные задачи – сопровождение караванов, ловля пароходов, перевозящих грузы в Германию, и т.д. Но при всем при этом британский «Энтерпрайз» имел весьма впечатляющий послужной список. Он участвовал в Норвежской операции британского флота, прикрывая «Уорспайт», высаживая десанты и поддерживая их огнем. Он находился в составе эскадры, осуществившей операцию «Катапульта», причем в самом «горячем» месте – Мерс-эль-Кебире. «Энтерпрайз» участвовал в эскортировании конвоев на Мальту, прикрывал авианосец «Арк Ройал» во время боевых операций, искал вспомогательные крейсеры «Тор», «Атлантис» и даже «карманный» линкор «Шеер» (слава Богу, не нашел). Крейсер спасал экипажи крейсеров «Корнуолл» и «Дорсетшир», после того как последние были уничтожены палубной авиацией.

Но настоящей изюминкой в боевой службе «Энтерпрайза» стало его участие в морском сражении 27 декабря 1943 г. В это время «Энтерпрайз» находился в распоряжении флота Метрополии и занимался перехватом немецких блокадопрорывателей, один из которых вышли встречать крупные силы немцев в составе 5 эсминцев типа «Нарвик» и 6 эсминцев типа «Эльбинг». Германский транспорт к тому моменту был уже уничтожен авиацией, которая впоследствии обнаружила также и немецкие эсминцы, и навела на них британские крейсеры «Глазго» и «Энтерпрайз».

Формально германские эсминцы имели преимущество и в скорости хода, и в артиллерии (25 149,1-мм и 24 105-мм орудия против 19 152-мм и 13 102-мм британских), но на практике не смогли ни уклониться от боя, ни реализовать свое огневое преимущество. В который уже раз выяснилось, что крейсер – намного более устойчивая артиллерийская платформа, чем эсминец, особенно в штормовом море, и при стрельбе на дальние дистанции.

Немцы вели бой на отходе, но англичане подбили два эсминца (ключевую роль здесь, по всей видимости, сыграла башенная артиллерия «Глазго»). Затем «Энтерпрайз» остался добивать «подранков» и уничтожил их оба, а «Глазго» продолжил погоню и утопил еще один эсминец. После этого крейсеры отступили, подвергшись атакам немецкой авиации (в том числе с использованием управляемых авиабомб), но вернулись домой с минимальными повреждениями. По другим данным, в «Глазго» все же попал один 105-мм снаряд.

На примере боевой деятельности «Энтерпрайза» мы видим, что даже старые крейсеры с архаичным по меркам Второй мировой войны расположением артиллерии в палубно-щитовых установках, все еще были кое на что способны – если, разумеется, своевременно проходили модернизацию. Так, например, успех британских крейсеров в бою с германскими эсминцами в известной мере предопределило наличие на английских кораблях артиллерийских радаров, каковой был установлен на «Энтерпрайз» в 1943 г.

Советские крейсеры также модернизировались как до войны, так и в ходе ее («Красный Крым»). Усиливалось торпедное и зенитное вооружение, устанавливались новые дальномеры. Так, например, первоначальный проект предусматривал наличие двух «9-футовых» (3 м) дальномеров, однако к 1940 г советские крейсеры имели один «шестиметровый», один «четырехметровый» и четыре «трехметровых» дальномера каждый. В этом отношении «Профинтерн» (точнее, уже «Красный Крым») обгонял не только «Эмералд» с его одним «15-футовым» (4,57 м) и двумя «12-футовыми» (3,66 м) дальномерами, но даже тяжелые крейсеры типа «Каунти», имевшими по четыре 3,66 метровых и один 2,44 метровый дальномеры. Зенитное вооружение «Красный Крым» в 1943 г включало в себя три сдвоенных 100-мм установки Минизини, 4 45-мм вездесущих 21-К, 10 автоматов калибра 37-мм, 4 одноствольных 12,7-мм пулеметов и 2 счетверенных пулеметов Виккерса того же калибра.

Однако крайне удивляет тот факт, что артиллерия крейсеров, как главный калибр, так и зенитная, даже в Великую Отечественную управлялась… все той системой Гейслера образца 1910 г.

Как мы уже говорили ранее, хотя система Гейслера была достаточно совершенной для своего времени, она все же не охватывала всего того, что должна выполнять полноценная СУО, оставляя часть расчетов бумаге. Она была вполне конкурентоспособна до Первой мировой войны, но крейсеры типа «Даная» получили лучшее СУО. А прогресс не стоял на месте – хотя в распоряжении конструкторов тех времен не было ЭВМ, но аналоговые приборы управления огнем были доведены до совершенства. В СССР были созданы великолепные автоматы центральной стрельбы ЦАС-1 (для крейсеров) и облегченные ЦАС-2 для эсминцев – с упрощенным функционалом, но даже в таком виде ЦАС-2 качественно превосходил систему Гейслера обр. 1910 г.

И то же самое нужно сказать об управлении зенитной артиллерией. Отсутствие современного счетно-решающего устройства привело к тому, что при наличии централизованного управления огнем оно фактически не применялось – артиллеристы попросту не успевали высчитать решения против скоростной авиации противника и передать его к орудиям. В результате управление зенитным огнем было «передано в плутонги» и каждый наводчик зенитного орудия стрелял так, как полагал нужным.

Все это сильно снижало боевые возможности «Червоны Украины» и «Профинтерна» по сравнению с кораблями аналогичного класса иностранных держав. У МС РККА была вполне реальная возможность повысить качество двух своих крейсеров, установив на них если не крейсерские ЦАС-1, то хотя бы ЦАС-2, проблем с этим не могло быть, в конце концов до войны СССР строил достаточно большую серию современных эсминцев и производство ЦАС-2 было поставлено на поток. Даже если предположить, что руководство флота сочло «Червону Украину» и «Красный Крым» окончательно устаревшими и годными только для учебных целей (а это не так), тогда тем более требовалась установка современной СУО - для тренировки артиллеристов. Да и вообще, ситуация, при которой корабль оснащается массой отличных дальномеров, его артиллерия усовершенствуется для стрельбы на дистанции свыше 10 миль, но при этом не устанавливается современная СУО, необъяснима и аномальна. Тем не менее, очень похоже на то, что именно так и было – ни один источник не сообщает о размещении на крейсерах ЦАС-1 или ЦАС-2.

В то же время «Эмералд» получил то же СУО, что и «Даная», а «Энтерпрайз» - уже лучшую аппаратуру, устанавливающуюся на британские послевоенные крейсеры. Нет никаких оснований считать, что у американцев с этим обстояло хуже, и все это нивелировало потенциальные преимущества, которыми обладали советские крейсеры на дальних дистанциях. К сожалению, приходится констатировать, что «крепкие середнячки» с учетом СУО оказывались слабее всех своих «одноклассников».

Впрочем, следует понимать, что противостояние «Профинтерна» с крейсерами ведущих морских держав мира было едва ли возможно – после Первой мировой и Гражданской войн молодой советский флот пребывал в самом плачевном состоянии, и имел только региональное значение. Тем не менее, по своему корабельному составу, советский флот довольно долгое время доминировал на Балтике – три «Севастополя», вне всякого сомнения, превосходили шесть старых броненосцев Веймарской республики и шведские корабли береговой обороны. Пока в строю германского флота из находился только «Эмден II», «Профинтерн» относительно свободно мог бы оперировать по всей Балтике, но увы – менее чем через 10 месяцев после вступления советского крейсера строй, германский флот пополнился первым легким крейсером типа «Кенигсберг», а в январе 1930 г их было уже три.



Это был уже совершенно иной противник. Германские крейсеры этого типа, вне всякого сомнения, были неудачными из-за крайней слабости корпуса, отчего впоследствии командование кригсмарине даже отдало приказ, запрещающий им выходить в море в шторм или при сильном волнении: «Кенигсберги», безусловно, не годились для рейдерства, но вполне могли оперировать на Балтике. Их протяженная цитадель из 50 мм бронеплит, за которыми были расположены еще и дополнительные 10-15 мм бронепереборки и 20 мм бронепалуба (над погребами – 40 мм), в совокупности с башенным размещением артиллерии давали хорошую защиту от главного «козыря» «Профинтерна» - фугасных 130-мм снарядов. Известно, что расчеты орудий в палубных установках несут огромные потери в артиллерийском бою, что неопровержимо доказало то же Ютландское сражение. Башни обеспечивают несоизмеримо лучшую защиту, потому что даже прямое попадание в нее вовсе не всегда заканчиваются гибелью расчета.

Девять германских 149,1 мм орудий, разгоняющих 45,5 кг снаряды до скорости 950 м/сек, безусловно превосходили артиллерию советского крейсера, в том числе и по дальности стрельбы. Три шестиметровых дальномера «Кенигсберга» превосходили возможности более многочисленных дальномеров с меньшей базой на «Профинтерне». Приборы управления артиллерийской стрельбой крейсеров типа «К» были, очевидно, совершеннее системы Гейслера обр. 1910 г. Все это, в сочетании с 32-32,5-узловой скоростью немецких легких крейсеров не оставляло «Профинтерну» надежды на победу.

Теперь даже дозорная служба при эскадре становилась для него непосильной, поскольку при встрече с легкими крейсерами неприятеля ему оставалось только максимально быстро уходить под прикрытие 305-мм орудий линейных кораблей. Выяснить положение вражеских главных сил «Профинтерн» мог лишь случайно, а удержать контакт, при сколько-то грамотной тактике немцев не мог совсем. В сущности, отныне его роль на Балтике сводилась разве что к прикрытию линкоров от атак эсминцев противника.

А вот на Черном море ситуация была совсем иной. Турция длительное время являлась для России, если так можно выразиться, естественным противником, поскольку интересы этих держав во многом пересекались. В Первую мировую войну определились основные задачи флота в боевых действиях против Турции. Флот должен был обеспечивать поддержку приморского фланга армии, высадку десантов, пресечение морского снабжения турецкой армии и срыв поставок угля из Зунгулдака в Стамбул. В Первую мировую войну у России на Черном море не имелось быстроходных крейсеров, при том что в составе турецкого ВМФ были такие выдающиеся (для своего времени) ходоки, как «Гебен» и «Бреслау», поэтому операции на турецких коммуникациях приходилось постоянно прикрывать тяжелыми кораблями. Черноморский флот тогда образовал три маневренные группы, во главе которых находились «Императрица Мария», «Императрица Екатерина Великая» и бригада из трех старых броненосцев – каждое из таких соединений могло дать бой «Гебену» и уничтожить, или как минимум прогнать его.

В 1918 г «Бреслау» погиб, подорвавшись на минах, но «Гебен» турки смогли сохранить. Поэтому перевод «Севастополя» (точнее, теперь уже «Парижской коммуны») и «Профинтерна» в известной мере позволяли флоту решать его задачи. «Профинтерн» и «Червона Украина» могли самостоятельно действовать у турецких берегов, не слишком опасаясь «Гебена», от которого они всегда могли уйти – скорость вполне позволяла. Постоянная поддержка «Парижской коммуны» им не требовалась. При этом, благодаря наличию дальнобойной артиллерии и вполне приличного бронирования, корабли этого типа могли также оказывать поддержу приморскому флангу армии, обстреливать вражеские позиции, да и рейды с целью перехвата транспортов с углем были им вполне по силам.

В годы Великой Отечественной крейсеры данного типа использовались весьма интенсивно. Так, например, «Красный Крым» за период с 23 августа по 29 декабря 1941 г провел 16 стрельб по позициям и батареям противника израсходовав при этом 2018 снарядов 130-мм (в ряде случаев стреляли также и «сорокапятки» 21-К), высаживал десанты, возил грузы в Севастополь и из него, конвоировал транспорты… Наиболее суровым для крейсера стал предновогодние 29 декабря, когда он свыше двух часов поддерживал огнем десант, находясь под артиллерийско-минометным обстрелом, кроме того, на начальном этапе по нему стреляли даже из пулеметов и винтовок. В этом бою крейсер израсходовал 318 130-мм и 680 45-мм снарядов, при этом в «Красный Крым» попали 8 снарядов и 3 мины, выведшие из строя три 130-мм орудия, убившие 18 человек и ранившие 46. В 1942 г «Красный Крым» тоже не бездельничал – так, с февраля по май он семь раз прорывался в осажденный Севастополь, доставляя пополнение и боеприпасы, забирая раненых. В целом за годы войны «Красный Крым» совершил больше походов, чем любой другой крейсер Черноморского флота и многократно оказывался под прицелом береговых артиллерийских батарей и самолетов противника. Тем не менее, корабль за всю войну ни разу не получил тяжелых повреждений, что, безусловно, свидетельствует о хорошей выучке его экипажа.



«Червона Украина» также сражалась с фашистами до самой своей гибели, но ее причины - вопрос для отдельной статьи и здесь мы его разбирать не будем.

В целом же о «Светланах» можно сказать следующее. Спроектированные как сильнейшие и быстроходнейшие легкие крейсеры мира, они оказались также и чрезвычайно дорогими, но благодаря этому могли неплохо выглядеть среди своих послевоенных «одноклассников». Как ни странно, руководство Морских сил РККА, приложив изрядные старания к тому, чтобы модернизировать эти корабли, не установили на них современные приборы управления огнем, без которых новые возможности крейсеров не могли использоваться в полной мере, отчего последние уступали практически любому иностранному крейсеру. Тем не менее, «Профинтерн» и «Червона Украина» были сосредоточены на Черном море, единственном театре, на котором и в существующем состоянии крейсеры могли принести пользу. Командование Черноморского флота, очевидно, не слишком опасалось потери старых крейсеров, поэтому использовало их более интенсивно, чем новые корабли и это позволило «Красному Крыму» и «Червоне Украине» снискать вполне заслуженную славу.

Список использованной литературы:
1. Балакин С.А. ""Профинтерн" и "Червона Украина": конструктивные особенности и внешние различия"
2. Донец. А "Крейсера алфавитных типов. Часть 1. Прямые потомки "скаутов". Крейсера типа "С""
3. Донец А "Крейсера алфавитных типов. Часть 2. Завершение линии "скаутов". Крейсера типов "D" и "Е""
4. Описанiе приборовъ управленiя артиллер. огнемъ образца 1910 г завода Н.К. Гейслеръ и К
5. Спесификацiя легкаго крейсера для Балтiйскаго флота типа "Бутаковъ"
6. Спесификацiя легкаго крейсера для Чернаго моря "Адмиралъ Лазаревъ"
7. Чернышев А. "Гвардейские крейсера Сталина - "Красный Кавказ", "Красный Крым", "Червона Украина""

а также материалы сайта http://wunderwaffe.narod.ru

 


Источник →

Ключевые слова: Дальномеры, Флот
Опубликовано 14.02.2018 в 15:00
1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии

Поиск по блогу

Последние комментарии

Валентин Щербаков
Читать

О сайте

Читать

Поиск по блогу