Всегда Начеку предлагает Вам запомнить сайт «Все об оружии»
Вы хотите запомнить сайт «Все об оружии»?
Да Нет
×
Прогноз погоды
.

.

Прохоровская трагедия советских танкистов

развернуть

Знаменательная дата — 12 июля 1943 года. 85 лет назад состоялось одно из крупных танковых сражений Великой Отечественной войны: на южном фасе Курской дуги, под Прохоровкой. В советской военной историографии этот эпизод преподносился как победа советских танкистов во встречном сражении с немцами, в котором с двух сторон участвовало до 1500 танков.


Прохоровская трагедия советских танкистов

Проведенные историками исследования архивных документов покали, что это далеко не так. Многие факты и промахи высшего военного командования просто скрывались и преподносились в искаженном свете. Попытка объективно исследовать этот вопрос на основании архивных советских и немецких документов, а также воспоминаний участников этого противостояния предпринята историком Валерием Замулиным в его книге «Прохоровское побоище».

Пользуясь материалами этой книги, хотелось бы кратко напомнить о трагических страницах тех дней войны, когда из-за амбиций или неумелого руководства войсками расплачивались своими жизнями тысячи советских танкистов. Места этих сражений и для меня знаковые, я родился на Курской дуге в послевоенное время, и моими игрушками в детстве были мины и снаряды, которые мы собирали на окраинах города.

Была уже середина 50-х, а эти «игрушки» почему-то никто не убирал, слишком много их было в этих местах. Потом они быстро исчезли, но воспоминания о них крепко врезались в память. В 43-м немцы рвались в направлении города, где находился штаб Воронежского фронта. Под Яковлево 1-я танковая армия Катукова остановила немцев, они вынуждены были развернуться в направлении на Прохоровку.

Вклинившись на 30-35 км в советскую оборону и прорвав два оборонительных рубежа, немцы подошли к Прохоровке и готовы были танковыми клиньям прорвать третий оборонительный рубеж и выйти на оперативный простор для охвата Курска с востока..

От Ставки это направление курировал начальник Генерального штаба Василевский. Он обратился к Сталину с предложением усилить Воронежский фронт 5-й гвардейской танковой армией под командованием Ротмистрова и 5-й гвардейской армией под командованием Жадова, перебросив их с резервного Степного фронта.

Это предложение было принято. Танкисты Ротмистрова, успешно совершив 230-километровый марш, к 9 июля были сосредоточены в районе Прохоровки. Две армии вместе с другими соединениями составляли почти 100-тысяную группировку. Танковая армия Ротмистрова имела в своем составе 931 танк, в том числе 581 Т-34 (62,4%) и 314 Т-70 (33,7%). Наличие большого количества легких танков Т-70 существенно снижало боеспособность армии.

С немецкой стороны под Прохоровкой им противостояли два немецких танковых корпуса, имеющих в своем составе три отборных танковых дивизии СС Лейбштандарт, Дас Райх и Мертвая Голова. У немцев было 294 танка, в том числе 38 Тигр и даже 8 захваченных Т-34. Эти силы и столкнулись 12 июля в танковом сражении, соотношение в танках было 3:1 в нашу пользу.

После анализа сложившейся обстановки Василевский и командующий Воронежским фронтом Ватутин 9 июля приняли решение нанести основной контрудар под Прохоровкой силами танковой армии Ротмистрова и два вспомогательных на левом и правом флангах. Планировалось разгромить немецкую группировку и отбросить ее к позициям на начало наступления.

Развертывание танковой армии в боевые порядки планировалось произвести южнее и юго-западнее Прохоровки, где местность позволяла сконцентрировать такую массу танков и в процессе контрудара выйти на оперативный простор в направлении Яковлево. На момент принятия решения о контрударе немецкие группировки находились на расстоянии примерно 15 километров от Прохоровки и такое решение было оправданным.

В следующие два дня перед контрударом оперативная обстановка резко изменилась не в пользу планов советского командования. Местность в районе Прохоровки характеризовалась наличием глубоких оврагов с боковыми отрогами, заболоченной поймой реки Псел, крутой насыпью железной дороги, грейдерной дорогой на Прохоровку и заранее вырытым противотанковым рвом.

Всем этим немцы успешно воспользовались и 10-11 июля провели ряд тактических наступательных операций, значительно улучшивших их оперативную обстановку и поставивших под угрозу планы советского командования по нанесению контрудара.

Прохоровское сражение началось 10 июля наступлением танковой дивизии СС Лейбштнадарт на тактически важный участок фронта в районе хутора Ивановский Выселок. Это был перекресток грейдерной дороги на Прохоровку и дорог на Беленихино и Сторожевое, здесь же был изгиб железной дороги. Быстрый захват этого узла позволял, прикрывшись железнодорожной насыпью и лесополосой, организовать наступление на Прохоровку.

Немцы отлично организовали эту операцию. Ночью саперы проделали проходы в минных полях, на рассвете диверсионная группа проникла на наш опорный пункт, уничтожила линии связи, повредила часть техники, захватила спящего комбата и вернулась на свои позиции. Утром началось немецкое наступление, батальон не открывал огня, видя что немцы идут на мины. Они не знали, что мин там уже нет, танки стремительно ворвались на опорный пункт и полностью разгромили его.

Развивая успех, немцы с ходу захватили Ивановский Выселок, часть плацдарма южнее Прохоровки, с которого должна была разворачиваться танковая армия Ротмистрова, перекресток грейдерных дорог и перерезали железную дорогу. Это был первый тактический успех немцев в Прохоровском сражении, позволивший им продвинуться на 3-3,5 км и резко усложнивший нанесение нашего танкового контрудара.

Прорыв и продвижение немцев на Прохоровку удалось приостановить и не позволить им прорвать третий оборонительный рубеж, но попытки до конца дня восстановить прежнее положение на тактически важном участке фронта, в том числе с использованием значительных танковых сил, ни к чему не привели. Понеся большие потери, советские войска перешли к обороне.

В ночь на 10 июля спешно организовывалась оборона на новых позициях. Организовать плотную и сплошную линию обороны советскому командованию не удалось, чем не преминули воспользоваться немцы на следующий день.

Для советского командования крайне важно было не допустить захвата совхоза «Октябрьский» и закрепления немцев в районе высоты 252.2, являющейся ключевым узлом обороны перед Прохоровкой. Захват этой высоты грозил развалом обороны на этом участке фронта и облегчал продвижение немцев на восток. Понимая значение этого узла обороны, немцы начали наступление именно здесь.

Получив тактическое преимущество с выходом к железной дороги, немцы сделали второй шаг – организовали рано утром 11 июля наступление на эту высоту. Прикрываясь железной дорогой и лесополосой, немцы вдоль грейдерной дороги Яковлево – Прохоровка значительными силами пехоты и танков в полдень взяли высоту. Они с ходу преодолели единственный танко-проходимый участок шириной примерно 1 км от противотанкового рва до железной дороги и устремились вглубь нашей обороны.

Углубились на 8 км немцы вышли на южные окраины Прохоровки и полностью захватили плацдарм для развертывания танковых корпусов Ротмистрова. Контратаками удалось только не допустить расширение прорыва, вытеснить противника из окрестностей Прохоровки и не допустить ее сдачи. Восстановить положение и вернуть утраченные позиции не удалось. К концу дня вглубь советской обороны врезалось «узкое горло», острие которого упиралось в Прохоровку, и немцы начали усиленно его укреплять.

За несколько часов до контрудара советское командование оказалось перед дилеммой, что делать дальше. Для контрудара был собран мощный бронетанковый кулак и ждал команды, но плацдарм, с которого он должен начинаться, захватил противник и другого подходящего на этом участке фронта нет.

Начинать операцию в сложившихся условиях и разворачивать танковые корпуса фактически перед передним краем противника было очень опасно, слишком высока была вероятность уничтожения танков, не успевших развернуться в боевые порядки.

Несмотря на усложнение обстановки, Василевский и Ватутин решили все-таки контрудар нанести. Решение об усилении группировки фронта двумя армиями и нанесении контрудара по наступающим войскам противника было принято по предложению Василевского. После неудач по сдерживанию наступления противника он, по всей видимости, не решился выходить в Ставку с предложением отменить уже запланированную операцию.

Танковая армия должна была решить две задачи, взломать оборону противника и уничтожить его ударную группировку. То есть танковую армию бросили не в прорыв, а на проламывание обороны противника. Ротмистров решил раздавить неприятеля массированным танковым ударом на узком участке, решив бросить туда с незначительным интервалом четыре танковые бригады и полк самоходок.

Подготовка контрудара велась в сжатые сроки, за два дня невозможно было качественно подготовить столь сложную операцию и не все было учтено и проработано. Тем более что противник серьезно усложнил задачу, захватив намеченный для развертывания плацдарм.

Контрудар наносился силами трех танковых корпусов, имеющих в строю 538 танков. В первом эшелоне должны были идти 368 танков двух танковых корпусов, при этом в одном было 35,5%, а в 38,8% легких танков Т-70. Этот танк с легким бронированием и слабым вооружением не способен был на равных бороться ни с одним из немецких танков. Наступать танкисты должны были в узкой полосе между рекой Псел и железной дорогой и при столкновении с противником это неизбежно должно было привести к перемешиванию боевых порядков корпусов, что и произошло.

Единого ударного кулака двух корпусов на узком участке создать было невозможно. Тем более что в конце этого «коридора» было естественное препятствие – глубокий овраг, сузивший полосу наступления на 2 км. Сразу после его прохождения боевые машины попадали под огонь противника, который находился в 300–500 м от оврага. Для того чтобы развернуться в боевой порядок или набрать скорость для рывка, не было места даже одной танковой бригады, не говоря о целом корпусе.

Ночью перед контрударом немцы прорвались в направлении на Корочу, начало контрудара пришлось перенести с 3.00 часов на 8.30 и часть средств танковой армии, 161 танк и два полка артиллерии, Ротмистрову пришлось отдать на ликвидацию прорыва.

Перед атакой танков пехота попыталась выбить немцев и расширить узкое горло перед высотой 252.2 для прохода танков, но все попытки оказались безуспешны. Немцы, захватив плацдарм, за ночь серьезно укрепили его противотанковами средствами и хорошо подготовились к атакам советских танкистов. Высокая насыщенность огневыми средствами немецкого рубежа обороны и умелая организация системы огневого противодействия явились одной из главных причин разгрома советских танковых корпусов.

Танкисты Ротмистрова утром 12 апреля должны были идти в лоб на линию обороны немцев насыщенной танками, артиллерией, штурмовыми орудиями, истребителями танков и тяжелыми минометами. Всего на этом участке протяженностью 6,5 км было сосредоточено до 305 орудий и минометов всех типов. При такой убийственной обороне танковые корпуса, зажатые с двух сторон рекой и железной дорогой, пошли в атаку, обрекая себя на неминуемый разгром.

Оперативную обстановку, сложившуюся ночью перед контрударом, а также то, как закрепился противник на достигнутых рубежах, советское командование не знало. Разветвленная разведка не велась и детальной картины состояния противника перед фронтом танковой армии в момент начала контрудара у командования не было.

Окончание следует…

 


Источник →

Ключевые слова: Бронетехника, Книги
Опубликовано 12.07.2018 в 05:17
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Алексей Т.
Алексей Т. Сергей Сергей 13 июля, в 09:27 Учите историю настоящим образом - К началу войны в составе ЮЗФ (до 22 июня - КОВО) находилось 8 мехкорпусов,
-------------------
Вот и займитесь ее изучением настоящим образом.
На 22 июня в составе КОВО были: 4-й, 8-й, 9-й, 15-й, 16-й, 19-й, 22-й, 24-й МК. Всего восемь.
Из них, в контрударе под Дубно принимали участие пять: 8-й, 9-й, 15-й, 19-й, 22-й мехкорпуса.
Как там могли погибнуть 10 мехкорпусов объяснить сможете?
Текст скрыт развернуть
0
Вук Вуц
Вук Вуц 12 июля, в 12:08 Трагедия у Прохоровки может быть легко объяснена,  если подойти к делу честно и непредвзято. 
Но тогда требуется признать,  что наши потери в этом бою были в несколько раз больше немецких, а отсюда, у некоторых,  возникают опасные вопросы: "А победа ли это?" ,  " а правы ли наши командиры кинувшие людей в мясорубку?"... и другие...
Немцы в том бою заняли выгодную позицию позволявшую расстреливать широким фронтом наши танки выходившие на поле боя из узкой горловины балки...  технически немцы могли уничтожать наши танки с 2000 м тогда как для наших Т-34 было необходимо подойти на расстояние 500 м. 
Эти два обстоятельства обусловили высокие потери.
Но одновременно заняв выгодную позицию немцы вынуждены были остановить наступление - сдвинуть танки с этого места они уже не могли потому что попали в "цунг-цванг" - немецкий шахматный термин означающий позицию при которой абсолютно любой ход ведет к ухудшению позиции. 
В итоге да - мы понесли тяжелейшие потери,  но мы выиграли не только сражение, а всю битву,  потому, что немецкий план наступления был сорван окончательно.  
Текст скрыт развернуть
12
Сергей Сергей
Сергей Сергей Вук Вуц 12 июля, в 13:19 Ох-ты какие замечательные адвокаты у Василевского бросившего танкистов Ротмистрова на погибель в убойную контратаку - с одной целью остановить немцев-и всё вроде замечательно - но тут же есть другой пример- в этом сражении - сутками или 2-мя раньше он пытался так поступить с танкистами Катукова - не принял его возражений что немцы обладают значительным преимуществом техническим Тигров над Т-34 и атаковать их в лоб - нести огромные потери и немцев не остановить - нужно как под Москваой в 1941 году бить их из засад, заманивать в огневые мешки на мины и тогда Катуков через его голову - обратился напрямую к Сталину и Сталин  встал на сторону Катукова...А Ротмистров выполнил приказ не рассуждая... Текст скрыт развернуть
2
brigadier21 Snytsarienko
brigadier21 Snytsarienko 12 июля, в 16:19 Добавлю от себя - в экипажи тяжёлых танков набирали только опытных танкистов, прошедших не одно танковое сражение и обладавших высочайшей квалификацией. Можно сказать, что под Прохоровкой наши выбили элиту панцерваффе, а позже - на Кубани разделали элиту Люфтваффе. После пленения Паулюса это был второй лютый удар по военной машине рейха. Текст скрыт развернуть
7
Fedor Sergeev
Fedor Sergeev Сергей Сергей 12 июля, в 21:23 А что против Рокоссовского было меньше танков, или ему дали две гав. танковых армии?
Текст скрыт развернуть
0
Сергей Сергей
Сергей Сергей Fedor Sergeev 13 июля, в 03:26 Рокоссовский  танковые армии не бросал на своём Северном фасе в убийственные контратаки. Ему хватило для понимания качественного преимущества немцев в технике 1-ой неудачной контратаки : "..на рассвете 6 июля в наступление – после артподготовки – пошел только 16-й танковый корпус 2-й танковой армии, имевший в своем составе около 200 танков. Удар пришелся на позиции 47-го ТК, и был встречен танками «Тигр» из 505-го батальона тяжелых танков. Потеряв в бою 69 танков, 16-й танковый корпус отошел к позициям 17-го Гвардейского стрелкового корпуса 13-й армии вокруг деревни Ольховатка, через которую проходил второй рубеж обороны". После этого 47-й ТК – также после проведения артподготовки – сам атаковал в направлении на Ольховатку, выдвинув вперед 24 оставшихся в строю «Тигра». Эта атака была отбита с большими потерями для немцев. В 18:30 на позиции 17-го Гвардейского стрелкового корпуса вышел 19-й танковый корпус РККА, еще более усилив оборону. Кроме этого, по приказу Рокоссовского большая часть исправных танков была размещена в специальных окопах, что уменьшило их уязвимость. Одновременно с Ольховаткой были атакованы Поныри, защищаемые 307-й стрелковой дивизией 29-го стрелкового корпуса РККА. Эта атака проводилась силами одной танковой и трех пехотных дивизии Вермахта (9 тд, 292-я и 86-я пд, 78-я штурмовая дивизия)соответственно), однако выбить защитников Понырей с их сильно укрепленных позиций не удалось." Он  практически точно предопределил все направления немецких ударов и немец у него не смог прорвать основную линию обороны - вклинился на 10-15 км.; " Главный удар на северном фасе был нанесён в направлении Ольховатки. Не достигнув успеха, немцы перенесли удар в направлении Понырей, но и здесь не смогли прорвать советскую оборону. Вермахт смог продвинуться лишь на 10—12 км, после чего уже с 10 июля, потеряв до двух третей танков, 9-я немецкая армия перешла к обороне." Текст скрыт развернуть
1
Олег
Олег 12 июля, в 12:11 Для афтора главное все обосрать.  Он сам хде тогда был? Текст скрыт развернуть
5
Сергей Кузьменко
Сергей Кузьменко Олег 12 июля, в 20:11 Почитай Манштейна , а не сказки Хрущева. Текст скрыт развернуть
-1
Олег
Олег Сергей Кузьменко 12 июля, в 21:14 Почему Манштейна, а не сразу Гитлера? Текст скрыт развернуть
1
Сергей Кузьменко
Сергей Кузьменко Олег 12 июля, в 21:47 Сразу я, как советский человек, немцу не поверил, но оказалось , что он врал намного меньше наших ! Текст скрыт развернуть
-3
Олег
Олег Сергей Кузьменко 12 июля, в 21:54 Как же это оказалось? Ты пошел в архивы Рейхсвера и  Минобороны РФ, копался там  лет 10  изучил и сопоставил  тысячи документов и пришел к выводу, что немец врал меньше ваших.  Ну и хде твоя монография по итогам  работы с первоисточниками? Очень интересно  почитать. Текст скрыт развернуть
1
Сергей Кузьменко
Сергей Кузьменко Олег 13 июля, в 12:45 Ну во первых я с Вами не знаком , это про ты. Манштейн описал всё в потерянных победах и воевал он в вермахте, а наши командующие писали мемуары в открытой печати и за 50-лет их прочитано немало. Манштейна начал читать из-за Крымского фронта, наши обходили его стороной, было от чего оказалось! Текст скрыт развернуть
1
Эдуард Халилов
Эдуард Халилов 12 июля, в 15:49 Очередной "ИСКСПЕРД"  начинает жевать говно. Жуй на здоровье, но только без нас. Текст скрыт развернуть
6
Шамиль Гайсин
Шамиль Гайсин 12 июля, в 16:07 Это был последний бой, когда РККА воевал без разведки.
.
Потом без разведки воевали только танковые части Вермахта - до конца войны.
Текст скрыт развернуть
3
Сергей Вест
Сергей Вест 12 июля, в 18:50 Есть тактика. Есть стратегия. Текст скрыт развернуть
0
вячеслав харченко
вячеслав харченко 12 июля, в 18:51 75 лет. Текст скрыт развернуть
1
Евгений Сорвихин
Евгений Сорвихин 12 июля, в 23:23 Очередной "эксперд". 85/75 и тд. и тп. Начинают сразу терзать глубокие сомнения в его познаниях , а точнее, в изучении каких - то исторических или документальных источников. 
Текст скрыт развернуть
0
Алексей Захаров
Алексей Захаров 13 июля, в 09:08 Икс-Перд, который и по-русски без ошибок не может, - ну не смешон ли???
Любой серьезный историк, либо другой ученый, не позволит себе ни одной - ему просто интеллекта даже в фоне хватит, без ошибок обойтись.
А этому, стало быть, не хватает.))
Читайте, братцы, бесплатный цирк...
Текст скрыт развернуть
0
alexandr_koman@mail.ru Комиссаров Александр
alexandr_koman@mail.ru Комиссаро… 13 июля, в 16:10 Мужики! Хватит собачиться! Историю и сейчас переписывают, кому только не лень! Мой отец прикрывал Курскую дугу зенитчиком во 2-й зенитно-артиллерийской дивизии резерва Главного командования. Туда стягивали ВСЕ войска и не только танки! Наша авиация уже начинала господствовать в воздухе и танковые армии НЕ РАЗБОМБИЛИ в маршевых колоннах на подходе, как в 42-м! А итоги битвы на Курской дуге потом мой отец (лектор-международник) доводил на юбилеях по своим военным данным. Эта лекция у меня до сих пор хранится!!!
Текст скрыт развернуть
2
brigadier21 Snytsarienko
brigadier21 Snytsarienko 14 июля, в 08:18 Александр, если у вас наличествует печатная версия лекции, то буду весьма Вам признателен если Вы вышлете мне на "мыло" её в ксерокопированном варианте!! Адрес "мыла" - Brigadier21@mail.ru Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Комментарии с 1 по 20 | всего: 35

Поиск по блогу

Последние комментарии

Александр Чалов
Читать

О сайте

Читать

Поиск по блогу